Анатолий Несмиян. Тупики и выходы. Часть вторая

Анатолий НесмиянВ предыдущей части я написал: «…постановка задачи в общем виде вполне очевидна: выработка новой онтологии, картины нового будущего, в которое успеют перейти ныне живущие…»

Прежде чем перейти к содержательной части, нужно решить сугубо технический вопрос: кто будет решать эту задачу? Кто ее будет ставить, исследовать, создавать проект и выдавать готовое решение?

В нормальной стране за эту работу отвечает элита. Это ее ответственность — перед страной, народом, будущими поколениями. И вот здесь нас ожидает неприятное открытие, связанное с тем, что в современной России такой общественной группы населения, такой страты общества просто нет. Есть люди, управляющие страной. Однако качество управления таково, что вынуждает задаться все тем же знаменитым вопросом: «Вы еще подумайте, чья это элита».

Понятно, что это пока лишь слова. Бездоказательное утверждение. Наверное, пришло время и доказательств.

Евгений Гонтмахер, которого сложно упрекнуть в неприятии нынешней социальной и экономической системы в России, в январском интервью «Ленте.Ру» сказал: «…За счет сверхвысоких цен на нефть и газ за последние лет 12-13 мы получили несколько триллионов долларов…»

Есть разные оценки, касающиеся туманной цифры «несколько». Оценка в 2,5 триллиона, оценка в 5,5 триллионов. Называются промежуточные числа. Однако порядок понятен — не один, и даже не два триллиона. Сколько это — «несколько триллионов»? Много это или очень много?

В начале семидесятых годов 20 века СССР за шесть лет построил крупнейший по многим показателям автомобильный завод «Камаз». С нуля. В чистой и продуваемой всеми ветрами лесостепи. Семь заводов плюс десятки смежных производств по всей стране. Полумиллионный город со всей инфраструктурой и местной промышленностью. Окружил город сельскохозяйственными предприятиями, обеспечивающими его продовольствием. Подготовил десятки тысяч специалистов. Ну, и так далее. Всего на стройку было потрачено приблизительно 4-5 миллиардов долларов. Сумма в долларах называлась еще в советское время, что было вполне оправдано — значительная часть оборудования закупалась, как тогда говорили, «по импорту». В итоге всю сумму просчитали как в рублях, так и в долларах.

Понятно, что тогдашний доллар был «тяжелее» нынешнего в разы. Не будем скупиться — на порядок. В десять раз. То есть, завод с численностью рабочих мест в 100 тысяч человек и городом в 500 тысяч человек (это не считая смежников по регионам) обошелся в 50 миллиардов сегодняшних долларов. Кстати, вполне сопоставимо — на Олимпиаду-14 бухнули столько же. С учетом того, что на ней украли не менее половины, цифры и объемы вполне сходятся. Другой вопрос, что завод дает продукцию, а спортивные гипер-объекты генерируют в основном прямые убытки.

Говоря иначе — имея один (!) триллион долларов, можно построить двадцать крупнейших заводов с числом рабочих мест в 20 миллионов и сопутствующие им города на 100 миллионов жителей. С нуля. В голой степи.

Понятно, что имея только один триллион, такую программу не потянуть — нет таких мощностей стройиндустрии, нет соответствующей инфраструктуры, нет транспорта, управленцев, специалистов, все это нужно развивать параллельно. Ну так и триллион ведь не один — читайте Гонтмахера. И на стройиндустрию, и на инфраструктуру, и на много чего еще важного — вполне достаточно. Да никто и не гонит — не нужно за шесть лет, можно и за 12, и даже за 15. Советские пятилетки вводили в строй по 2000 крупных предприятий, так что 200 крупнейших за 10-15 лет вполне по силам даже сегодняшней России.

Собственно, вот что такое те 3,5 триллиона долларов, которые манной небесной упали в руки нынешнего руководства страны начиная с нулевого года. А теперь давайте посмотрим на итоговый результат.

Только за 10 последних лет в России число крупных и средних промышленных предприятий сократилось со 100 тысяч до 60. Минус 40 тысяч. За 10 лет. Примерно по 4 тысячи ежегодно — по 10 предприятий ежедневно шли под нож. Каждый день на протяжении последних 10 лет. 40 тысяч крупных и средних предприятий — это приблизительно 20 миллионов рабочих мест. Это пустеющие и деградирующие города — особенно малые и средние, это умирающая деревня, это «схлопывание» инфраструктуры и резкая деградация всей социальной сферы. Это прямое следствие уничтожения промышленности. Нет производства — нет всего остального.

Количество предприятий в России

То есть — вместо создания 20 миллионов новых рабочих мест нынешнее руководство России убило 20 миллионов имеющихся. Вместо создания новых городов и освоения гигантской территории — проект 20 агломераций (кстати, в декабре этого года он будет рассматриваться правительством), суть которого — концентрация населения на 5-7 процентах площади страны, остальная территория превращается в Дикое поле.

Я не задаюсь вопросом — а куда же делись эти триллионы, если результат деятельности руководства страны не просто нулевой, а резко отрицательный. Этот вопрос нужно будет задавать — но не в частном порядке и не в публицистическом запале. Это вопрос следствия, на который должен ответить приговор, и забегать вперед я не вижу ни малейшего смысла. Боюсь, что даже в самых смелых предположениях мы не можем представить себе, что вскроется, когда дело дойдет до настоящих вопросов и ответов на них.

Меня в данном случае интересует лишь небольшой и практически частный момент: способно ли такое руководство страны даже отдаленно считаться ее элитой, может ли оно разрабатывать принципиально иное, нелюдоедское, видение будущего?

Думаю, нет.

Нет потому, что еще 25 лет назад был дан ответ на главный вопрос: Зачем? Для чего? Для кого?

Это самый важный вопрос, который отличает человека от зверя. «Для чего я живу?» Для страны этот вопрос также имеет ключевое, основополагающее значение — «Справедливость для всех или справедливость для избранных».

В стране, в которой 80 (а возможно, и того больше) процентов национального богатства принадлежит одному проценту населения, ответ на этот вопрос очевиден — для избранных. И только для них. Остальные проценты и десятки миллионов — лишний балласт, никчемные и ненужные люди, мусор.

«Избранные» никогда и ни при каких обстоятельствах добровольно не отдадут то, что ими украдено у народа и страны. Если потребуется — они не дрогнув, убьют половину населения, чтобы защитить свое право владеть украденным. Это не фигура речи — взгляните на Украину. Именно это там и происходит. Население страны, обворованное и оболваненное, отвлечено на миллион важных проблем типа войны с загарбныкамы, сэпаратыстамы и прочей ватой. И все лишь для того, чтобы не задаться главным вопросом — кто их обокрал и сбросил в кромешную нищету и безнадегу. Если кто-то думает, что в России это будет происходить иначе — тот явно наивен и глуп.

Возвращаясь к началу. К техническому вопросу. На российскую «элиту» рассчитывать при его решении не приходится. Она не способна, не готова и не будет никогда и ни при каких обстоятельствах решать такую задачу. Никогда Путин и его режим не будут проводить никаких реформ, целью которых является справедливость для всех. Просто потому, что за все долгие годы своего правления он не сделал ничего для этого. Скорее наоборот.

Кстати, поэтому и существует пресекательный срок правления, ограничивающий пребывание на высших постах двумя сроками: если ты за два срока не сделал ничего, а только усугубил катастрофу — то зачем тебе еще несколько сроков? Путин у власти уже четыре срока (включая и зиц-президентство Медведева), при этом последний срок длиннее в полтора раза, и следующий тоже будет в полтора раза длиннее прежнего четырехлетия. По факту Путин намерен руководить шесть 4-летних сроков подряд при том, что уже к концу первого было понятно — его единственной задачей является уничтожение страны.

Ничего личного, кстати, к Путину я не имею. Хотя бы потому, что лично с ним не знаком. Оценка исходит лишь из результатов, а они — выше. На их фоне любая пропаганда не может ничего, кроме кромешного вранья, чем она, собственно, и занимается.

Из сказанного следует лишь один вменяемый вывод. То, что должна делать элита, придется делать обществу. То есть — нам. Нам нужно искать решение, формулировать его, сопровождать его по мере изменения внешних условий и быть готовым к тому, что придет момент, когда решение придется воплощать в жизнь.

Это плохой вариант, так как для общества такого рода работа является недокументированной функцией, оно к нему не приспособлено и не готово. Будут ошибки и просчеты, будет бездна проблем, которых при проектном решении «сверху» можно было бы избежать. Эффективность такой работы будет крайне низкой, а результат — негарантированным. Однако проблема в том, что реформ «сверху» не будет. Там просто нет источника этих реформ. И из этого нужно исходить.

Продолжение следует

Новости кризиса: текущая ситуация в России , , ,

  1. Счетовод
    23.11.2016 at 10:02 | #1

    С арифметикой у него не очень. 1 триллион — это 20 заводов по 50 миллиардов, а не 200.
    Обгадившись на таких цифрах, более сложные рассуждения уже всерьез не воспримет никто

  2. vitAls
    23.11.2016 at 22:09 | #2

    счетоводов +1

  3. Хранитель
    24.11.2016 at 02:43 | #3

    В первоисточнике уже исправлено, исправлю и я. Анатолий силен в анализе, а математическую ошибку ему можно простить.

  1. Нет трекбеков.