Улюкаев: давление на бизнес растет, а ЦБ решает второстепенные задачи

Алексей УлюкаевНалоговая и регуляторная нагрузка на российские компании возрастает, несмотря на то что правительство постоянно декларирует необходимость сокращать давление на бизнес. Таким мнением поделился министр экономического развития России Алексей Улюкаев в ходе интервью агентству Reuters.

«Я хотел бы, чтобы не увеличивалась нагрузка на бизнес – налоговая и регулятивная. Провозгласив это, на самом деле мы ее постоянно увеличиваем. И когда коллеги говорят, что по сравнению с другими странами у нас небольшая налоговая нагрузка, это неверное сопоставление», — заявил глава ведомства.

Он также отметил неверность тезиса о том, что в России сравнительно низкие налоги.

«Нам нужно себя сравнивать не со странами ОЭСР в целом, потому что страны, которые уже давно имели экономический рост и где ВВП на душу населения $30-40 тысяч, могут себе позволить большую налоговую нагрузку на бизнес. Им нет нужды увеличивать темпы экономического роста: 1,0-1,5% для них — естественный рост. А для нас это неестественный рост, потому что у нас ВВП на душу населения гораздо меньше.

Поэтому нам нужно себя сравнивать со странами догоняющего развития. Странами бывшего Советского Союза – Казахстаном, Азербайджаном, Узбекистаном, со странами БРИКС — Китаем, Бразилией, Южной Африкой, Индией, странами АСЕАН. И тогда мы увидим, что наша налоговая нагрузка на бизнес выше плюс квазиналоговая (страховые платежи, торговые сборы, экологические платежи и т. п.). И регулятивная нагрузка – проверки, контроли, надзоры, лицензии».

По его словам, слишком много различных предложений, которые направлены на сокращение дефицита бюджета, но при этом не проработаны достаточно.

«Сейчас немного странное время, когда мои коллеги стали легко относиться к тому, к чему прежде относились нелегко. Возникает рынок странных идей – повышения НДС, повышения налога на доходы физических лиц, прогрессивная шкала – все это вдруг без должного анализа, расчетов начинает на этом рынке торговаться. Думаю, что мы как покупатели такого рода товара должны быть очень осторожны, потому что товар тухловатый. По крайней мере требовать обоснования», — заявил Улюкаев.

Министр Улюкаев считает, что Минфин и Банк России сфокусировались на второстепенных задачах. «С моей точки зрения, конечно. Мне кажется, мы не точно приоритеты выстраиваем. Есть цели первого и второго порядка. Достижение 4, 3 или 5% инфляции — это замечательная цель. И главное она реализуемая вполне, но это цель второго порядка, инструментальная цель. Это инструмент для того, чтобы достичь чего-то другого, большего — экономического роста, повышения благосостояния, и надо смотреть, насколько достижение цели по инфляции адекватно работает на достижение цели первого порядка», — заявил он.

По его словам, тезис ЦБ и Минфина о том, что снижение темпов инфляции до 4% спровоцирует рост благосостояния, не совсем верен. Он отмечает, что проблема не в значении инфляции, а ее стабильности, поскольку этот критерий для бизнеса играет ключевую роль.

«Как в математике, есть условия необходимые и достаточные. Снижение инфляции – недостаточное условие. Для бизнеса все равно, какова цифра инфляции. Важно, чтобы она была предсказуемая и стабильная. Если бы было возможно иметь стабильную инфляцию 8%, все были бы счастливы. Проблема не в цифре инфляции, а в ее волатильности. На высокой инфляции волатильность больше. Понятно, что при прочих равных, конечно, низкая инфляция лучше, чем высокая. Но какая именно низкая и какая именно высокая, никто не знает. Оценки, которые делали мировые аналитики, сильно изменились, как и рекомендации МВФ. Инфляционное таргетирование есть механизм не дезинфляции, а погашения ее волатильности. Поэтому я был бы здесь просто осторожнее в соотношении между целями или средствами», — заявил Улюкаев.

Более того, министр считает, что в текущих условиях проводить эмиссионную политику может оказаться опасным, поскольку у бизнеса нет никакой мотивации вкладываться в реальный сектор, а значит средства, выделенные государством, не смогут завести экономику страны.

«Я очень осторожно к этому отношусь, потому что иногда это может немного помочь, но за все в этой жизни надо платить. Как бы это лекарство не оказалось хуже, чем болезнь. Сейчас деньги у бизнеса есть, но роста инвестиций нет. Бизнес не вкладывает в производство. Причем дело не только в процентных ставках, не идет и самофинансирование. Значит нет стимулов, мотивации инвестирования», — заявил Улюкаев.

Помимо этого, он отметил, что повышение пенсионного возраста в России — это неизбежность, но правительство пока не решается пойти на такой шаг, поскольку опасается негативной реакции со стороны общества.

«Для Минфина повышение пенсионного возраста — это средство сбалансировать бюджет, уменьшить дефицит Пенсионного фонда и соответственно уменьшить трансферт из бюджета в Пенсионный фонд. Это важно, но вторично. Важнее, как мне кажется, другое. Поддержание живого труда как фактора производства в условиях плохой демографии. В этом смысле альтернативы повышению пенсионного возраста нет. Это соответствует и принципам социальной справедливости. По сути, у нас есть выбор между повышением пенсионного возраста, уменьшающим приток числа участников в пенсионную систему, и снижением коэффициента замещения, соотношения между пенсиями и заработными платами», — отмечает министр.

Улюкаев отметил, что «демонизировать» дефицит бюджета не стоит, и предложил посмотреть на это с другой точки зрения.

«С другой стороны, утверждение, что бюджетный дефицит – это однозначное зло, с моей точки зрения, слишком большое упрощение картины. Дефицит можно рассматривать как инвестиционный проект: вы можете себе позволить дефицит, если знаете, каким образом его закроете, и знаете, что через несколько лет тот способ, который вы выбрали для финансирования дефицита, позволит увеличить благосостояние», — резюмировал Улюкаев.

Новости кризиса: текущая ситуация в России , , , ,

  1. kostik1
    03.11.2016 at 23:58 | #1

    Эх, поздно братец ты озаботился о бизнесе, уж почти его доели заботливые чиновники.

  1. Нет трекбеков.