Михаил Крутихин: российские налогоплательщики будут субсидировать китайских потребителей

Михаил КрутихинПочему для Путина важно лишить Киев $2 млрд в год за прокачку газа? Почему при падении цен на нефть у российских компаний еще есть деньги, а вот у государства на экзотические проекты Владимира Путина уже нет? Сколько будет неять в 2017 году? Об этом и многом другом в интервью dsnews.ua рассказывает российский экономический аналитик, партнер информационно-консалтингового агентства RusEnergy Михаил Крутихин.

— Россия и Турция в Стамбуле подписали межправительственное соглашение о строительстве газопровода «Турецкий поток». Какова теперь судьба этого проекта?

— В свое время Владимир Путин заявил, что проект «Южный поток» закрывается, а на его месте будет «Турецкий поток», который выйдет к границе Греции, а там европейцы пусть его как хотят, так и берут. Была такая идея.

Что сделал «Газпром»? Он свернул все инвестиции, ликвидировал департамент проекта, отпустил два итальянских судна-трубоукладчика, которые держал в Черном море. «Газпром» свернул все работы. Единственное, что держалось по этому «потоку», — представители правительства ездили в Турцию, пытались обеспечить какие-то договоренности. «Газпром» не делал ничего. В правительстве обещали туркам скидку по цене поставляемого газа. Турки сказали: хотим 15%. Долго торговались, в конце концов договорились на 10,25%. Потом туркам сказали: знаете, мы пока ничего строить не будем! Турки ответили: вы нам обещали, мы в суд подадим! Вот на этом месте было торможение, были переговоры, чтобы построить одну нитку из четырех и дать скидку туркам. Одна нитка —это как раз для турецкого потребления.

Затем наступил период напряженных отношений между Турцией и Россией, когда турки «ударили ножом в спину», как говорили в Москве. Сейчас наметилось улучшение отношений, а так как у РФ нет других вариантов, то побежали капитулировать перед турецкими условиями.

Однако межправительственное соглашение нужно еще ратифицировать в парламентах. Пока это соглашение ничего не дает «Турецкому потоку», кроме обещания ему способствовать: налоговые льготы, предоставление территории под проект, возможно, еще что-то. Но это не проект. Для проекта нужны проектная компания, финансирование и инженерные исследования на турецкой территории и в море. Какие разрешения они получили, непонятно. «Газпром» в практической плоскости ничего не делал.

Но представим, что об одной нитке все же договорились. Одна нитка — это чуть больше 14 млрд куб. м в год. Четыре должны давать 63 млрд куб. м. «Газпром» надеется, что в результате прокладки одной нитки турки откажутся от поставок газа по Балканскому газопроводу через Украину, Румынию и Болгарию. Далее Анкаре обещают вторую нитку, она рассчитана на вероятное увеличение потребления газа в Турции: турки планируют в 2020 г. потреблять 63 млрд куб. м. Это для того, чтобы в случае увеличения потребления Турции не надо было опять через Украину прокачивать российский газ. В Анкаре обещали подумать.

— А дальше Турции газ может пойти?

— Россия думает протянуть трубу в Грецию. Этим летом были переговоры между министрами энергетики Греции и России в Санкт-Петербурге. Они подписали меморандум о намерениях. Там шла речь о создании операционной компании для строительства трубы от турецко-греческой границы через всю Грецию. Возможно, она пойдет к Италии, на север Сербии и в Австрию. Тогда говорили, что европейцы согласятся, потому что это будет не газпромовская труба, строить ее будут на российские деньги греческий и российские банки, близкие к правительству РФ, используя совместную операционную компанию. Формально «Газпрома» там нет. В начале осени в Афины приехал российский министр энергетики, а там уже новый греческий министр энергетики заявил: великолепная затея, итальянцы, сербы и австрийцы за, но мы согласны ее реализовать только после того, как Еврокомиссия даст добро. Греки дали задний ход. Поэтому реальное положение «Турецкого потока», который когда-то называли «Южным», пока неизвестно.

- Если каким-то чудом турки откажутся от балканского маршрута, что тогда?

- Недавно был в Софии, болгары серьезно обсуждают вопросы использования трубы по реверсу. Поскольку они пока не построили перемычку из Греции, которая позволила бы им подключиться к проекту ТANAP-ТАP, соединяющий Азербайджан и Италию, то могут принимать газ из Турции. Если в Турцию будет поступать больше газа из Азербайджана, Ирана, Иракского Курдистана, возможно, еще подключится Израиль и вероятен Туркменистан, если будет построен Транскаспийский газопровод, то там будут такие объемы, что труба сможет работать в обратном направлении. Тогда даже Украина сможет получать газ с Ближнего Востока и из Каспия.

- Если все это учесть, что такое для России документ, подписанный в Стамбуле?

- Это капитуляция. Турки довольны, они на своей территории хотят иметь много входящих газопроводов: Ближний Восток, Каспий, Россия. Из России у них уже есть «Голубой поток» (мощностью 16 млрд куб. м в год. — «ВД»), а теперь им еще потоков настроят.

Первое: теперь страна НАТО, непредсказуемая, воюющая в Сирии не на стороне России, будет держать на своей территории ключ от газовой задвижки, по которой пойдет российский газ.

Второе: на турецком хабе конкурировать будет очень трудно. Гнать газ от Ямала до территории Турции, а потом снова в Европу? Если сравнить с коротким украинским маршрутом — это очень дорого.

Поэтому поставки будут ниже коммерческой рентабельности. За это расплатятся российские налогоплательщики. Но это политическая цель — наказать Украину, лишить ее $2 млрд в год платы за транзит российского газа. На «Северный поток» потрачено $10 млрд, еще планируют столько же на «Северный поток-2″, на «Южный» уже ушло $17 млрд и неизвестно, сколько будет в результате. Это очень дорогое удовольствие — наказывать соседнюю страну. Никакой коммерции там нет, чистый убыток.

- Турки довольны?

- У них все прекрасно. Они говорят: стройте! Они же будут командовать краном. Украина ни разу не нарушила контракт 2009 г., она исправно передавала газ потребителям. Срывы были по политическому решению России в 2006, 2009 и в сокращение поставок зимой 2014—2015 гг. Теперь вместо аккуратного транзитера РФ идет на поклон к туркам, за бешеные деньги отдает им контроль над транзитом газа во всю Южную Европу. Это чистое безумие.

- Какая сейчас цена на газ, например, в Германии?

- В сентябре 2016 г. около $150 за тысячу куб. м. Это ниже уровня, который выгоден «Газпрому». Ведь если посчитать стоимость транспортировки, 30%-ную экспортную пошлину, проценты по займам и кредитам, а еще должна быть и прибыль, то мы видим, что цена должна быть больше $150. «Газпром» продает газ Германии себе в убыток.

- А вот «Северный поток-2″. Все было нормально, но польский антимонопольный регулятор UOKiK не согласовал создание совместного предприятия для строительства. Это как-то помешает?

- Там две нити. Поляки не помешают, но там есть другие ребята, которые могут помешать. Поляки сказали, что они против консорциума. В «Газпроме» согласились. Могут создать операционную компанию с долями. Все можно обойти.

Другое дело, что сейчас в Брюсселе говорят: даже подводная часть «Северного потока-2″ должна регулироваться Третьим энергопакетом. Об этом не вспоминали, когда строили первый «Северный поток». В «Газпроме» обещают: хорошо, мы будем продавать газ на берегу. Поэтому газ, который пойдет по этой трубе, будет принадлежать европейским компаниям. Третий энергетический пакет можно обойти. Все, кто заинтересован в построении «Северного потока-2″ имеют какую-то материальную выгоду, кроме господина Путина, который зациклен на идее нанесения вреда Украине. Даже часть газпромовских менеджеров получат выгоду, потому что в схему включено дочернее предприятие «Газпрома», зарегистрированное в Швейцарии. Можно быть уверенным, что эти деньги не вернутся в Россию.

- Какие аргументы у противников «Северного потока-2″?

- Они выдвигают два аргумента. Первый — политический. Он строится на призыве не вредить Украине. Есть еще и экономический подтекст, потому что, возможно, ЕС придется как-то компенсировать Киеву потерю $2 млрд в год. Второй — эмоциональный. «Газпром» плохой, потому что он политическое оружие Кремля.

- Но это все зыбко…

- Очень. Возможно, что Еврокомиссия не даст Германии реализовать проект, но немцы очень хотят получать этот газ.

- Немцы хотят «Северный поток-2″ с той же целью, что и Турция, — стать распределителем газа для Европы?

- Это только частично их мотив. В Германии много трейдеров, торгующих по всей Европе. По новой трубе они хотят получать газ на новых газпромовских условиях. «Газпром» уже проводит аукционы. Там чисто коммерческие сделки, которые не привязаны ни к цене на нефть, ни к политике. Европейские ребята ждут, что они получат российский газ по выгодным для себя ценам, а «Газпрому» сейчас некуда девать газ. Избыток добычи более 200 млрд куб. м в год. Это еще одна Европа с лихвой.

- Это потребление в ЕС упало?

- Оно незначительно упало, но сейчас ожидают рост потребления. Другое дело, что этот рост покрывает сжиженный природный газ. Американцы его тоже продают ниже стоимости добычи, сжижения, транспортировки и регазификации. Ценовая война уже идет. «Газпром» сильно не проиграет, потому что это компания российского руководства, которое поможет в случае необходимости.

- Какие тогда цели газовой войны?

- Война за нишу на рынке.

- Китай может потреблять лишний газ?

- Китай почти не имеет отношения к европейскому рынку. Если они будут получать больше газа из России, то сократят потребление сжиженного газа, и это, возможно, как-то повлияет. Но это будет небольшое влияние. Дело в том, что по «Силе Сибири» в течение 5—10 лет, если по нему в Китай пойдет газ, Россия будет продавать сырье за 30% от цены рентабельности. Проще говоря, российские налогоплательщики будут субсидировать китайских потребителей.

- Какое будущее ценовой привязки газа к нефти?

- Цена газа все больше отвязывается от нефти. В Северной Европе 75% газа уже привязаны к цене на хабе. В Южной Европе 65% газа еще привязаны к цене нефтепродуктов и нефти, но динамика идет в сторону их развода. Сейчас «Газпром» 20% всего газа в Европу продает без привязки к цене нефти и нефтепродуктов.

- Каким будет спрос на газ в Европе в будущем?

- Скорее всего, к 2035 г. спрос на газ в Европе будет расти. Оценка прироста колеблется у аналитиков от 40 до 70 млрд куб. м (в 2015 г. потребление газа в ЕС составило 402,1 млрд куб. м, из них 159,8 млрд — импорт из РФ; по оценке British Petroleum, за 2005—2015 гг. потребление газа в ЕС снизилось на 97,4 млрд куб. м. — «ВД») Какую часть прироста удовлетворит «Газпром», а какую поставщики сжиженного газа из США, Катара и других стран — остается вопросом. Мы увидим противостояние между трубопроводным газом и LNG. Думаю, явных победителей не будет, этот прирост они поделят между собой. «Газпром» что-то получит, но, учитывая ценовые войны, немного — будет продавать газ по низкой цене.

- В 2019 г. заканчивается контракт 2009-го по транзиту через Украину. На этот же год подгоняются обходные проекты. Успеют?

- Думаю, в 2019 г. не будут построены ни «Турецкий поток», ни «Северный поток-2″. В Кремле это понимают. Поэтому еще 1 декабря 2014 г. Путин приказал руководству «Газпрома» вступить в переговоры с «Нафтогазом» об условиях нового транзитного контракта. С того времени никаких шагов не предпринималось. Но уже пора начинать договариваться.

- Какое будущее Транскаспийского газопровода?

- Это хороший проект. Но там есть проблема. Она даже не в том, что Россия всех пугает. Например, один «независимый» эксперт по телевидению сообщил, что в случае надобности мы готовы к военным действиям в Туркмении. Понятно, что правительство и МИД РФ не могли так сказать, поэтому поручили «независимому» эксперту. Но это не главная проблема, потому что Азербайджан и Туркмения при поддержке Турции могут как-то договориться. Главная проблема — нет инвестора на эту трубу. Вторая проблема: рынок Южной Европы. Рынок занят азербайджанским газом из месторождения «Шах Дениз», который должен в 2020 г. поставляться по TANAP-TAP: 8 млрд куб. м в Италию, 8 млрд в Турцию, 1 млрд в Грецию, 1 млрд в Болгарию. Там уже некому поставлять туркменский газ.

Кризис в России: прогнозы, Мировой кризис: последствия и перспективы , , , , , ,

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.