Зачем нам военно-морская база в Тартусе

Анатолий НесмиянРоссия намерена создать военно-морскую базу в Тартусе. Об этом сегодня заявили наши военные.

Само по себе это сообщение говорит сразу о нескольких вещах. Первая — пожалуй, главная. СССР не нуждался в сирийской базе по вполне тривиальной причине — его базой была вся Сирия, точнее, дружественное и союзное правительство, контролирующее территорию своей страны. Сегодня официально мы продолжаем считать Асада законной властью, имеющей все правовые причины претендовать на контроль над всей Сирией. Однако создание базы означает, что Россия готовится к фактическому положению дел — Асад не сможет восстановить контроль над Сирией, оставив за собой лишь Латакию и (возможно) ряд анклавов. Поэтому база — легитимная возможность держать на штыках нынешний сирийский режим хотя бы на усеченном участке Сирии.

Второе соображение — Кремль изо всех сил вцепился в Сирию по тоже вполне тривиальной причине — ее геоэкономическое положение позволяет контролировать пути доставки газа в Европу из Южного Парса/Северное, то есть — из Ирана и Катара. Перекрытие этих маршрутов для все более примитивизирующейся российской экономики, которая производит нефть и газ и, в общем-то, на этом ее интересы во многом исчерпываются, критически важно. Собственно, поэтому нам пришлось лезть в эту войну и вести ее не на победу, а на бесконечность процесса — кто в своем уме потянет трубу через воюющую территорию.

Базы в Тартусе и Хмеймиме — гарантия бесконечности войны. Кремль никогда не признает распада Сирии и будет гнать на убой сирийцев, подбадривая их с территории своих баз, с официальной задачей — восстановление суверенитета над территорией, а в сущности — лишь для продолжения этой войны. В общем-то, все наши безумные по своему содержанию военные планы очень рациональны, если предположить, что никто в Кремле ни на какую победу не рассчитывает, но вот на бесконечную войну — как раз очень даже.

Другой вопрос, что гладко было на бумаге. Вести войну с западной коалицией (пусть и в гибридном прокси-варианте) для сегодняшней России более чем убыточно. Если же учесть, что такая политика имеет еще и антииранский вектор, пусть и в неявном виде, то помимо Запада, мы рискуем в какой-то момент получить очередной нож в спину. Аятоллы — народ не глупый, и они прекрасно понимают, что за союзничек им достался. Пока борьба идет в центральной Сирии, мы точно союзники, но если она прекратится — Иран очевидно охладеет к нам по понятной причине. Парадокс в том, что война в центральных районах Сирии тоже убыточна — уже для Асада. Он растрачивает скудные силы и в какой-то момент окажется неспособен даже к оборонительным действиям. Его ресурсы не только малы, это еще полбеды. Они имеют отрицательную динамику — любые потери нечем пополнять. В этом смысле для боевиков ситуация гораздо более радужная — их сил недостаточно для решительного наступления и окончательной победы, но они имеют возможность очень быстро восполнять свои потери, людские и материальные. В такой системе очевидно, кто в итоге останется один — тот, кто сможет быстрее пополнять потери. И это точно не Асад.

В общем, решение по базе рациональное и логичное, но исходит только из текущих соображений. Средне- и тем более долгосрочная перспектива у таких баз крайне смутная. Во всех вариантах удерживать эти базы продолжительное время Кремль не сможет — еще раз обернусь на логику советского руководства, которое крайне скептически относилось к этой идее и даже будучи неизмеримо сильнее современной России и в военном, и экономическом отношении, предпочитало проблему решать принципиально в иной плоскости, справедливо полагая Сирию откровенной ловушкой.

Ну, и еще одно соображение. Кремль идет на очень серьезные авантюры за рубежом, чреватые вполне нешуточной вероятностью внезапно попасть в крупный конфликт к системными игроками. Цель Кремля — защитить интересы своих нефтегазовых корпораций. Для этого и идет дикая милитаризация страны с сокращением всех остальных программ развития. Нарушается баланс, когда сильная оборона строится на сильной и развитой экономике. Сегодня пребывающая в коме экономика истощается еще больше и сильнее, пытаясь перераспределить в пользу обороны и без того скудные резервы. Мы, по сути, один в один повторяем действия того же Асада, нерационально и без толку расходуя драгоценные ресурсы на текущие задачи в ущерб перспективным. И конец будет тот же — только в ином масштабе.

Тем не менее, нынешний Кремль вполне очевидно не имеет никаких планов по реформам в экономике страны. Стратегия на развитие сырьевой экономики в ущерб всем остальным отраслям остается прежней вне зависимости от любых заклинаний на тему «слезть с нефтяной иглы». Единственное, что с помпой еще открывается — это все новые трубы, перекачивающие станции и месторождения.

В такой парадигме развития население, естественно, оказывается лишним, отчего и проводится политика по уничтожению образования, здравоохранения, ликвидации социальной политики в целом. Лишние должны сдохнуть или сбежать. Либо сократить свои потребности до такой степени, чтобы не отвлекать на свое содержание драгоценные ресурсы, которых становится все меньше. Ничего личного — объективная реальность. Нынешнее население России слишком велико для такой экономики, которую строит Путин и его друзья для себя. А потому оно должно исчезнуть, не забывая прославлять гений Великого кормчего перед своей кончиной.

Автор — Анатолий Несмиян

Новости кризиса: текущая ситуация в России , , ,

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.