Игры светлого будущего. Почему в Бразилии не рады Олимпиаде

Олимпиада в БразилииСемь лет назад Олимпиаду получала одна Бразилия – перспективная, уверенная, успешная. Но сейчас Игры проводит уже совсем другая Бразилия – страна, которая впала в глубокий экономический, политический и моральный кризис и уже не ждет ничего хорошего…

Сегодняшняя Бразилия сильно отличается от страны, получившей семь лет назад право провести Олимпиаду. МОК смело доверил организацию Игр правительству популярного Луиса Инасиу Лулы да Силвы. Тогда бразильская экономика процветала благодаря высоким ценам на сырье, весь мир говорил о «бразильском чуде», о появлении в латиноамериканской стране мощного среднего класса, а рядом с побережьем Рио-Де-Жанейро было найдено одно из крупнейших нефтяных месторождений планеты Тупи, которое Лула щедро окрестил «бразильским паспортом в будущее». The Economist опубликовал на обложке знаменитый коллаж «Brasil Takes Off», со статуей Христа Искупителя, взлетающей наподобие ракеты, а сам Лула был выбран человеком года по версии журнала Time.

Семь лет спустя Бразилия переживает смутные времена. Страна погрузилась в глубокий экономический, политический и моральный кризис, инфляция в прошлом году составила 11%, реал продолжает свободное падение по отношению к доллару, ВВП сократился на 3,8% по сравнению с 2015 годом, а неправительственная организация Transparency International объявила нашумевший коррупционный скандал с государственным нефтегазовым гигантом Petrobras вторым по величине в мире после знаменитой итальянской операции Mani Pulite, выявившей тысячи коррупционеров.

Накануне Олимпиады президент Бразилии Дилма Русеф была отправлена в отставку, а и.о. президента Мишел Темер тоже обвиняется в коррупции по делу Petrobras и в любой момент может быть отстранен от должности, как это на днях произошло с председателем верхней палаты парламента, лидером оппозиции и инициатором импичмента Эдуарду Куньей.

Лихорадки и кризисы

В конце 2009 года Рио-де-Жанейро, получив право принимать Игры, в мировых СМИ стал именоваться «городом будущего». Амбициозный проект «пасификации» (умиротворения) городских трущоб давал надежду снизить уровень преступности; предприниматель Эйке Батиста обещал очистить потрясающей красоты бухту Гуанабара в центре города, в которую уже много лет открыто сливают канализационные воды и отходы производства. Цены на недвижимость взлетели, а два важнейших спортивных мероприятия – чемпионат мира по футболу и Олимпиада – сулили возможности для развития всех видов бизнеса. Все мечтали жить в Рио.

Сегодня Рио-де-Жанейро самый непривлекательный штат для проживания, с точки зрения бразильцев, и совсем непопулярный среди иностранцев. Бразильские зарплаты значительно ниже европейских, однако налоги одни из самых высоких в мире, социальные службы работают отвратительно, на общественный транспорт или государственную медицину рассчитывать не приходится, а войны между наркобаронами разворачиваются рядом с благополучными фешенебельными кварталами.

«Бразилия – страна будущего» стало крылатым выражением благодаря австрийскому писателю Стефану Цвейгу. Именно так было названо одно из его последних произведений. В Бразилию писатель эмигрировал в 1941 году из нацистской Европы и, пораженный красотой и потенциалом этой гигантской страны, избежавшей войн и катастроф ХХ века, сулил ей великие достижения.

На протяжении всей бразильской истории экономические бумы чередуются с глубокими кризисами удивительно периодично. Еще в самом начале своей истории, в 1500 году Бразилия быстро заселялась европейцами из-за экономического бума, связанного с растением цезальпиния, из которой получали уникальный по тем временам краситель тканей. Уже через 30 лет цезальпинии в атлантических джунглях не осталось. Наступил период застоя, который продлился до начала сахарной лихорадки. Экономический бум был настолько велик, что потребовалось привозить новую рабочую силу – рабов из Африки. В XVI и XVII веках Бразилия стала крупнейшим производителем сахара на планете, до тех пор, пока его производством не занялись голландцы на Антильских островах.

Бразилия вновь погрузилась в кризис до конца XVII века, когда португальцы неожиданно открыли огромные месторождения золота. Золотая лихорадка привлекла новую волну эмигрантов, а города на побережье и в штате Минас-Жерайс проектировали лучшие архитекторы Европы. Но к концу XVIII века месторождения истощились, и для бразильской экономики вновь наступили кризисные времена. Потом началась лихорадка «белого золота» – хлопка, уже в XIX веке. Этот период в истории Бразилии называют сельскохозяйственным возрождением. Когда спрос на хлопок в Европе упал, наступили времена лихорадки «черного золота» – кофе. На кофейных плантациях работали уже не африканские рабы, а эмигранты из Италии. В конце XIX века Бразилия производила почти 50% мирового кофе, но Великая депрессия положила конец кофейному буму.

После нескольких десятилетий кризиса и гиперинфляции космические цены на ресурсы, особенно на нефть, сталь и сою, спровоцировали новую волну экономического роста. Однако, как и пятьсот лет назад, Бразилия не смогла воспользоваться благоприятным моментом и спланировать свое развитие.

Что ждет Бразилию после Олимпиады-2016? В планах Бразилии не было и нет серьезных ставок на развитие инфраструктуры и разработку технологий, надежда опять возлагается на повышение цен на сырье. Стране предстоят жесткие сокращения бюджета и политические чистки, в результате которых за решеткой, скорее всего, окажется не один экс-президент.

Потушить факел

Олимпиаде 2016 года не удалось изменить Рио в лучшую сторону. Расчистить печально известную бухту Гуанабара теперь обещают лишь к 2030 году. Проект пасификации фавел провалился. Хирурги больницы Лоренцо Жоржи, расположенной рядом с Олимпийской деревней, в интервью каналу ВВС заявили, что пациенты с огнестрельными ранениями стали поступать гораздо чаще. Врачи городской больницы имеют настолько обширный опыт операций огнестрельных ранений любой степени сложности, что к ним на стажировку неоднократно отправляли группы израильских хирургов. Медики обычной больницы мирного Рио способны работать в любых горячих точках в условиях войны.

Криминогенная обстановка в Рио беспокоит и туристов, и самих олимпийцев. На спортсменов из сборных Австралии, Новой Зеландии и Испании уже были вооруженные нападения. Команды Австралии, Аргентины и Голландии отказались от проживания в Олимпийской деревне и разместились в отелях из-за утечек газа и постоянных перебоев с подачей воды. Впрочем, многие именитые спортсмены решили не ехать в Бразилию из-за лихорадок зика и чукунгунья.

В аэропорту Рио туристов встречают бастующие полицейские и пожарные с транспарантами «Welcome to Hell». В городе объявлен режим чрезвычайной экономической ситуации, с начала года задерживают зарплаты государственным служащим, врачам и полицейским. Патрульные машины месяцами стоят припаркованными на центральных улицах – правительство не выделяет денег на бензин, а сами полицейские, созванные в Рио из всех штатов страны для работы на Играх, праздно шатаются по пляжам, в то время как уровень преступности только по сравнению с прошлым годом вырос на 20%.

Бразильцы, как никакой другой народ, умеют наслаждаться массовыми мероприятиями. Но по опросам, более 60% жителей Рио против Олимпиады. Двадцать второго апреля, в тот самый день, когда в Афинах зажгли олимпийский огонь, в центре Рио рухнула в море специально построенная к Олимпиаде велодорожка «Тим Майя», спровоцировав волну протестов против Игр. Факел прибыл в Бразилию 3 мая, в разгар политического кризиса, за несколько дней до импичмента президента Дилмы Русеф. Эстафета олимпийского огня прошла через 329 бразильских городов и везде была встречена протестными акциями. В городе Олинда, страдающем от наводнений, факелоносец неожиданно изменил маршрут и пробежал по затопляемым из года в год улицам по колено в воде.

Впрочем, даже к самым серьезным протестам бразильцы подходят с иронией и умеют превратить их в спектакль. Пожилая донья Ирене из городка Моссоро умудрилась поджечь собственную швабру от олимпийского огня, вдохновив соотечественников на флешмоб – десятки тысяч бразильцев выложили в интернет видео поджогов швабр от зажигалок. Донья Ирене в одночасье стала знаменитой и превратилась в ежедневную героиню новостей и ток-шоу.

В фейсбуке существует группа «Потушим факел», где пользователи выкладывают ссылки на критику Олимпийских игр и правительство, а одно из самых популярных сейчас видео в YouTube называется «Оружие массового поражения против олимпийского огня», где наглядно объясняется, как потушить факел пятьюдесятью водяными пистолетами. В течение 93 дней, которые олимпийский огонь находится в Бразилии, его несколько раз на полном серьезе пытались затушить ведрами с водой и автомобильными огнетушителями.

В нынешнем, 2016 году The Economist поместил на обложку Христа Искупителя, держащего в руках постер с надписью «S.O.S.». В 1960-х годах, когда весь мир говорил о Бразилии как о стране будущего, Шарль де Голль как-то обронил фразу: «И она останется такой навсегда». Впрочем, сегодня, в разгар первых в истории Олимпийских игр в Южной Америке, создается ощущение, что Бразилия уже страна прошлого или как минимум затянувшегося настоящего.

Елизавета Никитина, Московский Центр Карнеги

Новости кризиса: текущая ситуация в мире ,

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.