Анатолий Несмиян о стратегическом совещании у Путина

Анатолий НесмиянВ Кремле проходит очередное эпохальное совещание по стратегическому развитию. Судя по публикуемым экспресс-сообщениям «оттуда», все в полном порядке — никто ничего делать не собирается. Собственно, Путин четко обозначил эту установку, заявив, что никаких революций быть не должно, а при реализации проектов нужно избавиться от изматывающего людей бюрократизма.

Даже этих двух установок достаточно, чтобы перевести дух и успокоиться — все остается по-прежнему.

Требование ликвидировать бюрократизм в современной России примерно равнозначно требованию ликвидировать коррупцию. То есть — просто издавать звуковые волны. В России нет коррупции — в России есть сбор сословной ренты правящим сословием. Это два принципиально разных явления, и борьба с коррупцией — это лечение воспаления легких зеленкой по пяткам. В реальности нужно ликвидировать сословную структуру общества, подорвать экономический базис правящего сословия — право сбора оброка, ликвидировать саму сословную стратификацию общества — и только когда этот процесс будет завершен, у нас может появиться коррупция, с которой и нужно будет бороться. Ну не существует помещика-коррупционера, в природе не существует. Поэтому борьба с коррупцией в обществе, поделенном на кормовые участки, по своей эффективности будет равна ровно нулю — что мы и наблюдаем.

Аналогично и с бюрократизацией. Изматывающая она или дружелюбная к населению — неважно. Важно то, что в деспотии все проблемы решаются исключительно иерархическим порядком — созданием комиссий и комитетов, структурно заточенных на решение возникающих проблем. А раз так — то эти структуры немедленно и объективно переводят борьбу с проблемой из цели в процесс — так как решив ее, они лишаются и смысла существования, и бюджетного финансирования. Ну кто ж в здравом уме будет сам себя резать по-живому.

В итоге очень быстро страна зарастает структурами и структурками, генерирующими процесс борьбы с проблемами, а также друг с другом. Это и есть бюрократизация в чистом виде. Борьба с ней теоретически невозможна просто потому, что сама схема требует создания еще одной структуры — по борьбе с бюрократизацией, которая автоматически будет заинтересована в бесконечности процесса.

Проблема решается перпендикулярно — передачей полномочий гражданскому обществу, разгосударствлением той части решения проблем и задач, которые напрямую способны решать сами люди — от экономики до безопасности. Но в таком случае деспотия теряет возможность тотального контроля над обществом, что в нынешней России абсолютно неприемлемо и считается экстремизмом и даже терроризмом. Это не шутка — скажем, Роскомнадзор начал блокирование ресурсов, на которых имеется призыв к бойкоту предстоящих выборов. Частный пример, но вполне показательный — гражданская позиция в современной России может иметь только утвержденный и согласованный с властями вид и содержание. Иное расценивается как экстремизм. Суверенная демократия на марше.

Естественно, что отказ от существующих моделей функционирования государства, которые и привели страну к предкатастрофическому состоянию, невозможен без революционных преобразований. Сверху или снизу — это вопрос уже тактики действий. Путинское указание «Революциям — нет» демонстрирует, что он либо не понимает сути проблемы, либо не намерен ее решать вообще, лишь имитируя процесс решения.

Новости кризиса: текущая ситуация в России , ,

  1. Victor
    16.07.2016 at 21:54 | #1

    Предельно ясно и точно — всё вышеизложенное, ни убавить, ни прибавить!

  1. Нет трекбеков.