Моногорода России: хроника вымирания

Моногорода РоссииФедеральная служба охраны, в отличие от Министерства экономического развития, получает деньги не за положительные прогнозы, а за спасение тел — президента и его элитарного окружения. Поэтому исследования этой организации оказываются значительно ближе к реальной действительности, хотя и они не в полной мере отвечают на вопрос, на сколько на самом деле все плохо. А последней темой исследования стали моногорода России.

Моногорода России в прицеле ФСО

По просочившимся в средства массовой информации сведениям, в последнем докладе ФСО говорится как минимум о надвигающейся национальной катастрофе. Хотя, судя по всему, изложено наше будущее в несколько более мягких формулировках.

По прогнозу, в ближайшее время 16 тыс. человек в моногородах потеряют свою работу. К этому стоит добавить лишь то, что эти люди не имеют шансов найти у себя дома какой-либо заработок в будущем. Фактически они останутся без средств к существованию.

Что такое моногорода России

Моногорода России представляют собой отрезанные от мира, по крайней мере, в экономическом плане, образования, доставшиеся нам в наследство еще от СССР. Как правило, в них расположено всего несколько, а то и одно единственное главное производственное предприятие, вокруг которого в свое время складывалась вся остальная инфраструктура.

Закрытие производства в моногородах приводит к полному местному коллапсу. А уволенные рабочие становятся в полной мере — люмпен пролетариатом. Без заработка, без средств на покупку самого необходимого.

В действительности, банкротства таких предприятий в России происходят не так часто. Потому что признание организации неплатежеспособной со всеми вытекающими последствиями скрыть невозможно. В дело тут же вмешиваются внеэкономические меры воздействия на руководителей, включая проверки прокуратуры, возбуждение уголовных дел, и так далее.

Экономическая ситуация в моногородах России

Экономическая составляющая, как правило, мало волнует контролирующие органы. Но в действительности ситуация выглядит так. У абсолютного большинства предприятий — полностью устаревшее оборудование. Существенная часть которого осталась с советских времен.

В лучшем случае проведена некоторая модернизация. При этом новые станки в моногорода России закупались за рубежом, за валюту. Для этого предприятия привлекали займы в долларах или евро. На сегодняшний день соотношения кредитов монопредприятий сложилось примерно такое: до 40% денег привлекалось в валюте. Оставшиеся 60%, в основном, на текущие оборотные средства, в рублях. Несложно догадаться, что иностранные займы делались до начала кризиса, когда о возможности девальвации в два-три раза никто не задумывался.

События на валютном рынке одномоментно поставили большинство таких предприятий на грань краха. И в любом случае, катастрофически увеличили долговую нагрузку. При этом кризис в стране сделал свое дело, до минимума сократив спрос на готовую продукцию.

Действительно, среди таких предприятий встречаются отдельные, которым удается работать на экспорт. Как правило, их покупателями являются страны третьего мира. Готовая продукция заведомо отстает по качеству от европейской, а конкурировать приходится, в основном, с тем же Китаем.

В результате предприятия любой ценой вынуждены идти на сокращение издержек. И в первую очередь на том, на чем проще всего сэкономить: на рабочей силе. Безработица в моногородах за год выросла на 20%, по сравнению с 10% в более успешных, если можно так сказать, регионах.

Моногорода России в кризис

Сокращение спроса на продукцию приводит к падению производства. По данным того же «рассекреченного» СМИ отчета ФСО этот показатель в моногородах составил минус 4,8% по сравнению со средними минус 3,4% по всей стране. Стоит учитывать, что эти расчеты проводились в рублях. А российская национальная валюта подешевела с начала кризиса более, чем в два раза. То есть данные о спаде представлены в единице измерения, которая сама по себе существенно обесценилась.

При этом готовая продукция не находит сбыта. Объемы запасов за 2015 год выросли на 10% по сравнению с 2014 годом. И это значит, что предприятия, если и работают, то на склад. Однако такая ситуация, понятное дело, не может продолжаться вечно.

Моногорода России и национальные программы

Для поддержки моногородов России создаются специальные фонды. Так, например, в 2014 году Внешэкономбанком был создан специализированный Фонд развития моногородов. Всего этим структурным подразделением, согласно годовому отчету за прошлый, 2015 год, было профинансировано восемь проектов на общую сумму 4,7 млрд рублей.

Это капля в море по сравнению с тем, что требуется для спасения экономики. Не удивительно, что моногорода России продолжают умирать. Отчасти, ситуацию могли бы как-то стабилизировать иностранные инвестиции. Этому способствует наличие недорогой на сегодняшний день рабочей силы, стоимость которой, вполне возможно, в условиях надвигающейся массовой безработицы станет сопоставимой с Китаем. Причем об этом уже однажды говорил в Лондоне Игорь Шувалов.

Но приток иностранных денег не представляется возможным в условиях санкций, вызванных сомнительной политикой Кремля на международной арене. И уж точно инвестициям не способствует процветающая в стране коррупция и полная непредсказуемость действий нынешней власти.

Нет денег и внутри страны. Основной потенциальный источник финансов для моногородов России — Внешэкономбанк — не первый год балансирует на грани банкротства. В последний раз на покрытие его убытков и выполнение текущих платежей по кредитам вообще были направлены деньги из пенсионных накоплений граждан.

Моногорода России как угроза Путину

Моногорода России испытывают сегодня такие серьезные проблемы, что ими занимается уже не экономический блок правительства. Интерес к ним со стороны Федеральной службы охраны — далеко не случаен. С каждым днем они представляют все большую и большую опасность для существующей системы.

Власть задумалась, куда денутся те самые 16 тыс. человек, которые в ближайшем будущем, исходя из анализа ФСО, потеряют работу. Моногорода России всегда представляли бомбу замедленного действия. Однако ранее существовал хотя бы какой-то своего рода громоотвод: многие жители таких населенных пунктов перебирались в крупные города и выполняли роль гастарбайтеров в своей же стране.

Однако сегодня у людей нет и этого выхода. В других центрах их никто не ждет, там и без них не хватает рабочих мест, а продукция, хотя и в меньшем масштабе, точно также не пользуется спросом.

Нет сомнения, что ФСО прекрасно понимает, что тысячи рабочих, которые могут оказаться вынужденными покинуть моногорода России — это не «белоленточники» среднего класса, вышедшие на площадь с требованием свободы и демократии. В лучшем для власти случае, это будущая преступность. В худшем — неотвратимая революция. И не потому что люди в моногородах — хорошие или плохие, просто другого выхода для них — не существует. Надеемся понятно, что за утечкой информации о предстоящих массовых увольнениях — отчетливо виден неподдельный страх?

Алексей Суховерхов, allinvestments.ru

Новости кризиса: текущая ситуация в России ,

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.