Гипноз как главный антикризисный ресурс: власть избегает высокопрофессионального, здорового и взвешенного взгляда на развитие страны

Пропасть, у которой нет дна, — это о современном состоянии российской экономики. Сегодня почти три четверти российских граждан не имеют никаких сбережений. Констатация реальности — спасать экономику еще не начали.

Гипноз как главный антикризисный ресурс

Антикризисный план, пока только на бумаге, обещали утвердить в мае. Иначе говоря, до мая страна развивалась вне бюджета, так как его как действующего механизма нет. А пока, как уточняет Силуанов, деньги просто так не выделяют. По данным Счетной палаты, можно говорить о недополучении адресатами около 40 процентов от утвержденных в бюджете расходов.

Антикризисный план начнет работать, как утверждают эксперты, когда будут готовы новые коррективы по бюджету. А пока многие бюджетные параметры вызывают сомнения. Нет ясности с дефицитом и источниками финансирования, такими как среднегодовая цена на нефть. Поэтому сегодня, а эти слова произносились уже в апреле месяце, говорить о понимании антикризисного плана в полном объеме преждевременно.

Что происходит? Страна имеет сверхмощные запасы нефти, а правительство вводит повышение акцизов на бензин и дизельное топливо как дополнительный денежный поток в бюджет. И это на фоне непрерывно растущих цен практически на все виды потребительской продукции.

Страна подошла к красной черте. Главной проблемой общества сегодня, по данным исследований, является массовое обнищание населения страны и постепенное сведение на нет существования среднего класса. Есть только два полюса: безмерно богатые и пребывающие в постоянной нужде. И все это на фоне беспредела, который творится в системе ЖКХ. Пенсионер с пенсией 15–20 тысяч, оплатив все расходы по жилью, на которые выложил 9 тысяч, не знает, как дальше существовать.

Все взаимосвязано: падение темпов роста экономики, обнищание населения и еще один неожиданный эффект — в 2015 году в стране возросла смертность россиян. Это мало сказать тревожный сигнал — это приговор системе управления страной.

Уважаемый Владимир Владимирович, вы сторонник централизации власти. Сегодня мы имеем зашкаливающий эффект этой централизации — перевод страны в ручное управление. Я понимаю, что эта мера вынужденная, но она — следствие провального курса в системе управления, когда правительство не справляется со своими обязанностями практически по всем направлениям внутренней жизни страны.

Правительство всецело занято исполнением указов президента. Последнее время они появляются с нарастающей частотой. И, по признанию самих членов правительства, у них не остается времени на выработку собственной политики, как и системы управления таковой. Вот одна из причин утраты самостоятельности и значимости правительства.

Правительство, лишенное собственной политики, будет всегда сосредоточено на поиске виновных за очевидные провалы, так как себя таковым не считает.

Почему это происходит? С одной стороны, это следствие утраты навыков в этом виде деятельности. С другой стороны — это не желание что-либо менять, по крайней мере до выборов, но сосредоточение своих усилий на удержании власти в том виде, в котором она существует сейчас. Президент не хочет быть инициатором смены правительства, потому как устойчивость правительства рассматривается через призму его преданности президенту.

Допустим на минуту, что по результатам выборов восторжествует идея формирования правительства по партийному принципу, когда в правительстве будут представлены партии согласно своей значимости в парламенте. Политически подобная реорганизация исполнительной власти оправданна, ибо она исходит из международного опыта жизни демократических государств. Но Россия никогда не будет парламентской республикой, она как была, так и останется президентской, в которой авторитарное начало в управлении страной будет определяющим. Иначе говоря, сохранение единовластия — это будущее страны. А если это так, то президент приговорен провести фронтальную реорганизацию правительства. И вот тут главный вопрос — за счет каких ресурсов эта реорганизация произойдет? Когда-то же надо выводить страну из зоны ручного управления.

Сейчас экономическая политика правительства — это не меры по преодолению кризиса, а меры по выживанию в условиях кризиса. А выживание и преодоление — это разные параметры. Выживание — действия, как говорят в народе, чтоб не отбросить копыта, а преодоление — шаги, нацеленные на выход из кризисной ситуации и открывающие дорогу к экономическому росту.

Кому верить?

Российское правительство знает, как бороться с кризисом, и оно в состоянии спасти страну. Сейчас так думает, согласно опросам общественного мнения (проведенного ВЦИОМ), каждый второй россиянин. Однако буквально месяц назад этот же социологический центр сообщал, что две трети российских граждан выступают за принципиально новую экономическую политику, потому как проводимый сегодня курс завел страну в тупик. Странно — что такое могло произойти, чтобы за месяц так изменилось мнение граждан. По сути, ничего обнадеживающего правительство не совершало. Произошла заморозка бюджета и повышение акцизов на бензин. Действия, явно не вызывающие оптимизма.

Правительственный гипноз, постоянно проводимый Улюкаевым — министром экономразвития, Силуановым — министром финансов, главой Центробанка Набиуллиной, вице-премьером Шуваловым и, бесспорно, премьером Медведевым, дает сбой. Характерно, что правительство так и не нашло общего языка с экономическим сообществом, которое не видит приемлемых для властей рецептов выхода из кризиса и предрекает стране тяжелую пятилетку. А ведь это сообщество, которое выносит приговор правительству и его несостоятельности, состоит из институтов, обслуживающих либеральную модель развития экономики страны, которая была сотворена в начале 1990-х гайдаровской командой младореформаторов во главе с Егором Гайдаром и «соколом приватизации» Анатолием Чубайсом. И сейчас в каждом сценарии, предлагаемом представителями этого экономического сообщества, непременно присутствует едва ли не как главная составляющая очередная приватизация.

Оказывается, еще не все продали. Но удивляет, что оппонентами правительственной модели развития являются не коммунисты, не упертые консерваторы, а практически теоретики и творцы либерального курса развития страны имени Егора Тимуровича Гайдара.

Так что, Дмитрий Анатольевич, вы, как верный последователь гайдаровской модели развития страны, как и ее продолжателей в лице неолибералов, разберитесь: кто с кем? Кто за кого? Замечу, что буквально на днях ученые-экономисты из академического мира представили президиуму РАН свой план экономического развития страны, что явилось результатом двухмесячной дискуссии.

В отличие от антикризисного плана правительства ученые предлагают концепцию развития, обещающую прирост ВВП на 5 процентов в ближайшие два года. Ключевые позиции плана — зафиксировать заниженный курс рубля, заморозить его на уровне 75 рублей за доллар, исправить денежно-кредитную политику и направить инвестиции через крупнейшие госкомпании.

Не проходит дня, как на общество обрушивается новый пакет прогнозов. Но сначала роковое предупреждение. В 2016 году будет исчерпан последний колодец надежды — Резервный фонд. Что это значит? И кто виноват? Ну конечно же, виноваты неустойчивые цены на нефть и санкции. А правительство здесь ни при чем, оно уже не первый год в роли страдальцев.

Специалисты, выступающие как главные гипнотизеры страны, предлагают три прогноза: базовый, пессимистический и оптимистический. Но, увы, при исполнении любого из них 2016 год завершится экономическим спадом. ВВП сократится: по базовому прогнозу — на 1,9 процента, по оптимистическому — на 0,7 процента, по пессимистическому — на 2,5 процента.

Более того, при любой динамике нефтяных цен дефицит бюджета-2016 не сможет уложиться в обозначенные президентом 3 процента ВВП. При базовом прогнозе дефицит достигнет 4,6 процента ВВП, оптимистическом — 3,9 процента, пессимистическом — 5,6 процента.

И даже с новым раундом сокращения расходов, объявленным правительством в январе, Россия вряд ли сможет выполнить заложенный в бюджет-2016 целевой показатель по дефициту 3 процента ВВП. И это притом что средства Резервного фонда будут исчерпаны в конце текущего года.

Каков вывод? Вывод удручающий. В результате отсутствия каких-либо благоприятностей с ценами на нефть, равно как и беспомощности антикризисных действий, проводимых правительством, за чертой бедности уже в этом году окажется 14,7 процента населения страны, а в 2017-м — уже 15,2 процента, что составляет 22,3 млн человек.

В этом прогнозном помешательстве наиболее жестко звучит позиция советника президента, экономиста, академика Сергея Глазьева. Если бы не политика ЦБ, написал он на своей странице в Твиттере, то российская экономика могла бы расти на 6–8 процентов в год.

Новая реальность, искусственно созданная руководством банка России, — это стагфляция, прекращающая экономический рост, уточнил Глазьев. В созданной Центробанком новой реальности выживают только спекулянты. А производство умирает. Это путь к экономической катастрофе.

Глазьев фигура бунтующая, это так. Но он был у истоков гайдаровских реформ, являясь членом правительства, и уже тогда назвал младореформаторский курс, выдавливающий государство из управления экономикой, ошибочным и по собственной инициативе покинул правительство.

Власть избегает высокопрофессионального, здорового и взвешенного взгляда на развитие страны. Едва ли не немедленная реакция на позицию Глазьева, высказанная в заявлении пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова, лишь подлила масла в огонь. «Данное заявление является личной точкой зрения Глазьева и никоим образом не отражает позиции Администрации Президента РФ». Ну что ж, администрация президента отмежевалась.

Однако один вопрос остается без ответа. Точка зрения администрации президента и точка зрения самого президента — это одна и та же точка зрения, или?! Ибо советник президента по ключевой проблеме развития страны — экономике — тоже член администрации президента, и его взгляд на развитие российской экономики и неадекватность политики правительства с его неспособностью решать возникающие проблемы, начинают понимать не только высокозначимые специалисты, но и рядовые граждане, оказавшиеся у прилавка магазина перед постоянно обновляющимися ценниками на продукты или достающие из почтового ящика так называемые письма счастья — квитанции на оплату квартир, электричество, капитальный ремонт и т.д. Их чрезвычайно интересует ответ на вопрос: «Кто виноват?».

Управленческий абсурд безостановочен. Счетная палата подвела итоги десятилетия попытки создания в стране особых зон экономического развития, которые, по замыслу, должны были стать мотором опережающего развития страны, как это было в Китае, Гонконге, Южной Корее и ряде других стран. Тридцать три особые зоны в России фактически никак не повлияли на развитие экономики. И как правильно написала «Независимая газета»: «чтобы разглядеть вклад особых зон в ВВП, нужно будет взять микроскоп».

Особые экономические зоны (ОЭЗ) стали создаваться в стране по указу президента с июля 2005 года. За это время из федерального бюджета на них было выделено 122 млн рублей, еще 64 млн рублей выделили регионы, на создание инфраструктуры ушло 334 млн. Однако вместо запланированных 758 объектов ввели в эксплуатацию лишь 526.

Объем выручки резидентов ОЭЗ составил лишь 0,2 процента от объема валового регионального продукта субъектов РФ, где они базируются.

Не стану касаться частностей, сошлюсь на выводы аудитора Счетной палаты Сергея Агапова, который занимался проверкой: «Процесс создания и управления ОЭЗ характеризуется формальностью, безответственностью и безнаказанностью, отсутствием исполнительной дисциплины и спроса за принятые решения и их последствия. Реальный экономический эффект от особых экономических зон практически не достигнут. Счетная палата предлагает срочно провести инвентаризацию особых налоговых зон, провести оценку и ликвидировать неэффективные». Вот так. На прозрение власти понадобилось всего-навсего десять лет. А вы говорите, у нас нет будущего.

Дмитрий Анатольевич, вы неустанно повторяете на каждом заседании правительства, посвященном коррекции антикризисного бюджета, что социалка — святое, она не подлежит сокращению. И одновременно сокращаются едва ли не самые социальные статьи бюджета, связанные с медициной и образованием. Власти пора осознать, что медицина и образование, как и ВПК, — это статьи бюджета, обеспечивающие безопасность страны. Непонимание этого — очевидная безграмотность правительства.

Мы губим наше образование и нашу медицину. Именно государство выдавливает бесплатную медицину и бесплатное образование, что перечеркивает главный принцип развития: государство должно лечить, учить и защищать граждан страны. Именно поэтому государственное образование и государственная медицина подотчетны государству. И как только они становятся компонентами рынка, они не несут какой-либо ответственности перед властью, поэтому сегодня у станции метро вы можете купить диплом по любой профессии. О платной медицине я не говорю. Она ни перед кем ни за что не отвечает. Это все из той же оперы. На что надеяться? И как жить дальше? И если надежда умирает последней, то хорошо бы знать адрес этой надежды, где она находится и как она выглядит.

Олег Попцов, «Московский комсомолец» №27094 от 5 мая 2016

Кризис в России: прогнозы, Новости кризиса: текущая ситуация в России , ,

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.