Леонид Бершидский: Путину срочно нужен план для России

Путин - это кризисРоссийское правительство утвердило вменяемый и отрезвляющий прогноз социально-экономического развития России на следующие три года. Перспективы страны выглядят настолько безрадостно, что президент Владимир Путин может, наконец, начать прислушиваться к мнению ведущих экономистов, которые поддерживали его, несмотря на его нескрываемую симпатию к гигантскому государственному сектору с примесью кланового капитализма.

Создается впечатление, что лидеры современной России существуют в параллельной вселенной, где враждебно настроенный Запад осаждает Россию, которая вынуждена бороться за выживание против злобного глобального гегемона. В иную эпоху это могло бы заставить их склониться к нестандартным экономическим теориям или начать скрывать информацию об истинном состоянии национальной экономики от мира и от обычных россиян. Однако этого не происходит.

Министерство экономики во главе с Алексеем Улюкаевым пытается найти поводы для оптимизма, делая акцент на росте в первом квартале в некоторых отраслях промышленности, которые прежде не могли конкурировать с импортом, на снижении темпов инфляции до 7,2%, на увеличении доходов корпораций, на рост фондового рынка, укреплении национальной валюты и высокой ликвидности банковского сектора. Тем не менее, Улюкаев не пытается преуменьшать последствия текущей рецессии, падения реальных заработных плат, угасания сферы розничных продаж, страдающей от чрезвычайно высоких темпов сбережения: в марте этот показатель составил 15,7%. Банки все еще предлагают высокие процентные ставки по депозитам, а россияне не верят, что рецессия завершится в ближайшее время, и предпочитают заранее готовиться к трудным временам.

Прогноз Министерства экономики на 2016 год — сокращение экономики на 0,2% — звучит более оптимистично по сравнению со спадом в 1,3%, о котором говорили экономисты, опрошенные изданием «Блумберг». Между тем, по мнению Улюкаева, в базовом сценарии рост экономики в 2017 году составит всего 0,8%, тогда как экономисты «Блумберга» прогнозируют рост в 1,3%. Хотя Министерство экономики ожидает, что зарплаты и розничный товарооборот будут медленно расти, его прогноз, основанный на 40 долларах за баррель российской нефти — главной статьи российского экспорта — не обещает никаких чудес. «Дальнейшая динамика может уже развиваться при уточнении структуры и институтов в экономике», — сказал Улюкаев в своем докладе. Это тщательно выверенная формулировка, однако фактически министр ясно дал понять своим коллегам, что, если ничего не делать, Россия так и будет отставать от многих других стран по темпам своего экономического развития.

Внутри российского правительства отчетливо ощущается тревога в связи с отсутствием роста в обозримом будущем: даже в 2019 году рост экономики, как ожидается, должен достичь всего 2,2%, в том случае если цена на нефть не изменится. Ощущается также некий не имеющий точного направления порыв предпринять хоть какие-нибудь меры, вместо того чтобы просто сидеть и ждать, пока цены на сырье снова вырастут. Премьер-министр Дмитрий Медведев недавно написал Путину письмо, где он предложил провести реформу государственного управления, которая позволит создать прозрачную систему ключевых показателей эффективности деятельности министров. Путин на письме написал: «Согласен».

Эта идея стала одним тех предложений, которые были выдвинуты примерно год назад Германом Грефом, главой «Сбербанка» и одним из ключевых архитекторов путинских реформ начала 2000-х годов, среди которых можно назвать чрезвычайно успешный низкий фиксированный подоходный налог. Греф также предлагал создать квази-независимый центр по разработке необходимых реформ. Теперь, очевидно, это, наконец, произойдет, и во главе этого центра встанет бывший министр финансов Алексей Кудрин.

Кудрин возглавит Центр стратегических разработок, где под руководством Грефа были спланированы реформы начала 2000-х годов. Этот аналитический центр, созданный в 1999 году при поддержке влиятельных олигархов, не прекращал свою деятельность, продолжая работать над консалтинговыми проектами для ряда российских государственных корпораций и правительственных органов, однако его влияние существенно уменьшилось. Кудрин является уважаемым политическим тяжеловесом, способным возродить этот центр, и Путин одобрил его назначение на этот пост. В ходе своей ежегодной прямой линии на прошлой неделе президент упомянул об этом назначении. «Он очень хороший специалист, блестящий эксперт, — отозвался Путин о Кудрине. — И если он хочет вносить свой вклад в решение проблем, перед которыми стоит страна, почему нет?»

Кудрин изложил свои взгляды на необходимые перемены в своем выступлении 20 апреля. Он назвал текущее состояние судебной и правоохранительной системы, а также правительственный стиль взаимодействия с народом «ключевыми препятствиями для дальнейшего развития».

«Возникшие институты приведут нашу систему к долгосрочной стагнации, если мы их не реформируем, — сказал Кудрин. — Я убежден, что мы стоим на пороге неких социальных сдвигов или централизованных реформ».

Подобно Улюкаеву, Кудрин формулирует свою программу в как можно более мягких терминах. В сущности, его заявление означает, что Кремлю необходимо реформировать коррумпированную, насильственную и обслуживающую исключительно свои интересы систему, которая закрепилась при Путине — или готовиться к народным волнениям.

В своей речи Кудрин предупредил, что независимо от того, насколько блестящие планы экономисты смогут разработать, они столкнутся со «стеной политических ограничений». Он ожидает, что Путин осознает необходимость создания более гуманной и благоприятной для инвестиций системы, прежде чем произойдет что-нибудь плохое.

Путин ничего ему не обещал — его «почему нет» скорее напоминает небрежное пожимание плечами, чем твердое обещание содействия — но он, по крайней мере, одобрил назначение Кудрина и осведомлен о его намерениях.

В своем выступлении Кудрин использовал термин «перестройка», которым обозначается попытка Михаила Горбачева модернизировать советскую систему в конце 1980-х годов, когда цены на сырье тоже держались на низком уровне. То, что осторожный Кудрин использовал этот термин, вовсе не случайность: он искренне считает, что для сохранения жизнеспособности режима Путина необходимы радикальные меры. Я сомневаюсь, что президент разделяет его точку зрения. Он, несомненно, скучает по Советскому Союзу и не является поклонником Горбачева, особенно если учесть результаты его непродуманных реформ. Тем не менее, у Путина тоже не было последовательного плана действий после его возвращения на президентский пост в 2012 году. Но его соглашение с Кудриным, не предполагающее каких-либо требований и ограничений, свидетельствует о том, что он, по крайней мере, рассматривает такую возможность.

Это лучше чем ничего, однако режим будет отчаянно бороться против любых попыток сделать его менее репрессивным. Хотя Кудрин и другие здравомыслящие экономисты стараются изо всех сил, Россия продолжает отставать от других крупных экономик.

Bloomberg, перевод ИноСМИ

Кризис в России: прогнозы , ,

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.