Подготовка к прошлой войне: Кремль против Интернета

КремлеботыПосле протестов 2011 года Кремль определил новые источники угрозы, которые раньше считались незначительными. Это интернет-СМИ, социальные сети и само по себе интернет-пространство. По ним последовательно нанесли удары, после которых, по задумке, ничего крамольного из них вырасти больше не сможет. Но на деле Кремль победил интернет образца 2011 года, а за пять лет многое успело измениться.

Казалось бы, что может быть скучнее приближающихся думских выборов в России. Ведь они будут совсем не чета яркой кампании 2011 года, превратившейся тогда, по сути, в референдум за или против партии власти с чередой площадных протестов после. В этом году все сонно до неприличия. Всего через пять месяцев, в сентябре – сразу после отпусков и дач, голосование, а яркой политической борьбы пока не видно.

Можно представить, как в Управлении внутренней политики Кремля довольно потирают руки. Они избежали (ну вот почти уже) очередной развилки на Майдан. Провели мощную работу над ошибками, выявили заблаговременно точку бифуркации и загасили ее. Теперь можно расслабиться, наблюдая, как Яшин с Касьяновым грызутся в фейсбуке, а люди Навального и Ходорковского делят одномандатные округа.

С точки зрения администрации президента, они предусмотрели все. Кошмар-2011, когда ситуация вышла из-под контроля, не может повториться. Не должен. Прошлые ошибки учтены и потенциальные источники заранее нейтрализованы: тут сняли главного редактора, тут надавили на собственника, на того дело завели, а другой спешно уехал из страны.

С особым старанием на отечественном и зарубежном опыте были изучены опасности, исходящие от интернета, и приняты соответствующие меры. Крупнейшие независимые интернет-СМИ, которые, по мнению Кремля, не просто активно освещали протесты 2011 года, но и участвовали в их организации, или закрылись, или сменили редакционную политику. Созданы механизмы для масштабной цензуры в интернете: только в 2015 году, по данным правозащитной организации «Роскомсвобода», в Рунете было заблокировано больше миллиона сайтов.

Крупнейшую социальную сеть «ВКонтакте» перевели в управляемый режим, а ее создателя Павла Дурова отправили в полудобровольную эмиграцию. Власти готовы к возможному отключению Facebook и Twitter – кризисная ситуация во время процесса над братьями Навальными показала, что они не пойдут на безоговорочное сотрудничество с российскими властями.

Неэффективные уличные молодежные движения вроде «Наших» свернуты. Вместо них создана полноценная система по манипулированию общественным мнением в интернете с помощью фабрик троллей и кремлеботов. Летом 2014 года прошли учения по действиям властей при отключении России от глобального интернета в целом.

Если суммировать вышеперечисленное, видно, что были определены приоритетные источники угрозы, прежде всего те, что раньше считались незначительными. Это интернет-СМИ, социальные сети и сама организация интернет-пространства как таковая – и по ним последовательно были нанесены удары, после которых, по задумке, ничего крамольного из них вырасти больше никогда не сможет.

В этом безупречном на первый взгляд рассуждении есть серьезная логическая ошибка. Кремлевские генералы тщательно подготовились к предыдущей войне, то есть победили интернет образца 2011 года. Но за пять лет многое успело измениться.

Прежде всего, за эти годы еще 22 миллиона человек в России завели привычку каждый день пользоваться интернетом (данные РАЭК). Теперь их 66 миллионов человек. Совокупная аудитория рунета выросла до 80,5 миллионов человек в этом году. Одновременно с этим за пять лет индекс несвободы интернета в России, по версии Freedom House, поднялся с 52 (частично свободный) в 2011 году до 62 (полностью несвободный) к 2016 году.

Интернет стал другим, и не только технически: людей стало намного больше, но сама площадка была зарегулирована государством. Но не полностью: уже сейчас появляется альтернативная инфраструктура в обход официальных барьеров.

Это бум мессенджеров с их защитой данных – в России он происходит вслед за Восточной Азией. Не просто мифические революционеры (или там экстремисты-исламисты, как уверяют российские следователи) сидят в подзамочных чатах в Telegram, новом детище создателя «ВКонтакте» Павла Дурова, но и студенты, менеджеры, бизнесмены. Какую бы цензуру ни ввели, их переговоры остаются защищенными, и, предположим, стихийный сход, организованный через такой канал, просто невозможно заранее предугадать.

Вслед за Telegram, который сделал секретность и защищенность своей визитной карточкой, недавно шифрование передаваемых сообщений во всему миру запустил и куда более мейнстримный WhatsApp, и это теперь проблема не только российских спецслужб.

За последние годы созданы десятки, если не сотни более экстремальных приложений, которые позволяют общаться и координировать действия в условиях полного отключения интернета и даже сотовой связи. Самым известным можно считать Firechat, приложение, созданное российскими разработчиками и успешно протестированное в ходе протестов Occupy в Гонконге: оно соединяет близко расположенные друг к другу телефоны в сеть в через блютус-порты.

Добавьте к этому самые разные замкнутые сетевые сообщества – от даркнета (буквально подполья интернета, где существуют только соединения, без посредников вроде государства – именно туда вытесняют техническую элиту Рунета гонения на торренты) до обычных закрытых форумов, куда невозможно попасть извне.

Кроме того, хватает и простых технических ограничений, в которых приходится жить российской негласной онлайн-цензуре: например, она до сих пор не научилась успешно банить, то есть запрещать приложения для iOS или Android.

Российская власть просто не может отследить всё. Даже если Путин заведет не одного советника по интернету, а наймет дюжину лучших медиааналитиков мира, он все равно не заткнет все возможные будущие дыры. Это просто невозможно.

В 2011 году Кремль счел незначительными сетевые издания и соцсети и в итоге получил Болотную. Сегодня он неизбежно снова что-то упускает, хотя и хочет за всем уследить.

Илья Клишин, carnegie.ru

Новости кризиса: текущая ситуация в России , ,

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.