Беднеем по-советски: 89% россиян перешли в режим экономии, 11% не отказывают себе ни в чем

Обнищание россиянДевять из десяти россиян за прошедший год перешли в режим экономии. При этом 43% экономили на еде, а доля продуктов питания в розничной торговле впервые с 2008 года превысила долю непродовольственных товаров. Таковы выводы опроса и мониторинга, опубликованных на днях. По мнению экономистов, такая модель потребления приближается к советской. Банки.ру спросил экономистов, означает ли статистика, что для россиян наступил очередной период бедности, и как долго он продлится.

«У страха перед кризисом глаза велики»

За прошедший год 89% россиян перешли в режим экономии, и только 11% не отказывают себе ни в чем. Таковы результаты всероссийского опроса исследовательского холдинга «Ромир». Опрос прошел в марте этого года, а его итоги были обнародованы только что. При этом 43% респондентов заявили, что экономили на еде, каждому третьему из опрошенных (31%) пришлось сократить траты на одежду и обувь, а каждому пятому — на деликатесы (23%), путешествия (21%) и развлечения (20%).

Примечательно, что относительно первоочередных трат — на еду и одежду — ожидания россиян были более оптимистичными, чем реальная ситуация. Год назад о планах экономить на продуктах питания заявляли в три раза меньше респондентов — всего 15% против 43%, рассказавших о реальной экономии. Сокращать расходы на одежду и обувь собирались в полтора раза меньше опрошенных — 21%. При этом не совсем оправдались опасения насчет других трат: экономить на путешествиях собирались 32% (реально экономили 20%), на деликатесах — 32% (реально экономили 23%).

«Таким образом, можно говорить о том, у страха перед кризисом глаза велики, — делают вывод социологи «Ромира». — Год назад россияне рисовали мрачные картины об отказе от путешествий, развлечений, ресторанов, однако смогли приспособиться к новой ситуации. Да, действительно, многим пришлось пересмотреть распределение своих бюджетов и сократить расходы на еду и одежду. Однако они все равно нашли средства, чтобы побаловать себя посещением развлекательных мероприятий, ресторанов или поездками на отдых».

Кроме того, в феврале 2016 года доля пищевых продуктов составила более половины в розничном торговом обороте — впервые за восемь лет. Об этом свидетельствуют данные оперативного мониторинга, подготовленного экспертами Института социального прогнозирования РАНХиГС. «В структуре оборота розничной торговли удельный вес пищевых продуктов, включая напитки, и табачных изделий составил в феврале 50,1%, непродовольственных товаров — 49,9% (в феврале 2015 года было 49,3% и 50,7% соответственно). Устойчивая тенденция к росту доли продовольствия в торговле привела к тому, что впервые за период с января 2008 года показатель доли пищевых продуктов превысил долю непродовольственных товаров в розничной торговле, и предыдущий рекорд доли продовольствия 49,6% (май 2009 года) в феврале 2016 года был побит», — говорится в мониторинге.

Однако эти данные не говорят о том, что россияне потратили на еду более половины своих доходов, указывает доктор экономических наук, заведующий центром анализа социальных программ и рисков института социальной политики НИУ ВШЭ Сергей Смирнов. «Это не структура расходов, а соотношение продовольственных и непродовольственных товаров в розничных продажах, — указывает эксперт. — Ведь, кроме приобретения продовольственных и непродовольственных товаров, мы должны платить налоги, оплачивать услуги и так далее». Он отмечает, что хотя доля расходов на питание растет, но пока составляет не 50% в структуре трат россиян, а все-таки несколько меньше. Кроме того, мониторинг РАНХиГС учитывает февральскую статистику, а по данным Росстата за март удельный вес пищевых продуктов в розничной торговле вновь снизился до 49,6%, то есть снова составил меньше половины, указывает президент финансовой компании MFX Group Игорь Волков.

Тем не менее, по данным Росстата, падение доходов населения в марте продолжилось и составило 1,8% по сравнению с мартом прошлого года. Падение доходов продолжается уже 16 месяцев подряд, с ноября 2014-го. А еще более показательную статистику Росстат публиковал в феврале: по данным ведомства, впервые за 18 лет в 2015 году россияне потратили больше, чем заработали. Отрицательная разница между доходами и расходами составила 420 млрд рублей.

Банки.ру спросил экономистов, следует ли россиянам готовиться к периоду бедности и как долго население будет «затягивать пояса».

«Бедные времена» уже настали

Опубликованные данные говорят о том, что значительная часть россиян оказалась в ситуации, когда их доходы не только не позволяют делать сбережения, но и не способны полностью обеспечить элементарные потребности, говорит Игорь Волков из MFX Group. «Экономия на еде, в которой признались 43% населения, продиктована вовсе не стремлением накопить на крупную покупку или создать «подушку безопасности». Все гораздо проще: у многих россиян денег хватает только на еду, да и на той приходится экономить, выбирая дешевые продукты», — считает эксперт. Более того: заведующий кафедрой государственного и муниципального управления РЭУ имени Плеханова Руслан Абрамов полагает, что речь уже не только об экономии — по сути, идет «игра на выживание». По мнению руководителя программы «MBA – банковский менеджмент» бизнес-университета «МИРБИС» Владимира Григорьева, об этом свидетельствует в том числе и «бум микрофинансовых организаций»: «Когда люди берут деньги под 2% в день, это значит, что у них банально не хватает денег, в том числе на продовольствие».

Расходы на питание у россиян растут по всем без исключения группам населения — как у самых бедных, так и у самых богатых, говорит Сергей Смирнов из НИУ ВШЭ. По данным Росстата, за III квартал 2015 года (данных по году еще нет), уже более 30% населения тратили на продукты более 40% всех расходов, при этом средний показатель по III кварталу 2014 года составил 26%, приводит статистику эксперт. «Это не экономия, а необходимость введения в себя 2 тысяч калорий ежедневно, притом что каждая калория дорожает», — объясняет экономист.

Больше всего выросли траты на питание как раз у самой обеспеченной группы жителей страны («верхние» 10% населения по уровню дохода) — рост составил более 40%, приводит пример Сергей Смирнов. «Скорее всего, эта группа не отказывает себе ни в чем, не ухудшает качество своей продовольственной корзины — просто эта корзина стала стоить на 40% дороже», — поясняет он.

Но большинству россиян становится все тяжелее наполнять свою продовольственную корзину, и ее содержимое смещается в сторону более «примитивных» продуктов, говорит Сергей Смирнов: так, в 2015 году в сопоставимых ценах россияне стали покупать на 17% меньше рыбы и морепродуктов, на 11% — свежих фруктов, на 15% — сахара. «Единственное, чего стали покупать больше, — свежего картофеля: на 6%», — отмечает эксперт.

По его словам, период кризиса может стать «золотым временем» для различных сервисов ремонта — когда люди будут меньше покупать новую одежду, технику, автомобили и прочее, а будут больше стараться починить старое и, соответственно, возрастет потребность в такого рода услугах. «Очевидно, мы «вползаем» в советскую модель потребления, — плоха она или хороша, — мситает Сергей Смирнов. — Советская модель была периодом дефицита, этакой «антресольной» экономики, когда сберегались какие-то пружинки, угольные щетки для пылесоса, которые, казалось бы, никогда не будут востребованны. Однако можно поменять лампу в ламповом радиоприемнике, и он будет работать еще 15 лет».

Ползучая инерция

Пессимистичная картина с потребительским поведением может затянуться как минимум до конца 2016 года, и лишь после этого начнется медленное улучшение, которое вернет прежний уровень жизни лишь через несколько лет, после 2020 года, при условии ускорения экономики, полагает вице-президент IFC Financial Center Станислав Вернер. Он приводит оценки Минэкономразвития, согласно которым в 2016 году ожидается снижение доходов на 4,1%, после чего будет наблюдаться их рост в 2017—2019 годах на 1,7%, 2,1% и 2,0% соответственно.

Однако и после улучшения ситуации с доходами россияне будут какое-то время экономить «по инерции», не исключают эксперты. «Я только очень надеюсь, что новый период кризиса продлится не очередные 75 лет, — иронизирует Сергей Смирнов из НИУ ВШЭ, — иначе утрачиваются все навыки жизни в рыночной экономике». В период инерции люди будут подстраховываться и запасаться на новый день, в первую очередь деньгами, прогнозирует он.

Но вряд ли этот период будет долгим — россияне охотно увеличат расходы, как только доходы будут это позволять, считает Игорь Волков из MFX Group. «Большинство россиян все-таки не склонны к накоплению, культура сбережения и инвестирования сформировалась лишь у незначительной части населения, имеющей доходы выше среднего, — рассуждает эксперт. — На обывательском уровне существует предубеждение против значительных накоплений: они все равно «обесценятся», сгорят в лопнувшем банке и так далее».

Профессор высшей школы финансов и менеджмента РАНХиГС Станислав Фурта сетует, что период кризиса не стал для населения стимулом оттока в предпринимательскую среду: по данным Федеральной налоговой службы на апрель 2015 года, в ЕГРИП зарегистрировано 3,5 млн индивидуальных предпринимателей, а прекратили свою деятельность 7,7 млн человек. «Кошмар этого экономического кризиса заключается как раз в том, что он медленный, ползучий, ему присущи куда меньшие встряски, чем в период кризиса 2008—2009 годов. Ведь человек в ходе кризиса может стать деятельным экономическим субъектом, способным кардинально изменить к лучшему ситуацию в стране. Но этого не происходит. И я, увы, не могу предсказать, сколько у российского потребителя сохранится эта самоуспокоенность: «Плохо, но могло бы быть и хуже!», — комментирует профессор.

В развитых странах на еду тратят меньше

В самых экономически развитых странах Европы с высокими доходами жителей население тратит на еду в последние годы в пределах 15% общих затрат семьи, свидетельствуют данные РИА Рейтинг, подготовленные на основе информации Росстата, МВФ и национальных статистических служб европейских стран. Расходы приведены на основе анализа бюджетов среднестатистических домохозяйств по итогам 2014 года.

Лидером рейтинга стала одна из самых благополучных стран мира — Люксембург: его жители тратят на еду в среднем 8,7% от всех расходов семьи. Затем следуют Нидерланды, Великобритания, Дания, Норвегия, Швейцария, Австрия, Германия, Кипр, Финляндия (10—12,7%). Россия находится на 28-м месте в списке со средним показателем 28,5% (между Латвией и Хорватией), на 36-м — Белоруссия (39,2%). Замыкают рейтинг из 40 стран Казахстан, Молдова и Украина — их жители тратят на продукты 42,2%, 43,8 и 56,5% от всех расходов семьи соответственно.

«Как правило, чем ниже в стране доля расходов на еду, тем выше уровень жизни семей. То есть тем большую часть их расходов составляют затраты, не связанные с физиологическими потребностями — на питание вне дома, путешествия, образование, развлечения и прочее. Жители стран с высокой долей расходов на питание больше страдают от продуктовой инфляции — рост цен на продукты приводит к тому, что в их семьях приходится еще сильнее отказываться от менее жизненно важных затрат, увеличивая и так высокую долю расходов на еду», — объясняют авторы рейтинга.

Елена ПЕТЕШОВА, Banki.ru

Социальная статистика кризиса ,

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.