Каким будет мир после кризиса?

Нынешний кризис изменил существующую экономическую систему. Гегемония Западной Европы и США уходит в прошлое. Будущее – за бедными и голодными жителями третьих стран, которым нечего терять.

Нынешний кризис — явление неуникальное. Он является одним из множества краткосрочных спадов в истории мирового капитализма, необходимых для его развития. Так считает российский историк Нефедов и его американский коллега Джек Голдстоун, выступавшие на конференции «Возвращение политэкономии: к анализу возможных параметров мира после кризиса». Ученые уверены: мир скоро преодолеет финансовый кризис. За спадом обязательно начинается период роста. Однако глобальная экономическая система уже не будет прежней. Почему? Попробуем разобраться.

По мнению профессора Нефедова, «капитализм может существовать только в условиях перманентной технологической революции». Это помогает ресурсам расти. А значит нынешний кризис спасет очередной технологический рывок. Однако смогут ли старые лидеры экономического развития – США и Западная Европа – совершить этот рывок?

Вот тут-то и начинается самое интересное. Любой технологический рывок, инновационный продукт – это начинание, связанное с экономическим риском. Капитализм неизбежно включает в себя долю риска – так того требует упоминавшееся выше интенсивное развитие. Сегодня же есть все основания полагать, что бывшие гегемоны экономического развития – США и страны Западной Европы – мало способны на риск, необходимый для качественного технологического рывка. Голдстоун приводит простой пример: собственных детей. Они выросли в благополучной семье и с самого начала имели все, что хотят. Зачем сытым и довольным идти на риск, когда можно пользоваться проторенной дорожкой и вести спокойное, размеренное и достойное существование? Ученый разводит руками: «мне очень трудно заставить своих детей двигаться дальше».

Зато необходимая «пассионарность» есть у тех, кому нечего терять. «Бедные и голодные» народы Азии, Африки и Латинской Америки – вот кто способен вновь заставить капитализм расцвести. Впрочем, дело не только в способности рисковать. Очень большую роль в процветании третьих стран будет играть численность населения. В то время, как развитый мир страдает от спада рождаемости, эти регионы наращивают, пожалуй, самый главный экономический ресурс – человеческий.

Посткризисный мир по Голдстоуну будет выглядеть следующим образом. В системе новой мировой экономики доходы снова приобретут прямую зависимость от производимых продуктов. Деньги будут подкрепляться реальным товаром, а не финансовыми спекуляциями. Инвестиции и производство будут снова зависеть от потребления. Спрос и предложение войдут в свою исконную экономическую взаимосвязь. Но вместо Европы и Северной Америки новыми лидерами мировой экономики станут страны Азии, Латинской Америки и Африки. К 2050 году на их долю будет приходиться около 80% мирового ВВП.

В Европе численность рабочего населения сократится до уровня 1950 годов. США и Канада будут много тратить на социальные программы — пенсии и здравоохранение. США к тому же будут страдать от растущего национального долга. Азия, Латинская Америка и Африка накопят один из важнейших экономических ресурсов – человеческий. Молодое население этих стран станет основным двигателем инновационной экономики. Успешными будут те компании и страны, которые смогут приспособиться к изменившейся обстановке и предложат многочисленным потребителям Азии, Латинской Америки и Африки «правильные» товары по тем ценам, по которым они согласятся их купить.

Раньше в системе мировой экономики основными действующими лицами были национальные государства, ведущие ограниченную международную торговлю. С недавнего времени границы национальных экономик стали размываться. Это могло сыграть позитивную роль в корректировке дисбаланса произведенной продукции и денег. Мировые финансовые потоки могли бы уравновесить расшатанные национальные экономики.

Но все структуры принятия решений, все политические институты оставались национальными, не было выведено никаких общих, глобальных правил игры, которые могли бы контролировать мировые денежные потоки. Будущее мировой экономики состоит в дальнейшей интеграции, создании нового типа глобального потребителя. Это потребует более эффективных наднациональных структур, способных контролировать глобальный рынок.

Автор: Ксения Швецова, источник — finam.info

Мировой кризис: последствия и перспективы

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.