Наталья Зубаревич: быстрого коллапса не будет, протестов — тоже

Наталья ЗубаревичИзвестный российский экономист и географ, профессор Наталья Зубаревич на открытой лекции в Институте политических наук и международных отношений Вильнюсского университета (Литва) объяснила процессы, которые сегодня переживает Россия. Предлагаем нашим читателям основные тезисы ее доклада.

Четвертый кризис

По словам Зубаревич, Россия сегодня переживает четвертый кризис в своей новейшей истории. Его нельзя назвать самым тяжелым (намного тяжелее в экономическом плане был период кризисного перехода 1991-95 годов), но у него есть свои особенности, которые его отличают от всех предыдущих кризисных лет (тут также можно вспомнить российский кризис 1998 года и глобальный кризис 2008-09 годов).

«Нынешний кризис начался со стагнации. Его начало — декабрь 2012 года. Он связан с тем, что перестала работать старая модель, которая была основана на росте цен на нефть. Иными словами, как только цены перестали расти — экономика остановилась», — утверждает Зубаревич.

Вторым ударом по российской экономики, по мнению исследователя, стала дополнительная нагрузка на бюджеты регионов, связанная с повышением заработной платы бюджетникам. «Инвестиции, а также доходы простых людей стали падать еще до Крыма — в январе 2014 года», — отмечает Зубаревич.

Снижение «нефтяной ренты» не могло не сказаться и на федеральном бюджете. Именно здесь Зубаревич видит основные риски для России. По ее данным, в 2015 году дефицит федерального бюджета составил 2 триллиона рублей. «Это первый год большого бюджетного дефицита», — отмечает исследовательница.

Концентрация бюджета

Анализируя проблемы российского бюджета, Зубаревич отмечает, что на него ложатся две главных нагрузки. Одна из них — милитаристские расходы. По сведениям исследователя, 20,4% федерального бюджета составляют расходы на оборону, еще 12,6% — деньги на национальную безопасность. «Это по-сути бюджет войны», — утверждает Зубаревич.

Вторая большая нагрузка на федеральный бюджет — социальная политика.

Иными словами, именно по этим двум направлениям (или хотя бы по одному) российскому руководству придется сокращать расходы. Зубаревич не берется прогнозировать, которая из упомянутых статей может подлежать урезанию. «Это будет зависеть от политического решения, от того, как разные элиты договорятся между собой. На данный момент это остается открытым вопросом», — подчеркивает экономист.

Не видит Зубаревич возможного выхода и в так называемой децентрализации бюджетных средств. По ее словам, более половины бюджета составляют деньги, получаемые от четырех регионов — это Ханты-Мансийский округ (нефтяная промышленность) и Ямало-Ненецкий (газовая промышленность), а также Москва и Санкт-Петербург (инвестиции, налоговые сборы). По ее словам, децентрализация ничего не даст, поскольку бедные регионы останутся бедными, а богатые — богатыми.

При этом Зубаревич прогнозирует, что мощная денежная поддержка будет продолжать оказываться Северному Кавказу и Крыму. «А вот регионам среднего уровня деньги могут сократить», — считает она.

Быстрого коллапса не будет…

В то же время Зубаревич отмечает, что российские регионы приспосабливаются к кризису. Делают они это разными способами. В основном — наращивая долги и сокращая то, что можно сократить.

По словам исследователя, похожим образом действует и федеральная власть. «Используется система непрозрачной поддержки. Именно так можно охарактеризовать российскую политику. Там, где образуются дыры — пытаются их затыкать деньгами. Система плохая, но гибкая. Поэтому быстрого коллапса бюджетной системы я не жду», — отмечает Зубаревич.

По словам экономиста, не сегодняшний день система уже легла на дно. Сегодня можно говорить о «новой стабильности в худших условиях». «Происходит спад экспорта и импорта. Последний упал на 38%. Это свидетельствует о том, что экономика России закрывается. Для экономики — это всегда плохо», — говорит Зубаревич.

Похожая ситуация и с инвестициями. Деньги все еще поступают в нефтедобывающие районы и Москву, но в основном наблюдается сильный инвестиционный спад. Не хлынули инвестиции и в Крым (вопреки обещаниям Кремля). «В Крыму действуют две инвестиционные программы — это строительство моста через пролив и создание энергомоста. На это денег хватит. При этом, инвестиций и масштабных проектов непосредственно на территории Крыма — нет», — отмечает исследователь.

При этом, по мнению Зубаревич, российская экономика сможет еще довольно долго просуществовать в таком подвешенном состоянии, если пойдет на уменьшение расходов бюджета и продолжит жонглировать перераспределением оставшихся средств.

…И протестов тоже

В российском обществе наблюдается значительное неравенство между различными слоями населения. «У нас нет понятия среднего уровня. По расслоению населения Россия — страна латино-американского типа. Поэтому и влияние кризиса на разные группы разное. На самую бедную группу кризис повлиял очень сильно. Инфляция в секторе продовольственных товаров составила 20%. Отметим, что именно на продукты бедные слои населения тратят больше всего денег», — констатирует Зубаревич.

Экономист отмечает, что начиная с 2015 года люди начали тотально экономить и затягивать пояса. При этом Зубаревич не видит почвы для протеста. “В массовом сознании россиян работает формула “кругом враги”. Люди не считают, что нынешнее положение — это результат политики власти”, — отмечает она.

При этом люди в России довольно охотно затягивают пояса. По словам Зубаревич, отмечается массовый откат на более низкий социальный уровень — люди готовы переходить на менее квалифицированную работу, за которую платят меньше денег. Также существует категория людей, которая «согласная на любую работу за любые деньги». Чаще всего — это представители так называемого теневого рынка (люди, которые работают «в темную», т.е. не платят налоги). По подсчетам экономиста, таких людей в России — около 20 миллионов.

Еще одна явная тенденция — высококвалифицированные специалисты, способные конкурировать на глобальном уровне, уезжают из России.

«Почему в России не возникают протесты? Просто здесь происходит адаптация к кризису по стратегии снижения и выживания. Люди не идут на протесты, считая, что это нерациональный способ. Просто переходят с более высокого на более низкий уровень доходов«, — объясняет Зубаревич. Она признает, что и сама раньше считала, что с ухудшением экономического положения в больших городах будут концентрироваться протестные настроения, однако этот прогноз не оправдывается.

Виктор Денисенко, Newsader

Кризис в России: прогнозы , , , ,

  1. kostik1
    16.04.2016 at 15:25 | #1

    Со своим Литовскими проблемами разобраться не пробовали? Если Вы такие умные, почему такие бедные и почему люди бегут из Литвы быстрее, чем из России.

  1. Нет трекбеков.