Европейский выбор Республики Беларусь

БеларусьПосле многочисленных заявлений белорусского руководства о необходимости нормализации отношений с Западом в Минске, наконец, решились перейти к практической реализации. Старые форматы двухсторонних связей перестали интересовать белорусские власти, которые окончательно намереваются сблизиться с ЕС.

О том, что Минск официально интересуют только экономические вопросы сотрудничества с Евросоюзом, руководство республики говорит на каждом углу. Об этом неоднократно заявлял Александр Лукашенко, эту же версию поддерживают в Министерстве иностранных дел и Национальном собрании Республики Беларусь, и именно это должно было стать главным вопросом прошедшего 6−7 апреля в Брюсселе первого заседания координационной группы «Белоруссия — ЕС». По информации пресс-секретаря белорусского МИД Дмитрия Мирончика, на ней обсуждались «состояние и перспективы развития отношений Белоруссии и ЕС, участие Белоруссии в «Восточном партнерстве», интенсификация существующих диалогов по экономике, финансам и охране окружающей среды, запуск новых двусторонних диалогов Белоруссии и ЕС по тематике торговли, энергетики, таможни, инновации и стандартизации, сотрудничество в сфере модернизации и технической помощи, а также проблематика прав человека». И, несмотря на то, что на этой встрече, на которую никто из собравшихся и не возлагал больших надежд, не было принято никаких серьезных итоговых документов, ценность ее проведения не стоит недооценивать. Это действительно первая за последние годы серьезная встреча двух сторон на официальном уровне. До этого времени все, на что хватало Минск и Брюссель, были небольшие переговоры на уровне министерств иностранных дел, в которых зачастую с представителями белорусских властей встречались европейские чиновники довольно низкого уровня. В этот раз в Брюсселе собрались делегации под руководством замминистра иностранных дел Белоруссии Елены Купчиной с одной стороны и заместителя Генсека Европейской службы внешних действий Хельги Шмид — с другой. И вполне вероятно, что в будущем на таких встречах можно будет увидеть и само руководство внешнеполитических ведомств двух сторон.

О том, что нынешнее заседание было крайне важным для белорусов, свидетельствует тот факт, что в Минске довольно серьезно к нему готовились. На протяжении нескольких последних месяцев белорусская сторона неоднократно подтверждала желание наладить свои отношения с ЕС, что находило определенный отклик и в Брюсселе. Европейцы, помимо всего прочего, даже решили отказаться от поддержки белорусской оппозиции, которой уже дали понять, что никакой политической помощи со стороны Запада ей ждать не стоит. Такого взаимопонимания двух сторон не наблюдалось в белорусско-европейских отношениях уже довольно давно. Хотя первые подвижки были видны еще несколько лет назад, когда в ответ на неоднократные предложения Минска перевести двусторонний диалог в формат разговора на прагматичные экономические темы, без акцента на политику и права человека, в 2014 году Евросоюз запустил «Промежуточную фазу». Здесь белорусские власти совместно с ЕС обсуждали модернизацию республики без присутствия оппозиции и институтов гражданского общества. Проще говоря, Минску удалось продавить собственный формат переговоров. В конечном счете оказалось, что Белоруссия, несмотря на свои многочисленные негативные заявления в сторону Запада, по сути своей очень хорошо настроена по отношению к ЕС. И если бы Брюссель еще раньше решил закрыть глаза на идеологические и политические разногласия, то процесс сближения уже шел бы полным ходом.

Накануне встречи в Брюсселе белорусы были крайне оптимистичны, а глава внешнеполитического ведомства страны и вовсе заявлял, что нынешний диалог с Евросоюзом уже в ближайшее время принесет свои дивиденды: «В целом есть абсолютное понимание того, что надо использовать нынешнее открывшееся окно возможностей для выстраивания полноценного, уважительного, обстоятельного диалога между Белоруссией и Европейским союзом». Правда, о каких дивидендах может идти речь, Владимир Макей так и не уточнил. И, по всей видимости, в Минске и сами этого не знают. Ни для кого не секрет, что белорусская продукция абсолютно не нужна европейцам, за исключением продуктов нефтепереработки, калийных удобрений и древесины, которые и в годы санкций неплохо продавались на Запад. Снятые же ограничения и продолжающееся сближение на практике могут дать белорусам лишь определенную надежду на увеличение потока кредитов и инвестиций в республику. Правда, все это невозможно без экономических и политических реформ внутри страны. И то, что именно на этом европейцы и будут настаивать в своих встречах с белорусами, абсолютно очевидно. Об это можно судить хотя бы по тому, что накануне заседания в Брюсселе появилась информация о том, что между двумя сторонами был разработан документ, где были оговорены 29 мер по сближению, начиная от торговли, инвестиций, энергетики, и заканчивая миграцией, визовыми вопросами и безопасностью. Проще говоря, отвертеться от политических вопросов Минску так и не удалось. И сколько бы Александр Лукашенко и высшие государственные чиновники Белоруссии ни заявляли о том, что они будут развивать только экономические отношения, не пуская Запад во внутреннюю жизнь страны, с каждым разом верится в это все меньше. В Брюсселе не намерены спонсировать Белоруссию без развития в ней той формы политического строя, который мог бы устраивать европейских политиков. Более того, за требованиями трансформации системы управления страной со стороны еврочиновников в скором времени должны будут пойти и более серьезные «пожелания», вплоть до пересмотра внешнеполитического курса.

Таким образом, необходимо констатировать, что появление координационной группы вполне можно считать новым этапом развития белорусско-европейских отношений. При этом шансы его будущей жизнеспособности сегодня гораздо выше, чем у практически изжившей себя платформы «Восточного партнерства», где также создавались условия для разговора Минска и Брюсселя. Однако тогда европейцы были категоричны в своем желании видеть в переговорном процессе и представителей гражданского общества, то есть оппозицию. Сегодня же оппоненты Лукашенко оказались не у дел, так как в Евросоюзе считают, что Белоруссия окончательно созрела для прямого диалога. Вполне вероятно, что нынешние итоги переговоров, какими бы невнятными они ни были, являются всего лишь предтечей дальнейших событий. И разворачиваться события в дальнейшем будут под лозунгами, которые накануне встречи определил Александр Лукашенко. По его словам, полная нормализация отношений и углубление сотрудничества с Евросоюзом будет вестись с учетом национальных интересов, так как речь в данном случае идет об «укреплении государственного суверенитета и независимости, безопасности и стабильности Белоруссии». Проще говоря, теперь гарантией стабильности и независимости республики в Минске считают сближение с ЕС, а не только союз с Россией. На этом фоне слова Лукашенко о том, что «наконец все поняли, что Евросоюзу нужна Белоруссия именно с многовекторной политикой», выглядят нелепо и рассчитаны, пожалуй, лишь на простого обывателя, не интересующегося ничем, кроме ежедневных забот. В реальности же Минск никогда не вел реальную многовекторную политику, как в силу политических амбиций его руководства, так и по совершенно объективным причинам: являясь лимитрофным государством и находясь между двух глобальных антагонистов, невозможно постоянно работать на два лагеря. И если раньше белорусы однозначно выбирали в качестве своего главного партнера Россию, то в настоящее время эта ситуация стала постепенно меняться.

Николай Радов, ИА REGNUM

Новости кризиса: текущая ситуация в мире ,

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.