Строящийся Керченский мост не застрахован

Керченский мостОрганизация транспортного сообщения с Крымом продвигается непросто. Новости о строительстве соответствующей инфраструктуры часто появляются в прессе не в самом приятном контексте. 18 марта президент потребовал найти ответственного за трассу Керчь — Симферополь, которого «можно будет повесить, если он не сделает ничего». Через неделю сухогруз протаранил опору рабочего моста через Керченский пролив, и тогда выяснилось, что проект стоимостью 228 млрд рублей (3,3 млрд долларов) не застрахован из-за санкций.

Инцидент с участием сухогруза произошел 23 марта. Судно с турецким капитаном повредило опоры строящегося рабочего моста, ущерб оценили в 120 млн рублей (1,74 млн долларов). СМИ сообщили со ссылкой на неназванные источники, что строительство моста не было застраховано. Эту информацию подтверждают крупные участники рынка.

Российские власти официально объявили о строительстве моста через Керченский пролив в марте 2014 года. Изначально планировалось, что инвестором выступят частные компании и государство. Впоследствии власти решили, что проект будет реализован только за счет государства. Генподрядчиком стал «Стройгазмонтаж» миллиардера Аркадия Ротенберга — для проекта была создана отдельная компания «СГМ-мост».

Предполагаемая (предельная) стоимость строительства должна составить 228,3 млрд рублей. Подобные проекты всегда страхуются, однако в случае с мостом ни одна российская компания не решилась взять на себя такие риски.

«Такого рода проекты – я говорю о масштабных и уникальных инвестиционных проектах – нигде в мире не остаются в масштабах национального рынка. Они размещаются в перестрахование [за рубежом]«, — объясняет первый заместитель председателя правления СОГАЗа Николай Галушин.

В случае с Керченским мостом российский рынок не может перестраховать риски проекта в тех странах, которые поддерживают санкции в отношении России, отметил Галушин. Компании в этих государствах отказываются перестраховывать риски российских структур, попавших под санкции, а также проектов, связанных с обороной и аннексированным Крымом (например, Керченский мост). Фактически западный перестраховочный рынок оказался закрыт для российских компаний, а переговоры с другими странами к успехам не привели, отмечал портал Банки.ру.

Также страховщиков, возможно, отпугивают геологические риски, предполагала управляющий партнер юридической фирмы Stuart’s Legal Елена Стюарт. «У Керченского моста есть проблемы геологического характера, по биологии и сейсмологии, есть определенные риски по его разрушению. Об этом все давно говорят», — поясняла Стюарт.

В целом из-за санкций без международной перестраховочной защиты остались около 2 тыс. договоров страхования рисков предприятий в РФ, рассказывал Интерфаксу участник закрытого семинара страховщиков со ссылкой на выступление представителя ЦБ. В это число вошли крупные инфраструктурные, военные и авиакосмические проекты.

В частности, в марте этого года стало известно, что без полноценной страховки остался самый дорогой проект Объединенной судостроительной корпорации — строительство трех атомных ледоколов общей стоимостью 121 млрд рублей.

За рубежом также не смогли разместить риски тестовых полетов боевой авиации, писал «Коммерсант». В целом под угрозой недострахования остались авиационная, судостроительная и оборонная сферы, отмечало издание.

Госкапитализм спешит на помощь

Центробанку, который регулирует в том числе страховой рынок, сообщали о возможном влиянии санкций на страхование еще в конце 2014 года. Регулятор пытался решить проблему с помощью перестраховочных компаний в странах, которые не поддерживают санкции. В частности, велись переговоры с китайской корпорацией China Re, которая могла помочь перестраховать некоторые российские риски. Однако о сотрудничестве с ней так и не удалось договориться из-за присутствия в капитале компании американских инвесторов.

В итоге, чтобы «закрывать» риски, которые нельзя перестраховать за рубежом из-за санкций, ЦБ решил создать национальную перестраховочную компанию (НПК). Регулятор выделит более 70 млрд рублей (1 млрд долларов) в уставный капитал нового акционерного общества. Организация будет принадлежать ЦБ на 100%, говорится в законопроекте о создании НПК.

Участники рынка подозревали, что НПК будет существовать за счет бизнеса частных страховщиков. Их опасения изначально подтвердились — в первоначальном пакете документов ЦБ о создании НПК говорилось, что участники рынка будут обязаны передавать новой организации 10% рисков по перестрахованию.

«Это кормушка для чиновников. Идея была благая: защитить рынок от рисков, на которые нет емкости. На выходе получился оброк», — негодовал топ-менеджер крупной компании.

Обязательство о передаче 10% рисков в НПК не попало в законопроект. Тем не менее в документе содержится норма, которая позволяет такое обязательство включить в любой момент. Страховщики согласны с тем, что в условиях санкций нужно как-то решать проблему перестрахования, однако они не хотят увеличения доли государства в бизнесе за счет частных структур.

«В текущих экономических условиях, удержание подобных крупных рисков за счет собственных резервов страховщиков не всегда возможно даже крупными игроками. И страховой рынок поддерживает такое развитие ситуации», — говорит заместитель генерального директора «ВТБ Страхование» Алексей Володин.

Николай Галушин из СОГАЗа также в целом поддерживает создание НПК, но отмечает, что есть расхождения «в части сферы деятельности НПК». «Для российского страхового рынка в настоящее время есть потребность в емкости, которую может предоставлять НПК, только для защиты санкционных рисков, говорит Галушин. — В целом же, считаем, что рынок коммерческого перестрахования как внутри страны, так и за рубежом сформирован, поэтому потребности в дополнительном перестраховании рисков в НПК нет».

К тому же создание такой компании потребует более значительных средств, чем планируется, добавляет директор департамента перестрахования «Ингосстраха» Алексей Савельев. «Альтернативой национальной перестраховочной компании, в том числе для защиты санкционных рисков, могла бы стать система государственных гарантий, идея создания которой уже предлагалась страховым сообществом. Тем не менее, это предложение до сих пор не получило никакого отклика», — говорит Савельев.

Действующая система позволяет «довольно эффективно» решать задачу перестраховочной защиты, отмечает замгендиректора «РЕСО-Гарантия» Игорь Иванов. По его словам, все участники рынка знают друг друга и размещают риски у надежных партнеров. «Если создание пула приведёт к подмене этой работы, то смысла в нем нету, так как всё и так работает, а расходы на содержание аппарата обязательно будут, и, как показывает практика, немалые», — считает он.

Изначально планировалось, что законопроект о создании НПК вступит в силу 1 января 2016 года, однако документ до сих пор даже не внесен в Госдуму. «Поскольку тема НПК является новой и сложной, у ряда министерств и ведомств, а также профессионального сообщества возникли определенные вопросы, потребовалась серьезная дискуссия», — объяснили в ЦБ причины задержки.

В начале марта в Центробанке прошло совещание, на котором обсуждались возможные корректировки законопроекта, сообщила пресс-служба регулятора. В ближайшее время доработанный документ представят правительству, после чего он будет внесен в Госдуму.

Источник — Русская служба Би-би-си

Новости кризиса: текущая ситуация в России , ,

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.