Нефтяная игла вот-вот сломается?

Нефтяная игла вот-вот сломаетсяМногим из нас, жителей России, кажется, что нефть — главное экспортное богатство страны, вместе с газом формирующее половину федерального бюджета, — не закончится никогда. Во всяком случае, ее точно хватит на наш век, ну и на век наших детей. Для тех, кто был в этом уверен, холодным душем стали подсчеты Министерства природных ресурсов России.

Как оказалось, при текущем уровне добычи разведанных запасов нефти в России хватит менее чем на 30 лет. При этом доля трудноизвлекаемых (и, следовательно, малорентабельных для добычи) запасов в общем балансе постоянно увеличивается и уже превышает 60%.

Без технологии Россию задушат

Итак, не стоит обманывать себя: будем точны — разведанных запасов нефти в России хватит всего на 28 лет. Об этом на прошлой неделе заявил министр природных ресурсов РФ Сергей Донской. Речь идет о запасах, «о которых точно известно, где и сколько их, как извлекать». Такие запасы, по словам министра, составляют 14 миллиардов тонн. На 28 лет их хватит, если исходить из текущего уровня производства — в 2015 году было добыто около 505 миллионов тонн.

Увы, российский нефтяной век оказался удручающе коротким. Получается, что мы — поколение пятидесятилетних — еще проживем свою жизнь с нефтью, а вот детям, когда они достигнут нашего возраста, уже придется обходиться без «черного золота».

Впрочем, определенную надежду министр Донской оставил и для следующего поколения. По его словам, извлекаемых запасов нефти на территории России вдвое больше — 29 млрд тонн. Таким образом, их хватит уже на 57 лет.

Вообще-то, если приглядеться к мировым рейтингам стран по доказанным запасам нефти, окажется, что место России там стабильно высокое — не ниже восьмого. А это означает, что надежда на жизнь с «черным золотом» есть даже у наших внуков. Однако надо понимать, что в этих рейтингах учитываются трудноизвлекаемые запасы (ТРИЗ) и ресурсный потенциал континентального шельфа, которые можно вовлекать в оборот лишь по мере развития технологий.

Так что дело остается за малым — умудриться извлечь эти самые ТРИЗ. Для этого требуются две вещи: серьезные инвестиции и передовые технологии. И с тем, и с другим у России сейчас большие проблемы. Лишних денег нет даже у традиционно считающейся сверхблагополучной нефтянки — экономический кризис на дворе. А путь к новым технологиям, преимущественно иностранным, закрыли международные санкции, которыми Москву душат после присоединения Крыма.

Важным сдерживающим фактором для развития новых нефтяных месторождений является и текущий низкий уровень цен на «черное золото». Дело в том, что себестоимость добычи ТРИЗ — 60-80 долларов за баррель. Нынешний уровень нефтяных цен в 35-40 долларов за баррель практически делает их разработку запретной. Кто будет этим заниматься себе в убыток? Ни частные компании, ни государство просто не могут себе этого позволить, особенно в условиях кризиса.

Между тем доля трудноизвлекаемых запасов в структуре общих запасов углеводородов, по данным самого Минприроды, растет. Еще в прошлом году она превысила 60%. Сергей Донской предупредил, что без открытия новых месторождений добыча традиционных запасов начнет снижаться уже с 2020 года. Но для этого надо развивать геологоразведку, что при нынешних низких ценах на нефть компаниям опять же не выгодно.

Кстати, эксперты подсчитали, что если в российский нефтяной баланс внести битуминозные пески и сланцевую нефть, как это сделали Канада и США, то наши запасы составят 100 млрд тонн — почти треть всех мировых запасов. Но пока это больше похоже на некую манипуляцию с цифрами, чем на реальную оценку, данную министром Донским.

Нефтяная игла может и сломаться

Падение добычи нефти, как и падение ее цены, — это потеря денег государством и компаниями. Инвестиционная привлекательность отрасли в целом снижается, финансовые потоки идут в другом направлении, а структура ВВП меняется. Поэтому и обвал котировок, и истощение запасов — это еще и реальные шансы сломать нефтяную иглу, на которой твердо сидит в 21 веке российская экономика. Но надо осознавать, что для России такая ломка станет настоящей шоковой терапией.

Между тем к шоковой терапии прибегают, когда государство сталкивается с ресурсным кризисом (в нашем случае — дешевеющая нефть, снижение добычи, уменьшение запасов). Экономике в любом случае приходится адаптироваться к новым условиям, но происходит это с драматическим падением уровня жизни населения. Яркий пример — Венесуэла, чье правительство долгие годы игнорировало развитие несырьевых отраслей, и теперь население пожинает горькие плоды: инфляцию в 720%, обвал национальной валюты, дефицит продуктов питания и товаров первой необходимости.

В то же время из-за ценовых колебаний нефтяного рынка начинают все более активно развиваться другие направления: источники возобновляемой энергии в Европе и Китае, сланцевая добыча в Америке, возвращение интереса к атому, чему не смогла помешать даже авария на АЭС «Фукусима-1» в Японии. Мир активно ищет альтернативу дорогой нефти, и, по мнению многих экспертов, в долгосрочной перспективе это приведет к сокращению доли углеводородных ресурсов в мировом энергобалансе. Вот и российскую экономику, по этой логике, до 2020 года, когда начнется сокращение традиционных запасов, необходимо диверсифицировать.

Слова Сергея Донского об истощении запасов нефти — хороший повод в очередной раз задуматься о так называемых структурных реформах, без которых, по мрачному прогнозу Минфина, Россию ждет 15 лет застоя. Суть преобразований — диверсификация экономики. Звучит просто, да реализация задуманного, как показывает российская практика, осуществляется с большим трудом.

Прогноз Хошбахта Юсифзаде

Проблема «конца нефти» актуальна и для других нефтедобывающих стран, чьи экономики во многом зависят от экспорта «черного золота». Вот и в Азербайджане периодически вспыхивают дискуссии о том, насколько здесь хватит запасов. Мнений на сей счет, как водится много, причем диаметральных. Наиболее конкретным и обоснованным нам представляется то, что дал в прошлогоднем интервью для сайта Haqqin.az первый вице-президент Госнефтекомпании Азербайджана (SOCAR) Хошбахт Юсифзаде.

По его словам, геологические запасы нефти на блоке «Азери-Чыраг-Гюнешли» (АЧГ) составляют 2 миллиарда тонн, из них 1,2 милллиарда тонн извлекаемые, причем только половина этого объема будет добыта до 2024 года. Мало это или много, можно судить по следующим показателям: до сих пор с АЧГ извлечено всего 381 млн тонн нефти, из которых 208 млн тонн приходятся на долю прибыльной нефти Азербайджана, а до 2024 года с учетом этого объема общая добыча составит 623 млн тонн нефти. То есть извлекаемых запасов нефти на АЧГ осталось чуть ли не вдвое больше, чем добыто почти за 20 лет эксплуатации блока. А поскольку разработка этого блока с высокой долей вероятности продолжится и после 2024 года, это позволит к 2060 году добыть с блока АЧГ в целом еще до 1,2 миллиарда тонн нефти путем повышения коэффициента извлечения нефти. Словом, перспектива добычи азербайджанских ТРИЗ просматривается где-то на горизонте 60 лет, что практически совпадает с подобным же российским прогнозом, составляющим, напомним, 57 лет.

Что из этого следует? И Москве, и Баку, безусловно, следует думать о вливании новых средств и развитии новых технологий в нефтянку — без этого драгоценные углеводородные запасы превратятся из «кормилицы бюджета» в мертвый груз. Параллельно необходимо развивать альтернативную энергетику — уже очевидно, что за ней будущее, причем не такое уж и далекое.

А еще жизненно необходимо диверсифицировать экономику, чтобы она не зависела исключительно от капризов нефтяного рынка. Все это требует колоссальных финансовых ресурсов, которых сегодня нет ни у России, ни у Азербайджана, чьи экономики переживают, мягко говоря, не лучшие времена.

Однако и поводов для паники нет — на ближайшие 30-50 лет наши страны обеспечены нефтью и энергетический голод нам явно не грозит. Ну а за эти десятилетия, понятно, все еще не один раз поменяется и в экономике, и в геополитике — хочется верить, что в лучшую для наших стран сторону.

Дмитрий Докучаев, Haqqin.az, Азербайджан

Мировой кризис: последствия и перспективы, Новости кризиса: текущая ситуация в России

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.