Валентин Катасонов: «Большой Китай» — главный конкурент США на мировом рынке прямых инвестиций

Валентин КатасоновПрямые инвестиции — одна из важнейших форм международного движения капитала. Они представляют собой вложения в акции и капиталы, которые дают инвестору право управления. В прошлом веке основной формой прямых инвестиций были проекты по созданию новых предприятий и компаний («с нуля»), однако сегодня такие инвестиции уходят на второй план. Наиболее распространенной формой прямых инвестиций сегодня являются сделки по поглощению или слиянию существующих компаний. Это своеобразный инструмент экономического передела мира.

С 80-х гг. прошлого века статистику прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в мире ведет международная организация ЮНКТАД (Конференция ООН по торговле и развитию). Каждый год ЮНКТАД выпускает доклад WorldInvestment, в котором содержатся данные об экспорте и импорте ПИИ странами мира за истекший год и даются прогнозы на ближайшее будущее. В течение нескольких последних лет как в группе экспортеров, так и в группе импортеров ПИИ определилась устойчивая тройка лидеров («Большая тройка»): США, КНР и Гонконг.

Последний доклад World Investment 2014 увидел свет летом 2015 года. В табл. 1 и 2 приводятся данные ЮНКТАД о ведущих странах-импортерах и странах-экспортерах ПИИ в 2014 году. США, КНР и Гонконг занимают первые три строчки в обеих таблицах.

Ведущие страны-импортеры капитала в форме ПИИ в 2014 г.

На «Большую тройку» пришлось 26,4% мирового импорта ПИИ и 44,1% мирового экспорта ПИИ.

Ведущие страны-экспортеры капитала в форме ПИИ в 2014 г.

Хотя ЮНКТАД в своей статистике выделяет Гонконг в качестве самостоятельного субъекта международного инвестиционного обмена, следует помнить, что указанная территория имеет лишь относительную автономию, являясь особой административной зоной Китая. КНР, часто называемая «континентальным» Китаем, достаточно активно использует Гонконг в качестве своих «ворот» и своего «шлюза» для осуществления торгово-экономических связей с остальным миром. В том числе для того, чтобы проводить операции по экспорту и импорту ПИИ.

Поэтому можно сказать, что абсолютными лидерами в сфере экспорта и импорта ПИИ фактически являются два международных субъекта — США и «Большой Китай». Кроме Гонконга существует еще особая административная зона Китая — Макао, по ней ЮНКТАД также ведет отдельный статистический учет ПИИ. Поэтому «Большой Китай» охватывает КНР, Гонконг и Макао. В табл. 3 представлены данные, характеризующие позиции «Большого Китая» в международном обмене ПИИ.

Позиции «Большого Китая» в международном обмене капиталом в форме ПИИ (2014 г., млрд долл.)

Роли континентального Китая и Гонконга в международном обмене капиталом в целом примерно равновелики (обороты капитала в 2014 году у них были одинаковы). Вместе с тем у Гонконга просматривается экспортная специализация (превышение экспорта над импортом капитала), а у континентального Китая — импортная (превышение импорта над экспортом капитала). Роль Макао в международном обмене капиталом весьма незначительная.

Кроме того, доля «Большого Китая» в накопленном экспорте и импорте капитала (соответственно 7,54% и 10,81%) существенно ниже, чем его доля в экспорте и импорте капитала в 2014 году (соответственно 19,4% и 19,2%). Это неудивительно, поскольку «Большой Китай» еще в прошлом десятилетии не проявлял такой международной инвестиционной активности, какую он проявляет в последние годы. Соответственно, можно ожидать, что в ближайшие годы доля «Большого Китая» (если не произойдет резких изменений в нынешних тенденциях) в накопленных инвестициях как по экспорту, так и импорту капитала будет нарастать.

«Большой Китай» по экспорту капитала еще отстает от США, но отставание с каждым годом сокращается. В 2014 году совокупный экспорт капитала «Большого Китая» составил 19,14% мирового итога, у США этот показатель был равен 24,9%. По накопленному экспорту капитала отставание «Большого Китая» от США еще более значительное: 7,54% мирового итога против 25,7%.

А вот по импорту капитала «Большой Китай» уже значительно превосходил США. У «Большого Китая» доля импорта капитала в 2014 году равнялась 19,12% мирового итога, а у США — лишь 7,5%. Между тем в накопленном импорте капитала США еще значительно превосходят «Большой Китай»: 22,0% мирового итога против 10,81%. Но и здесь можно ожидать уменьшение разрыва в будущем.

До выхода очередного доклада World Investment еще несколько месяцев. Однако некоторые предварительные данные о движении капитала в 2015 году международная организация ЮНКТАД уже обнародовала. Как следует из информации ЮНКТАД, в 2015 году мировые инвестиции достигли максимума после глобального экономического и финансового кризиса 2008−2009 годов. Они выросли на 36% по сравнению с предыдущим годом и составили 1,7 трлн долларов. Вот первая десятка стран по объемам полученных в 2015 году капиталов в виде ПИИ (млрд долл.): 1) США — 384; 2) Гонконг — 163; 3) КНР — 136; 4) Нидерланды — 90; 5) Великобритания — 68; 6) Сингапур — 65; 7) Индия — 59; 8) Бразилия — 56; 9) Канада — 45; 10) Франция — 44.

Первые три строчки по импорту ПИИ по-прежнему занимают все те же три субъекта. Только США сделали резкий рывок и с третьего места переместились на первое. А КНР, наоборот, с первого места перешла на третье. Это неудивительно, поскольку в 2015 году в мире начался глобальный разворот финансовых потоков в сторону США. Он был обусловлен ожидавшимся повышением базовой процентной ставки ФРС США (которая действительно была повышена в декабре; правда, повышение составило всего 0,25 процентного пункта). В том же 2015 году имел место рекордный чистый отток капитала из Китая, который составил в общей сложности 1 триллион долларов. Правда, чистого оттока капитала по ПИИ, согласно данным китайской статистики, не было. По предварительным данным, было даже небольшое положительно сальдо по движению капитала в виде ПИИ. Тем не менее позиции Китая как импортера ПИИ сильно «просели». На фоне общих негативных процессов в сфере международного движения капитала Гонконг сумел увеличить в полтора раза импорт ПИИ.

Несмотря на высокие показатели импорта капитала в виде ПИИ, зависимость китайской экономики от иностранного капитала относительно невелика. Об этом можно судить по такому показателю, как накопленные прямые инвестиции по отношению к ВВП принимающей страны (табл. 4).

Относительный уровень накопленных прямых иностранных инвестиций в США, КНР и Гонконге (% к ВВП)

По данным ЮНКТАД, в 2014 году относительный уровень накопленных ПИИ был равен 32,9% ВВП. Можно заключить, что США в 2014 году примерно соответствовали среднемировому показателю. Для сравнения приведем показатели накопленных ПИИ по некоторым другим экономически развитым странам (% к ВВП, 2014 г.): Германия — 41,1; Франция — 44,9; Великобритания — 53,7. Из всех экономически развитых стран лишь у Японии данный показатель крайне низкий — 3,72 (что свидетельствует о ярко выраженном протекционизме политики этой страны в области международного инвестиционного обмена). У КНР относительный показатель накопленных ПИИ в 3 раза ниже среднемировых показателей. Он даже ниже уровня других стран, входящих в группу БРИКС: Индии (12,4%); Российской Федерации (20,3%); Бразилии (34,3%); Южной Африки (41,6%). Можно заключить, что Китай проводит крайне осторожную политику в отношении привлечения прямых иностранных инвестиций.

А вот у Гонконга относительный показатель накопленных ПИИ является рекордно высоким. Приведенные в табл. 4 данные лишний раз подтверждают, что Гонконг исполняет роль финансового центра, в котором зарегистрированы компании, ведущие реальную экономическую деятельность за пределами Гонконга. Основная часть компаний Гонконга ориентирована на «континентальный» Китай. Для КНР в данном случае Гонконг выступает неким «карантинным шлюзом», снижающим риски установления прямого контроля над китайской экономикой со стороны западных инвесторов.

Валентин Катасонов, Регнум

Новости кризиса: текущая ситуация в мире , , , ,

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.