Автократии персидского залива признали закат нефтяного века

Саудиты убивают экономику РоссииС фразой Германа Грефа об окончании нефтяного века, похоже, согласились не только российские либералы, тусовавшиеся на Гайдаровском форуме, пишет Владимир Добрынин на страницах ИА Регнум. Календарь едва отсчитал десяток дней, прошедших с момента завершения этого эпохального (по мнению некоторых) события, как обнаружились нефтеносные страны, сомневающиеся в своем будущем процветании.

Первой, как это ни удивительно, «выстрелила» еще вчера, 26 января, уверенная в завтрашнем дне Саудовская Аравия. Сутки спустя с криками: «Караул, спасайте!» вслед за ней бросилось еще несколько вроде бы не просто благополучных, а вполне шикующих государств Персидского залива. В речах саудитов зазвучало совершенно крамольное для этого жестко выстроенного авторитарного государства словосочетание «либерализация экономики», другие обитатели ближневосточных территорий, входящие в ОПЕК, стали «умолять Россию о создании альянса для борьбы с нефтяными спекулянтами». (Цитата — из The Telegraph, британского издания, которое в принадлежности к «органам кремлевской пропаганды» заподозрить никак нельзя).

Шагреневая кожа бюджета

«Крах нефтяного рынка обязал экономики залива сократить щедрые субсидии населению, на что оно моментально откликнулось волнением, — отмечают эксперты Chatham House, британского Королевского аналитического центра международных отношений. — Стабильность режимов в Кувейте, Бахрейне, Омане, ОАЭ, Катаре и Саудовской Аравии была основана на простом обмене: государство гарантирует безопасность, стабильность и процветание (последнее — для каждого слоя населения понимается по-своему), а народ в обмен соглашается подчиняться. Граждане стран залива не знакомы с понятием «подоходный налог», они обеспечены бесплатными медициной и образованием, рассчитываются по льготным тарифам за электричество и бензин, а иногда и получают господдержку при приобретении земли. Во многих странах (за исключением Кувейта и Бахрейна) населению гарантирована работа.

Нефтяные доходы позволяли властям пристально следить за народом, контролировать его и в случае необходимости корректировать его поведение, поднимая «в ружье» войска (как это было в Бахрейне в 2011-м).

Короче говоря, шейхи имели тишину и спокойствие в обмен на миллиарды долларов. Теперь фонтан, приносивший эти доллары, изрядно убавил напор».
ОПЕК держалась долго. С упрямством, достойным лучшего применения, противилась необходимости снижения объемов добычи ради сохранения высоких цен. Резервы, накопленные за годы нефтяного бума, казались вечными. Или, по крайней мере, вполне достаточными для того, чтобы победить соперников (США с их сланцевой нефтью, Россию с ее неисчерпаемыми запасами, etc.) по формуле «пока толстый сохнет, худой сдохнет». Штаты в нефтяном плане усохли. Россия продолжает оставаться живой, наращивая темпы добычи. Что-то пошло не так. Настолько не так, что в роли «худого» уже оказались все «зали́вные» страны.

В Саудовской Аравии заговорили о приватизации (!) и повышении существующих налогов. На горизонте замаячила перспектива введения новых сборов в пользу казны. Как свидетельствует испанская El Confidencial, в монархиях залива уже объявлено о заметных сокращениях поддержки социальной сферы.

Однако при упавшей доходности нефти это не спасает: по сведениям аналитиков Stratfor (той самой компании, где все сотрудники — отставники ЦРУ, а бывших разведчиков, как известно, не бывает), дефицит бюджета в 2016 году в Бахрейне составит 30%, в СА — 14%, в Омане — 11%, в ОАЭ — 7,2%. Исключениями выглядят только Катар (1,2%) и Кувейт, который в цифре просто еще не утвердился.

«Саудовская Аравия может обанкротиться в течение пяти лет, если не начнет реагировать на ситуацию. Причем падать саудиты будут совсем не в одиночку, а прихватив с собой Катар, Кувейт и еще целую охапку государств региона Персидского залива. Дефицит бюджета всех региональных экономик, основанных на углеводородах, обнаружил тенденцию к росту».

Такой прогноз, обнародованный три месяца назад аналитиком МВФ Бруно Версалем, тогда набатом не прозвучал. Успокаивала фраза из того же источника: «Однако кредитоспособность Саудовской Аравии, например, разрешает не обращать на это внимания года эдак до 2020-го». Однако всего за три месяца, судя по всему, ситуация допекла.

Раскол населения

«Население как минимум двух стран — СА и Кувейта — уже обозначило явное разделение на три группы: элита, национальный элемент и иностранцы, — считают аналитики упомянутого выше центра Stratfor. — Нефтяной обвал не только спровоцировал это размежевание, но еще и зафиксировал начавшееся расслоение в собственно элите. Многим членам королевской семьи Саудовской Аравии перспективы приватизации и либерализации — как нож к горлу, ведь это будет означать утрату монополии монаршей компании Saudi Aramco. В Кувейте тоже ожидается значительное сокращение бюджетных расходов в 2016 году. И вследствие этого будет нарастать противостояние между правительством и парламентом».

Еще одна опасность для шейхов исходит от второй группы — национальной. Народ отреагирует на увеличение налогов, потребовав максимальной прозрачности расходования выплаченных им средств вплоть до предоставления ему возможности контроля за процессом перетока и распределения денег. Большие массы населения, уже привыкшие жить, как миллионеры, или видевшие для себя подобные перспективы, испытывают разочарование, которое плавно переходит в недовольство. Не забудем, что устойчивость и легитимность режимов на Ближнем Востоке в основном зависит от умения правящей верхушки распределять государственные ресурсы, которые она воспринимает как собственные.

Третья группа — иностранцы — составляет, по данным Stratfor, более половины населения государств Персидского залива (за исключением Арабских Эмиратов). Иммигрантская беднота в этих странах чувствует себя финансово лучше, чем в тех, откуда они прибыли.

«Ситуация будет бить и уже сейчас бьет экономику по болевым точкам, наиболее чувствительным к внешнему воздействию, и провоцирует крайне негативную реакцию». Это мнение три месяца назад было выражено Жаном-Франсуа Сезнеком, аналитиком Центра глобальной энергетики и экспертом по Ближнему Востоку Атлантического совета США. Прогноз сбывается. Сегодня Сезнек уже заявляет о том, что «иностранцы станут теми, кто больше всего пострадает от сокращений в госбюджете, их рабочие места постараются занять местные, вынужденно освобождающиеся с сокращаемых должностей».

Специалисты из Chatham House утверждают, что из 50 миллионов жителей СА 30 миллионов — иностранцы. Что будет, если они вдруг станут требовать соблюдения их прав и/или начнут сопротивляться депортации?

Маленькие неудобства лучше большого взрыва

Нефтяной спад и вызванное им беспокойство во всех трех группах арабского общества, проживающего вокруг залива, — это своеобразный бинарный взрывной механизм. Существующие по отдельности два эти явления могут быть вполне контролируемыми и относительно безопасными, но в случае их соединения… Начавшаяся пять лет назад «арабская весна» оказалась, как и всякий процесс подобного рода, благоприятным поворотом в судьбе для одних и нереализованными амбициями для других. Сегодняшняя ситуация чревата продолжением волнений, плавно или резко переходящих в вооруженные столкновения.

Блокировать или спустить на тормозах — вот в чем вопрос. Саудиты (да и ОАЭ тоже) пока выбрали второе, урезав субсидии на топливо, но не тронув (опять-таки пока) сферу образования и социалку. Бахрейн уменьшил размеры госпомощи, позволявшей держать цены на продовольствие на приемлемом для населения уровне, и рассматривает «что бы еще можно было сократить». В Омане воздерживаются от увеличения налога на доходы физических лиц, но при этом увеличив фискальную нагрузку на предприятия (в частности, увеличен налог на прибыль). Многие страны Персидского залива стоят на пороге введения НДС, из-под которого будут выведены только образование и медицина, да еще около сотни наименований продуктов первой необходимости.

«Пока еще власти обладают достаточным количеством валюты в запасе, чтобы с ее помощью компенсировать бедным слоям потери, возникающие из-за отказа от субсидий на топливо, потребляемое внутри стран, — пишет Гонсало Эскрибано, эксперт по вопросам энергетики испанского Королевского института Элькано (Real Instituto Elcano). — В прошлом году на эту «финансовую анестезию» СА израсходовала порядка $90 миллиардов. Проблема купирована, но не решена. В наступившем году саудитам нужно потратить на нее уже 647 миллиардов.

Для поддержания своей власти саудовским шейхам придется еще и дополнительно разориться на армию. Которая и так в годы «арабской весны» была численно увеличена на 70%. Существует и еще один вариант улучшения контроля над народом — имеется возможность часть его, наиболее непокорную и склонную к бунту, лишить саудовского гражданства и переселить на пустынные земли Бахрейна (предварительная договоренность уже достигнута). Попутно будет решена и еще одна задача — суннитами Эр-Рияда разбавить шиитское большинство населения островного государства.

Боязнь депортации как стимул к повиновению

Еще одно средство, имеющееся в распоряжении властей, которое может быть применено для «укрощения строптивых», — угроза депортации.

«В СА не так мало бедных людей, коренных саудитов, которых можно убедить, что вводимый аскетизм оправдан, — считает уже упоминавшийся Сезнек. — Местные наверняка еще не забыли семидесятые-восьмидесятые годы прошлого века, когда народ отнюдь не шиковал. Для них будет вполне разумным предложение потерпеть сегодня ради светлого завтра, призыв адаптироваться к нынешним условиям, сформировавшимся вследствие резкого падения нефтяных доходов. Им можно показать, что, организуя протесты и беспорядки, они потеряют больше. Лишение гражданства и последующая депортация напугает людей больше, чем необходимость потерпеть».

С 2013 года Саудовская Аравия выслала около 900 000 нелегальных иммигрантов из страны. Кувейт и Оман заняты в настоящий момент составлением списков на выдворение лишних.

«Странам Персидского залива нужны политически демобилизованные — и иммигранты, и аборигены. Сложившаяся и до сего момента не развенчанная слава арабского рая позволяет им пока диктовать условия и держать народ в узде, говорят специалисты из Chatham House. — Положение населения сегодня полностью зависит от доброй воли властей».

«Но если «заливные» государства не возьмутся за проведение реальных, а не бумажных реформ, все описанные выше меры могут оказаться только временной отсрочкой бунта, — считает Эскрибано. — Война против ИГ и усиление Ирана, конфликт с Йеменом — все это используется как факторы, отвлекающие население от мыслей направить свой гнев на уничтожение привилегий шейхов. Так заморочить людям голову — Макиавелли гордился бы современными арабскими идеологами».

«Либерализация, приватизация» — пока только новые термины в лексиконе саудитов и не более того. Конкретным содержанием не наполненные — верхи из последних сил надеются, что «все еще может рассосаться», хотя в прессу уже просочились сведения, что правящая в Эр-Рияде династия готова продать главную свою собственность — нефтедобывающую компанию Saudi Aramco, что фактически тождественно признанию справедливости формулировки «нефтяной век кончился».

ИА REGNUM, 27 января 2016 года

Мировой кризис: последствия и перспективы, Новости кризиса: текущая ситуация в мире

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.