Ведущие российские банки разорены

Кризис в банкахЕсли о проблемах в российском Внешпромбанке (ВПБ) пишут уже второй месяц — помимо вялотекущего кризиса в российской банковской системе, то скандалы вокруг другого системного банка, ВЭБа, до поры, до времени удавалось гасить. Но сначала давайте посмотрим на общую картину пожара, уже более года сжигающего счета компаний и граждан РФ. Если за последние пять лет работы Центробанка России лицензий лишились 93 банка, то за один 2015 год мегарегулятором было отозвано 573 лицензий всех видов.

Так, в декабре прошлого внимание к проблемам в ВПБ (ТОП-40) было привлечено исключительно тем обстоятельством, что там были обнаружены счета представителей самой верхушки российского режима. Среди них — и супруга министра обороны Ирина Шойгу, и жена вице-премьера Дмитрия Козака Наталья Квачева, и зять руководителя «Транснефти» Андрей Болотов, а также семьи председателя руководителя Олимпийского комитета России Александра Жукова, посла России в Украине Михаила Зурабова и члена совета директоров «Транснефти» Артура Чилингарова. 22 декабря прошлого ЦБ ввел мораторий на удовлетворение требований кредиторов Внешпромбанка, а его руководство было арестовано.

Клиенты Внешпромбанка держали на счетах около $500 млн — но всего за год из банка было выведено $2,36 млрд. Впрочем, 181 млрд рублей Минфин и ЦБ еще как-нибудь найдут — ведь на несколько большую сумму Антон Силуанов на днях одним махом «урезал» антикризисный план Дмитрия Медведева, предполагавшего кредитование промышленных программ (в частности, для «Росагролизинга» и «Ростсельмаша»).

Увы, одним «Внешпромбанком» начало года не обошлось — в банковской системе России начал ускоряться эффект домино.

Ровно год назад лопнуло первое крупное учреждение (ТОП-71), «Фондсервисбанк» — и вместе с ним исчезли более $700 млн средств «Роскосмоса». Санировать этот лопнувший банк обязали «Новикомбанк» (ТОП-35), но об успехах санации пока не слышно, тем более, что до июня этого года группе крупных банков необходимо отдать ЦБ не менее $13 млрд рефинансирования в валюте, а им это просто не по плечу. Кстати, больше всего — причем, по отдельности от других учреждений, и в общей сложности с конца 2015 года — а именно $16,2 млрд уже должен Эльвире Набиуллиной крупнейший банк «ФК Открытие» (ТОП-3), но и ему самому, вероятно, вскоре понадобится помощь…

В январе разорился крупный банк «Интеркоммерц» (ТОП-61) — и российское агентство по страхованию вкладов, уже исчерпавшее свои средства и давно использующее ресурсы ЦБ, Минфина и резервных фондов — теперь отдает его вкладчикам $584 млн. В феврале отозвана лицензия у внешне небольшого Международного акционерного банка (МАБ), однако в нем пропали фонды подведомственного Минфину внешнеэкономического объединения «Алмазювелирэкспорт». Эти проблемы отчасти были вызваны аферами с участием небезызвестного главного режиссера «всея Руси»,
самого лучшего экс-министра финансов и их компаньона из криминального мира в сфере контрабанды бриллиантов.

Поэтому и не удивительно, что в поисках денег (внеплановое превышение расходов бюджета — уже 15%, или $27 млрд) Кремль намерен приватизировать, среди прочего (пока небольшие пакеты «Сбербанка», «ВТБ», «Роснефти» и пр.) и «АЛРОСу», занимающую лидирующие позиции в мире по объёму добычи алмазов. Последствия, вероятно, ударят и по другому банку, где свои деньги хранит любимый режиссер Путина — «Международному финансовому клубу» Михаила Прохорова (ТОП-63). Ведь только с начала этого года в России разорились еще четыре банка, среди них, по иронии судьбы и «Эргобанк», где находились счета 61 организации, входящих в систему Московского патриархата.

Но эти $16,6 млрд ($13 млрд рефинансирования, которое разумеется, никто не вернет, и $3,6 млрд по страхованию вкладов) могут показаться
карманными деньгами по сравнению по сравнению с последствиями приближающегося краха Внешэкономбанка (ВЭБ). Попавший еще летом прошлого года под западные санкции, ВЭБ немедленно обнаружил «дыру» в 1,2 трлн рублей или, по тогдашнему курсу — $18,5 млрд. Однако, банк, который уже полгода как банкрот — держат на плаву мелкими вливаниями поскольку (sic!) там находятся некие специальные правительственные счета.

В частности, именно этот банк сделали oтветственным за так называемый «олимпилиард», поэтому его внутренняя ситуация в целом гораздо хуже, чем об этом говорят вслух. ВЭБ требует уже помощи в размере 1,5 тлрн рублей ($19,4 млрд) — а это 10% доходов действующего бюджета. Бомба ВЭБа должна была взорваться еще осенью — подошли сроки погашения олимпийских кредитов». Правительство, избегая особой огласки, разместило в ВЭБе средства из Фонда национального благосостояния под практически нулевой процент — так удалось выиграть несколько месяцев. Но теперь необходимо отдавать огромные иностранные кредиты — а объявлять банкротство нельзя, поскольку долги банка «размазаны» по сегменту экономики размером в 6% ВВП. В том числе возникнет проблема с Пенсионным Фондом — в ВЭБе находились и его средства, и средства когда-то внушительных резервных фондов России.

Сегодня Кремль тихо ищет возможности списать все возможные задолженности и слить ВЭБ с каким-нибудь новым государственным банком, как это практиковалось ранее. Но в подобных масштабах — ведь только в разрезе долга речь идет о 2% прогнозируемого ВВП России в долларах США в 2016 году — подобных операций в России еще не проворачивали. Проблема же — не в недостатке рублей.

Отсюда и начало разговоров в правительстве и банковском сообществе РФ о «кипрском варианте»: конфискации вкладов. Или о более гуманной ее форме — обмене вкладов на акции нового банка, облигации займа, и так далее.

Масштаб катастрофы станет очевиден, если объять общую сумму обязательств по ВЭБ, банков получивших валютные кредиты ЦБ и банков, лопнувших в 2015-2016 годах.

Что же такое $36 млрд для России в феврале 2016 года?

  • Это 3,68% ВВП (при текущем прогнозе спада в 1,5%).
  • Это больше, чем плановый дефицит бюджета.
  • Это 20,7% от размера доходов бюджета.
  • Это 72,4% от объема Резервного фонда или 50,1% от объема Фонда национального благосостояния.

О пока скрываемом банкротстве банковской системы РФ уже осведомлены и китайские компании — они массово выходят из российских активов. 4 февраля китайский фонд Chengdong Investment решил продать свою долю в Московской бирже, а финансирование крупных проектов с китайским участием полностью заморожено.1 Точно также, как и строительство дорог самими россиянами в рамках подготовки к ЧМ-2018. В бюджете просто нет денег — ни на что, кроме ВПК, госслужащих, силовых структур и СМИ.

Даже президент ВТБ24 (ТОП-4) Михаил Задорнов, отвечая на вопрос о том, есть ли среди крупных банков находящиеся в предбанкротном состоянии, мрачно ответил «Есть, и рынок их знает». Похоже, обычным россиянам пора позаботиться о своих вкладах, пока о них не позаботилось государство. Как это не так давно случилось на Кипре.

Новости кризиса: текущая ситуация в России , ,

  1. Петр
    08.02.2016 at 18:35 | #1

    Дохозяйствовались » эффективные менеджеры». Теперь по миру с протянутой рукой.

  2. анонимус
    08.02.2016 at 22:08 | #2

    скорее жопой.

  1. Нет трекбеков.