Гайдаровский форум — 2016: значимые выступления. Нефтяной век уже закончился

«Мы проиграли технологическую конкуренцию, надо честно сказать», — заявил сегодня на Гайдаровском форуме в Москве президент Сбербанка, экс-министр экономического развития Герман Греф в ответ на рассуждения главы минкомсвязи РФ Николая Никифорова о том, что России «надо отвоевать поляну» на технологическом рынке и что Дмитрий Медведев — «адепт инноваций». Между тем, директор «Курчатовского института» Михаил Ковальчук (брат миллиардера Юрия Ковальчука) не исключил возвращения мира в каменный век.

Почему UBER вдвое круче Сбербанка

В последний день Гайдаровского форума знаковые для российской экономики люди обсуждали будущее в рамках дискуссии, которая так и называлась — «Будущее невозможного». Причем возможность реализации самых фантастических технологий, в том числе квантовых компьютеров, товаров из интернет-магазинов, напечатанных на домашнем 3D-принтере, и даже победы над старостью, у участников дискуссии сомнений не вызвала. Споры спровоцировал лишь вопрос о том, успеет ли Россия усесться в эту машину времени или безвозвратно застрянет в прошлом.

За оптимизм по должности отвечал министр связи и массовых коммуникаций РФ Николай Никифоров. Уроженец Казани, в прошлом министр информатизации и связи Татарстана и автор идеи Иннополиса говорил на свою излюбленную тему — о том, как интернет семимильными шагами завоевывает умы россиян. По словам Никифорова, уже 65% населения страны — регулярные пользователи интернета. «Только за мое время работы в министерстве, за три года, количество пользователей интернета увеличилось на 24 миллиона человек», — похвастался министр. Ближайшие планы у ведомства не менее амбициозные. Говоря о подключении к сети интернет небольших населенных пунктов, Никифоров пообещал: «Мы еще 30 миллионов пользователей приведем в интернет».

Вообще, его речь на форуме напоминала отчет полководца об уже проведенных баталиях и планах на предстоящие сражения. Терминология соответствовала. Например, довольно аморфное пока что объединение крупнейших развивающихся стран БРИКС в устах министра связи превратилось в «блок», как обычно называют военные структуры, например НАТО. Страны БРИКС, по словам Никифорова, должны стать главным рынком сбыта для российской IT-продукции. Правда, осталось непонятным, как завоевывать рынки союзников, которые одновременно являются нашими конкурентами. Ведь, к примеру, та же Индия — крупнейший в мире центр офшорного программирования.

Зато вероятный противник был обозначен в речи министра четко. «Все страны БРИКС разделяют озабоченность относительно сложившейся монополии одной страны и буквально нескольких компаний на ключевые технологии в области обработки информации», — раскрыл «военную тайну» Никифоров. «Одна страна» — это, конечно, США, компании также известны. Руководитель российского представительства одной из них — Microsoft — сидел на сцене рядом с Никифоровым, который, правда, пояснил, что данная корпорация не вполне американская. За Европу и Россию в компании, основанной Биллом Гейтсом, отвечает ее ирландское подразделение.

Впрочем, на роль главного жупела для российской IT-индустрии теперь претендует, как ни странно, Uber. Едва ли не каждый из выступавших в рамках дискуссии «Будущее невозможного» поминал (как правило, недобрым словом) интернет-сервис такси, который в минувшем году заработал в том числе и в Казани. Участвовавшему в дискуссии главе Сбербанка Герману Грефу не раз напомнили о том, что прописанная в Сан-Франциско транспортная компания, у которой в собственности нет ни одного автомобиля, имеет рыночную капитализацию в $50 млрд., что вдвое больше стоимости Сбербанка.

Никифоров, говоря о российских пользователях интернета, заявил: «Наша задача — сделать так, чтобы они были не клиентами Uber, а клиентами, например, «Яндекс.Такси». Я вот всегда пользуюсь «Яндекс.Такси», всегда пользуюсь «Сбербанк. Онлайн». Это суперсовременные продукты, хотелось бы, чтобы они занимали большое место на мировом рынке, а не только на российском». Достижению цели поможет обвал курса рубля. Как отметил министр, нам нужно переосмыслить свою экспортоориентированность, курс национальной валюты полностью нас к этому подталкивает, в этом есть большой плюс, как ни странно.

В общем, с «патронами», то есть низкой из-за падения рубля себестоимостью отечественной IT-продукции, проблем нет. Осталось набрать в российскую хайтек-армию побольше бойцов. «У нас сегодня примерно 350 — 400 тысяч программистов. Нам нужен миллион программистов. Вот тогда у нас и произойдет структурная реформа», — сказал Никифоров.

Цель — нарастить долю российского высокотехнологичного экспорта. Сейчас он, по словам министра, оценивается в $6 млрд. в год. Для сравнения: в 2014 году оборот одной корпорации Apple составил около $183 миллиардов. Так что битва предстоит нешуточная. «Мы должны соответствовать скорости технологической гонки — современному аналогу гонки вооружений — и отвоевать свою поляну на мировом технологическом рынке», — обрисовал план баталии Никифоров.

Как Греф сел в TESLA и понял, что будущее настало раньше, чем ждали

Между тем глава Сбербанка не оценил похвалы из уст министра связи. Поблагодарив за то, что буквально все выступавшие отмечали заслуги Сбербанка в деле развития информационных технологий, Греф, сказал, что спорить с ними ему теперь неудобно. И тут же принялся спорить. Его выступление противоречило всему сказанному в ходе дискуссии.

«Мы проиграли технологическую конкуренцию, надо честно сказать», — подвел неутешительный итог глава Сбербанка. По его словам, Россия занимается дауншифтингом (сознательный отказ от многих благ цивилизации и участия в конкурентной борьбе), выпадая из мировой системы разделения труда. Его выступление резко контрастировало с тем, о чем говорил, например, глава «Роснано» Анатолий Чубайс. Отец ваучерной приватизации зачитал отчет о достижениях, согласно которому российский технологический экспорт состоит из продажи за рубеж вооружений ($15 млрд.), оборудования для строительства АЭС (10 млрд.) и той самой IT-продукции (6 млрд.). Цифры, что и говорить, не особенно впечатляют. Из собственных достижений Анатолий Борисович упомянул свою любимую тему нанотрубок, которые должны совершить революцию в производстве материалов, и занимающуюся технологиями распознания личности и анализа поведения людей компьютерную фирму «Элвис» из Подмосковья. Чубайс полагает, что при грамотной раскрутке капитализация этой компании может сравниться с результатами ведущих западных высокотехнологичных конкурентов.

В ответ на это Греф объявил конец углеводородной эры и привел в пример Китай, который должен быть понятен Чубайсу как бывшему главному энергетику России. «В Китае 560 гигаватт установленной мощности приходится на возобновляемые источники энергии. Для сравнения: это в 2,5 раза больше, чем вся установленная мощность в Российской Федерации, — открыл глаза собеседникам Герман Оскарович. — Китай будет вскоре потреблять до 45 процентов меньше традиционных источников энергии».

А значит, сделал он вывод, наши уголь, нефть и газ будут пользоваться все меньшим спросом. «Каменный век закончился не потому, что закончились камни. Точно так же и нефтяной век уже закончился», — подытожил руководитель Сбербанка. Веку нефти, по его мнению, осталось лет 10 до того момента, как в полном объеме будет развернута инфраструктура электромобилей. «Когда я первый раз сел в автомобиль Tesla, понял, что будущее настало, к сожалению, раньше, чем мы его ожидали, как всегда», — сказал Греф.

Кстати, Чубайс кое в чем с оппонентом согласен. Он тоже видит угрозы для главных российских экспортных отраслей. Глава «Роснано» восхищался «гением Илоном Маском» — основателем компаний Tesla и SpaceX. Чубайс напомнил, что Tesla завершает строительство гигантской фабрики в Неваде, где в том числе предполагается совершить прорыв в области хранения электроэнергии при помощи современных литий-ионных аккумуляторов. «Хранение электроэнергии — история ближайших 5 — 10 лет. Треть мощностей электроэнергетики станет ненужной», — описал картину недалекого будущего Чубайс. По его словам, если Маску удастся еще и создать эффективную систему зарядки электромобилей, веку нефти и правда придет конец.

Назад в будущий каменный век

Найдется ли для России достойное место в этом будущем? Даже пессимист Греф видит выход. По его словам, надо кардинально поменять систему образования, отказавшись от напихивания детей «ненужным барахлом» в виде знаний по самому широкому кругу вопросов, а также изменить государственные институты, которые должны создавать условия для ускоренного развития новых технологий, ну и наконец, прекратить, как выразился Греф, наш самый масштабный и опасный экспорт — утечку мозгов.

Министр связи и массовых коммуникаций РФ с задачей сохранения своих и привлечения иностранных специалистов согласился. По его словам, нужно обратить внимание на то, насколько мы эффективно боремся за таланты, которые родились в России, насколько мы привлекательны для тех талантов, которые теоретически готовы рассмотреть Россию как страну, куда они могли бы приехать для того, чтобы жить, учиться, работать. А вот с правительством и качеством госуправления, по мнению Никифорова, все и так в порядке. «У нас очень современное правительство, где председатель правительства является настоящим адептом инноваций», — похвалил шефа глава минсвязи. Проблема, отметим, в том, что Дмитрий Медведев, действительно увлекающийся новыми технологиями, пользуется исключительно иностранными гаджетами.

Продолжая тему технологической отсталости России, директор научного центра «Курчатовский институт» Михаил Ковальчук (брат миллиардера Юрия Ковальчука, которого называют одним из близких друзей президента РФ Владимира Путина) в рамках дискуссии по поводу будущего предсказал технологическую контрреволюцию. По его мнению, выход таких стран, как Индия и Китай, на рынок массового потребления приведет к коллапсу существующей экономической модели. Ресурсов банально не хватит на всех. Мир ждет либо возвращение в каменный век через кровавые войны, либо переход на «природоподобные технологии». Речь идет о системах, повторяющих биологические процессы. И здесь, уверен Ковальчук, у России есть шансы. Наш научный потенциал все еще конкурентоспособен в мире.

Пример технологий, копирующих природные процессы, привел глава компании «Майкрософт Рус» Павел Бетсис. По его словам, недалек тот день, когда, заплатив в интернет-магазине, например, за велосипед, вы не будете ждать его доставки и не поедете за ним на склад, а просто напечатаете велосипед в своем гараже на 3D-принтере. «И ужин вы у себя дома сможете напечатать, обладая правильными «чернилами», — пообещал Бетсис.

Жаль, что в России 3D-принтера пока не делают. Но это ничего. Участвовавший в дискуссии «Будущее невозможного» британский геронтолог Обри ди Грей, потрясший собравшихся своей длиннющей рыжей бородой, пообещал, что проблема бессмертия будет решена в ближайшей перспективе. Так что дожить до новой технологической революции, одним из локомотивов которой может стать Россия, шанс какой-никакой есть.

Андрей Смирнов, «БИЗНЕС Online»

Кризис в России: прогнозы, Мировой кризис: последствия и перспективы , , , , ,

  1. kostik1
    17.01.2016 at 20:25 | #1

    Не форум, а толковище…

  2. zengarden
    18.01.2016 at 01:25 | #2

    Вот собрали же их всех в одном месте, надо было и прихлопнуть… эх

  3. бмв
    18.01.2016 at 13:03 | #3

    статьё не читал, ибо с первой строки ясно — они ея (тк) и не начинали, клованы

  1. Нет трекбеков.