Максим Калашников. Просто дорогие кредиты?

Максим КалашниковДавайте не будем рассказывать сказки о том, будто в РФ – капитализм. С 1992 года здесь построен махровый феодализм. Именно это и станет фактором краха ВВП в Холодной войне-2.

Опять отвлечемся от сирийской трескотни и посмотрим на на происходящее глазами приверженца новой индустриализации, очами малого и среднего бизнеса. Экономически Холодную войну-2 Москва проиграла, и ноябрьские действия ее на слете G-20 – это выторговывание более или менее почетных условий сдачи. Почему же Москва проиграла?

Мысль о том, что в РФ есть нечто, что совсем не является капитализмом, захватывает умы. Тот штамм «реформаторов», который я называю «Гайдар-Чубайс», при помощи Ельцина построил здесь сырьевой неофеодализм. Ныне под крылом ВВП работают производные штамма: Шувалов, Набиулина, Дворкович, бывший помощник Гайдара Улюкаев, «дериватив» чубайсоида Кудрина – Силуанов. Греф. Собственно Кудрин. Они создали «капитализм» без доступного промышленности и аграриям кредита!

Это устроило «силовиков-патриотов» после 2000 года. Это – причина поражения в новой Холодной войне. И это станет причиной конца РФ. Никакие сирийские шоу-атаки крылатыми ракетами и никакая «новая Антанта» в «борьбе с мировым терроризмом» не помогут.

Регресс и ростовщическая «экономика»

Отличную статью написал Александр Механик («Нас ждет великая эпоха» — «Эксперт», http://expert.ru/expert/2015/46/nas-zhdet-velikaya-epoha/).

«…Если попытаться в четырех словах сформулировать, что главное в капитализме кроме рыночной экономики, которая существовала уже как минимум пару тысячелетий до его возникновения, то результат будет однозначным: капитализм — это доступный кредит и промышленность…
… Возможно, кому-то это покажется банальностью, но проблема российского капитализма состоит в том, что с момента своего нового зарождения в 90-е годы ХХ столетия российская финансово-кредитная система строилась не из расчета поддержания производственного капитала, а фактически лишь ради финансовых и биржевых спекуляций. Удивительным образом «либералы», занятые реформированием российской экономики, не осознавали, что кредит и есть та невидимая рука рынка, о которой они любили рассказывать. Порожденный ими капитализм оказался без этой руки…
Доступный кредит — потому что именно финансовые ограничения в те годы способствовали гибели значительной части российской промышленности, в первую очередь высокотехнологической. Только когда начинаешь изучать состояние конкретных отраслей, понимаешь глубину их падения. Но для автора этих строк символом безумия финансовой политики тех лет стала смерть российской меховой отрасли, в годы советской власти бывшей одним из главных источников поступления валюты в страну, которая занимала первое место в мире по объемам производства меха. И эта курица, несущая золотые яйца, была зарезана — стоимость кредита оказалась недоступной для зверосовхозов и охотничьих хозяйств. Зверьки просто сдохли с голода.
…Ныне история повторяется. Под очередные разговоры о борьбе с инфляцией, которые тоже идут с 1992 года, ставки на кредиты, которые никогда в России не опускались до разумных величин, вновь задраны на совершенно недоступные для промышленности высоты. Почему-то у финансовых и экономических властей не возникает вопроса: если двадцать пять лет борьбы с инфляцией не принесли успеха, может, надо менять экономическую политику?
Сказанное о связи капитализма и кредита лишь подчеркивает то, что чувствует большинство (если не брать в расчет крупный бизнес и привилегированные госструктуры) российских предпринимателей-промышленников. А чувствуют они, возможно даже не осознавая этого, что российский капитализм пока что не более чем «докапитализм». Потому что рынок и материальное производство существовали и до капитализма, но оно, в отличие от капиталистического производства, основывалось на самокредитовании за счет собственной прибыли и не предусматривало расширенного воспроизводства…»

Производство и потребление металлообрабатывающего оборудования

А.Механик отлично показывает, как недоступность кредита (а учетные ставки ЦБ колебались в пределах от 240% до нынешних 11%, лишь ненадолго опустившись до 5,5% в 2013-м) убила самые передовые отрасли нашего реального сектора и отрезала возможности для появления десятков тысяч новых предприятий реального сектора. Гайдарчубайсовщина была не построением капитализма, а регрессорством. Обрекшим русских на потерю четверти века и страшное отставание. И на поражение в новой Холодной войне: сейчас экономика сыплется. Реальный сектор, наука, инновации, техническое переоснащение – все губит запредельный по стоимости кредит.

То есть, к РФ с 1992 года строился не капитализм, а некая криминально-мафиозная помесь сырьевой мафии, вороватой бюрократии и чистого ростовщичества. Ибо банки РФ практически не кредитуют промышленности, они делают деньги из денег. Процентные ставки непосильны для реального сектора. А поскольку они радикально выше западных, то русские индустриалы и аграрии априори обрекаются на поражение в конкуренции. Воспользуемся материалами из знаменитого доклада Сергея Глазьева.

Для большинства заемщиков уровень ставок выше средних на 5-7%

Парадокс, но на Западе, в этом средоточии мировой финансовой мафии и краю Золотого тельца, банки выдают кредиты промышленности и аграриям почти даром и на долгие годы. Зачастую – по отрицательной де-факто ставке. А в РФ, этом краю духовности и «духоскреп», воцарилось самое махровое ростовщичество. И «капитализм» беловежской России относится к западному примерно так же, как кошмар Пол Пота в Кампучии – к советскому социализму. Культ Золотого тельца восторжествовал именно в РФ.

Сравнение политики процентных ставок

Смирительная рубашка

Наши предприятия вынуждены развиваться только за счет собственных средств. Отлично помню справку Минэкономики 1997 года: в доле вложений в предприятия собственные средства – 50%. Остальное – кредиты и иностранные инвестиции. (Если учесть, что часть собственных средств проводится через оффшоры и подаются как «иностранные инвестиции», то фактическая доля собственных средств в полтора раза больше). Во дни текущие обстановка не лучше. Обратимся к докладу Сергея Глазьева. Как видите, все вернулось к 90-м годам.

Формирование инвестиций: собственные и заемные средства

Но это страшно снижает скорость развития русских промышленности и агрохозяйства! Там, где иностранцы развивают свои проекты за какой-нибудь год-два (ибо им доступны кредиты под 1-5% годовых), русский вынужден тратить лет десять, мучительно накапливая собственные деньги и беря кредит на один завод за счет десяти других. Вы представляете, в какую задницу загоняется экономика страны? Как консервируется ее сырьевой статус? На нас словно смирительную рубашку натянули!

Не зря наша Партия Дела в программе записала: люстрировать не только воров-чиновников, но и «профессиональных реформаторов». Ибо все эти сислибы загнали нас не в капитализм (это – бред упоротых леваков), а в феодализм, в доиндустриальную эру. С соответствующей деградацией общественного сознания. За это Гайдара (хотя бы и посмертно), Чубайса, Коха, Васильева, Шаталова, Кагаловского, Вавилова, Дубинина, Кудрина, всех нынешнх «производных штамма» (Грефа, Улюкаева, Кудрина, Силуанова, Шувалова, Набиулину и т.д.) нужно судить как в Нюрнберге, по закону, принятому задним числом. За преступление против будущего страны. Считайте это личной программой Максима Калашникова.

История кризисов, Кризис в России: прогнозы , , , , , , , ,

  1. Олег
    20.11.2015 at 12:23 | #1

    Во многом справедливо, но дополню один существенный момент — конечная нагрузка всего этого сваливается на народ. Что делают наши предприятия, в т.ч. и не ростовщической направленности, когда растут их издержки? Правильно — поднимают цены! Вырос курс доллара — подняли цены, выросли тарифы госмонополий — подняли цены, выросла стоимость бензина — подняли цены, выросли ставки по кредитам — подняли цены…
    А платит за этот пир во время чумы — народ. И все было ничего, пока люди (к своему несчастью) практически неограниченно пользовались тем же самым кредитом. Пусть и по ростовщическим ставкам — не беда, можно было взять кредит на погашение кредита. Но наступил кабздец — кредиты давать перестали даже по таким ставкам. И теперь люди тратят то немногое, что смогли скопить за предыдущие годы. Когда эти деньги кончаться, наступит окончательный карачун и паралич системы.

  2. zengarden
    20.11.2015 at 22:17 | #2

    Зато процветают всякие микро-кредиты, когда деньги выдаются на короткий срок под огромный процент. И люди берут, потому как приходится выживать.

  1. Нет трекбеков.