Силуанов озвучил госдолг России, но промолчал о долгах госкомпаний

Антон СилуановВ 2016 году объем государственного долга России превысит 15% от ВВП, сообщил министр финансов РФ Антон Силуанов в ходе выступления в Госдуме. Ожидается, что его объем достигнет 15,6% от ВВП.

Источником финансирования дефицита бюджета будут как внутренние заимствования, так и внешние. «Мы себе оставляем возможность выхода на внешний рынки в объеме до $3 млрд», — добавил министр.

Но основным источником финансирования дефицита останется Резервный фонд. Минфин в 2016 году предлагает потратить 2,1 трлн рублей его средств. «Несмотря на риски по доходам и по источникам финансирования дефицита бюджета, нам нужно очень аккуратно относиться к резервам. Если внешние условия сохранятся, мы можем не дополучить около 600 млрд рублей доходов», — сказал г-н Силуанов.

При этом он подчеркнул, что резервы, которые созданы, в первую очередь должны быть направлена на устранение рисков невыполнения бюджетных обязательств, передает ФИНАМ.

Непосильная ноша госкорпораций: почему России нужна новая приватизация

Модель госкапитализма в кризис подтвердила свою несостоятельность. Кардинальное решение проблемы — полная приватизация госкомпаний.

​Разбитые витрины свободы

В середине 1990-х годов предполагалось, что госкомпаний не будет вообще: все предприятия приватизируют, и начнут они развиваться по законам свободного рынка. Однако этой стратегии реализоваться было не суждено. Спустя десять лет, примерно в 2003–2004 годы, после дела ЮКОСа, власть, похоже, приняла для себя решение оставить «стратегические» предприятия под своим контролем.

Это привело к возникновению госкапитализма с небольшими вкраплениями частной собственности, в отдельных случаях сознательно охраняемых в качестве витрины свободы предпринимательства. Но сейчас стало понятно, что отечественный госкапитализм оказался невероятно затратен для экономики и чудовищно консервативен. Большинство предприятий, подконтрольных государству, в той или иной степени подпитываются грантами, субсидиями и докапитализациями со стороны самого государства. Например, в 2016 году в бюджете на эти цели заложено 342 млрд руб.

Само понятие «стратегическое предприятие», вышедшее из советского прошлого, стало щитом от реформаторов и даже банальных аудитов. Предприятия, принадлежащие государству, возглавили бывшие чиновники или выходцы из спецслужб. Они в первую очередь считают себя государственными людьми, что делает эти предприятия не участниками рынка, а продолжением министерств и ведомств Кремля.

На деле госкорпорации существуют вне рыночных отношений и при этом обслуживают интересы своих топ-менеджеров, а никак не государства. Разберем несколько показательных примеров.

Парадокс с танкерами

С точки зрения рынка, абсолютно нелогичным является желание нефтяной компании «Роснефть» получить в собственность Дальневосточный центр судостроения и построить там судоверфь. Нефтегазовая компания должна искать углеводороды, бурить, добывать и перерабатывать. Все остальное — непрофильный бизнес и прямой ущерб. Перспективы проекта также вызывают большое сомнение. В настоящее время в России строятся всего две нефтяных платформы, со стоимостью за каждую — 18–20 млрд руб. На строительство завода «Звезда» «Роснефть» просит у государства почти в пять раз больше. Тяга к «натуральному» хозяйству живет в душе у руководителей с советских времен.

А вот государственная компания «Совкомфлот» заказывает партию танкеров в Южной Корее. Казалось бы, экономика находится не в лучшей ситуации, когда заказы нужны всем предприятиям. И вдруг дорогие высокотехнологичные заказы отдаются за рубеж. Аргумент, что российские верфи не справятся, не работает — государственная же Объединенная судостроительная корпорация (ОСК) уже выполняла аналогичные заказы.

Можно возразить, что «Совкомфлот» действует по-рыночному: где быстрее, качественнее и дешевле — туда и отдают заказ. И если бы это была частная компания — вопросов бы не было. Но это компания государственная и в тяжелое время должна учитывать интересы государства. Если и НОВАТЭК (который действительно частный и потому волен делать, все что угодно), и «Совкомфлот» не будут загружать российские верфи своими заказами, то и валюта будет уходить из страны, и развиваться наши верфи не будут.

Оторвать от государства

В начале 2000-х годов я возглавлял подкомитет ТПП РФ по поддержке российских подрядчиков в проектах Соглашений о разделе продукции (СРП). Тогда нам удалось внести в российское законодательство требования о квотировании российской продукции на уровне 70% от общего объема капвложений: если компания получает льготы от государства или является государственной, она обязана «отдавать долги» государству и закупать отечественное оборудование.

И, например, в «Газпроме» взяли курс на вовлечение российских подрядчиков и проектировщиков еще до войны санкций и антисанкций. Но, несмотря на большое число институтов, входящих в «Газпром», за тучные годы так и не были разработаны многие технологии добычи, транспортировки и переработки газа, которые позволили бы сегодня развиваться без оглядки на санкции.

Например, технологии интегрированного производства метанола на месторождении частный НОВАТЭК применил впервые еще в 2008 году, но на месторождениях «Газпрома» они не реализованы. Был бы «Газпром» частным, наверное, тогда бы там понимали: для экономики предприятия выгодно, чтобы метанол производился прямо на месторождении по цене 5600 руб. за тонну, а не завозился по 35 тыс. руб. Но «Газпром» — компания государственная и использовать инновации не спешит.

Что отличает топ-менеджеров государственной компании от топ-менеджеров частной? Первые чувствуют себя временщиками. Решения об их найме и увольнении хотя и очерчены законом о труде, но на практике определяются вполне волюнтаристским подходом. В одночасье сменяются целые команды — отсюда нежелание работать на результат всей компании. Отсюда доминирование личных интересов над корпоративными интересами. Наивно думать, что такой менталитет можно изменить сверху, заменив плохого руководителя на хорошего.

Зачем госкорпорациям заниматься инновациями, создавать новые продукты, если все равно государство в беде не оставит? Либо прокредитует, либо вольет денег в уставный капитал. Максимум, что грозит госкорпорации, — это смена генерального директора с возможным переводом на другую работу.

Дом инвалидов

Рассуждая о «стратегических предприятиях», чиновники обычно упоминают конкуренцию с международными гигантами. Мол, в одиночку западных монстров не победишь. Но собрав под одной крышей несколько «инвалидов», эффективный бизнес не создашь, получится просто дом инвалидов.

Поэтому рискну предположить, что сегодня нужно принять решение об отказе от убийственного для страны госкапитализма — все госкорпорации в стране должны быть приватизированы. Иначе государство продолжит тратить колоссальные ресурсы на спасение и удержание на плаву всех этих динозавров.

И не стоит страдать паранойей из-за военных заказов — это иллюзия, что оборонку смогут обслуживать только госкомпании. Новые владельцы с удовольствием будут бороться за оборонзаказ, зачем им терять значимых клиентов?

Часть предприятий перед приватизацией будет целесообразно разделить, как это в свое время сделал Анатолий Чубайс с РАО «ЕЭС России». Например, разделение «Газпрома» на транспортную и добывающие компании позволит выручить при приватизации гораздо больше денег, чем $55 млрд, в которые «Газпром» оценивается сейчас.

Возможно, предложение приватизировать все госкомпании многим покажется сумасшедшим, особенно на фоне падения экономики. Но стоит вспомнить решение о свободе торговли 1992 года, которое хоть и открыло ворота для дикого капитализма, но реально спасло и страну, и народ, и экономику.

Можно даже продать госкорпорации их нынешним директорам в рассрочку. Легко представить, как моментально изменится подход к управляемым ими предприятиям и сколько людей будет уволено за ненадобностью, так как нельзя будет уже рассчитывать на содержание за счет госбюджета.

Если все останется как есть, экономику ждут тяжелые времена. Некоторое время на плаву компании будет поддерживать оборонзаказ, который во​ многих производственных госкорпорациях превышает 70%. Но как только он закончится (по банальной причине нехватки денег), конкурировать на гражданском рынке госкорпорации практически не смогут.

Изменив вектор развития экономики, взяв курс на ее огосударствление, власть взвалила сама на себя непосильную ношу. Избавление от нее пойдет на пользу сразу всем: и компаниям, и менеджменту, и государству, и бюджету.

Автор — Кирилл Лятс, генеральный директор Группы Компаний «Метапроцесс». Источник — РБК

Кризис в России: прогнозы , , , ,

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.