Экономия не поможет выйти из кризиса

В отличие от землетрясений, ураганов или других разрушительных природных катастроф, поведение которых практически невозможно предсказать, экономические кризисы, их глубина и продолжительность практически на 100% зависят от поведения людей, причем не только от тех или иных действий чиновников, политиков, банкиров и индустриальных магнатов, но и от поведения рядовых потребителей.

Худшая возможная реакция на кризис — массовое сокращение расходов, поскольку именно оно усугубляет кризис, становится причиной все новых разрушительных волн и в итоге отправляет экономику в длительную депрессию. Поддержание уровня потребительских расходов — одна из главных антикризисных мер, принимаемая с разной степенью успешности по всему миру, поскольку именно потребительские расходы — главный двигатель экономического роста.

Важно помнить, что отдав предпочтение автомобилю перед общественным транспортом, мучаясь в пробках, сжигая лишний литр бензина, мы тем самым поддерживаем огромное количество людей — от буровиков где-нибудь в окрестностях Тюмени или Сургута и рабочих нефтеперерабатывающего завода в Москве или под Нижним Новгородом, до заспанной тетки на автозаправке, которая в результате вовремя получит свою зарплату и купит детям не только макароны, но и свежие краснодарские помидоры.

Позволив жене зайти в магазин и купить новую, совершенно необязательную в гардеробе «шмотку», мы не только доставляем радость жене, но и вносим свой вклад в зарплату продавщицы, целиком поглощенной выдуванием пузыря из жевательной резинки, в зарплату симпатичного дальнобойщика и еще более симпатичного китайского портного, который сможет лишний раз заправить свой мотороллер бензином, изготовленным из российской нефти. Одним словом, тратить деньги во время кризиса не только не стыдно, но напротив, в высшей степени патриотично, поскольку любая трата, любая покупка — это действие, направленное на преодоление кризиса, на восстановление экономики. Давая людям зарабатывать, мы, в конечном итоге, делаем более определенным и собственное будущее, поскольку часть потраченных сегодня денег через некоторое время вернется обратно.

Это же относится и к государству: государственные расходы, направленные на поддержание платежеспособного потребительского спроса, в идеале обернутся экономическим ростом и ростом налоговых поступлений через некоторое время. Именно это имел видимо российский министр финансов Алексей Кудрин, когда на днях в очередной раз публично подтверждал свою веру в американскую экономику. «Что является главным достижением, главным ресурсом американской экономики? — задал себе вопрос российский министр. И тут же ответил — Это люди, это достаточно гибкая промышленность и современная экономика — современнее, чем у многих стран. Она генерирует доходы и налоги. Налоги будут погашать будущие займы, то есть нынешние займы и кредиты. Поэтому если США никуда не денутся, то они погасят свои долги».

Для России у российского министра другой рецепт: «Нам нужно понять, что нужно жить сдержаннее. У нас будет меньший объем инвестиций. Будет меньше рабочих мест, чем было до кризиса в течение нескольких лет». Позиция вполне разумная, причем и первое высказывание Кудрина — по поводу американской экономики, которая, благодаря массированным заимствованиям может добиться в конечном итоге экономического роста и роста налоговых поступлений, и относительно необходимости принимать во внимание, что кризис, несмотря на все усилия, может затянуться.

Тем не менее, в словах Кудрина ощущается диаметрально противоположный подход к тому, что нужно делать в США, и к тому, что в России. Эта разница в подходах фактически является выражением выжидательной стратегии — нужно подождать, когда американцы снова начнут тратить, заправлять свои автомобили, предъявлять растущий спрос на нефть, вот тогда и мы сможем немного расслабиться и позволить себе и своему населению чуть больше «кризисной пайки».

Между тем, американцам начать тратить и предъявлять растущий платежеспособный спрос не в пример сложнее, чем российским или, скажем китайским гражданам. В том числе и из-за того, что уровень задолженности американских домохозяйств перед банками на порядок превышает аналогичный российский показатель, равно как и уровень обеспеченности товарами длительного пользования, и уровень потребления в целом.

Запустив механизм стимулирования экономики, основанный на потребительском спросе, российские власти, гарантировав еще и стабильность рубля, могли сделать страну привлекательной для иностранных инвестиций, которые идут туда, где люди наращивают потребление. За примером далеко ходить не надо: едва пару лет назад российский авторынок стал самым быстрорастущим в Европе, все крупные автомобильные концерны вложились в строительство в России своих сборочных предприятий.

Известно, что бегство вкладчиков способно обрушить самый крупный и надежный банк. То же относится и к экономике — массовая зацикленность на экономии и сокращении расходов способна обрушить любую процветающую экономику. Это не значит, что нужно немедленно кинуться и потратить все свои сбережения. В конце концов, кризис не выдумка, а суровая реальность.

Но и лишать себя необходимого, да и мелких необязательных радостей ради того, чтобы отложить лишний доллар, не слишком разумно. Более того, следующий этап кризиса может оказаться инфляционным, о чем предупреждает даже сторонник нынешних действий американских властей, человек, обладающий вторым в мире состоянием — легендарный финансист Уоррен Баффет.

А это значит, что накопленное сегодня ценой отказа от самого необходимого, завтра может начать стремительно обесцениваться. Как это бывает, большинство россиян еще помнят по собственному печальному опыту начала 90-х годов прошлого века.

Автор — Максим БЛАНТ, источник — Newsru.com

Мировой кризис: последствия и перспективы

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.