Почему Демкоалиция под брендом ПАРНАСа проиграла выборы

Честные выборы в РоссииЕсли даже ты хочешь всего лишь провести с девушкой ночь – пообещай ей звезду с неба или, на худой конец, дай понять, что готов и жениться. Тогда у тебя будут шансы на хорошую ночь (а жениться, возможно, и не придется). Неэффективная и в корне порочная стратегия – говорить девушке, что ты просто хочешь ее трахнуть, подкрепляя это аргументом в духе «ну что тебе стоит? Это же нетрудно». В этом случае ваши шансы даже на самый непритязательный секс будут уверенно стремиться к нулю.

Понимания подобных откровений «гуру пикапа» явно не хватило партии «Парнас» в Костромской области (можно сказать и шире – вообще всей «демократической тусовке» в кампании 2015 года). Причина откровенного провала Демкоалиции – именно в этом: они, по сути, предложили российской провинции взаимоотношения в духе «разок потрахаемся – и разбежимся». Естественно, жители сочли подобные заходы по меньшей мере легкомысленными, а по большому счету – оскорбительными. Все это было понятно с самого начала, однако наша оппозиция, несмотря на предупреждения доброхотов (типа меня), что «в провинции так не принято, там любят, чтоб ухаживали», в очередной раз предпочла пройти весь свой скорбный путь по граблям до конца.

Электорат – слово женского рода

Выразим ту же мысль еще короче и понятнее: выборы – это борьба за власть; «оппозиция», приходящая к избирателю со словами «да нам, в принципе, нужна власть не здесь, не с вами и не сейчас» — обречена в лучшем случае на непонимание, а в худшем – на тухлые яйца.

Можно долго и с лупой придираться к «Парнасу» по мелочам собственно агитационной работы, и там очень даже есть к чему придраться (одна агитгазета в цветах бледно-зеленой немочи чего стоит!) Мы это сделаем чуть позже, а пока выделим главное: кампания Парнаса была провальной по самой своей сути (и она оставалась бы такой даже в том случае, если бы каким-то чудом партии и удалось бы наскрести «заветные» 5% голосов). Дело в том, что нельзя идти на выборы в регионе, не демонстрируя готовности – даже теоретически – немедля взять власть в этом регионе; не имея никакого, даже сугубо теоретического – плана преобразований в этом конкретном регионе.

Это и есть то самое «готов трахнуть, но не собираюсь жениться». Не надо думать, будто все предыдущее рассуждение – какая-то абстракция; на самом деле рядовой избиратель, даже будучи не в состоянии внятно сформулировать, чувствует такое отношение буквально кожей. И оно ему, скажем прямо, претит.

Беда даже не в том, что Парнас откровенно, не скрывая, собирался «всего лишь» пенетрировать Костромскую облдуму, введя туда один, максимум два члена своей партии – и, типа, до свидания, «я тебя не знаю, ты меня не знаешь». Беда в том, что столичные гастролеры, похоже, искренне (!) считали такие заходы заманчивыми для жителей провинции. «Мы тут введем в ваш орган Яшина – он, конечно, там ни на что повлиять не сможет, да это и неважно, ха-ха, нам ведь просто нужно подстраховаться для грядущих выборов в ГД, ничего личного, не сочтите за труд».

Если посмотреть беспристрастно, то подобная тактика была у Демкоалиции везде. Ни в одном из регионов не ставилась задача – нет, не «взять власть», но хотя бы показать избирателю, что именно, по шагам, станет делать партия, ЕСЛИ она выиграет выборы и возьмет власть. Во всех случаях речь шла только «о преодолении 5%-ного барьера» как о некоем «пределе мечтаний». Стоит ли удивляться, что во всех регионах жители в подавляющей массе отнеслись равнодушно к партии и к ее злоключениям, скажем, при регистрации «по подписям»? Реакция вполне естественная: пришли какие-то люди, намерены добиваться каких-то своих маленьких гешефтов – ну и какое до них дело рядовому обывателю?

Все началось с провала праймериз

Очень ярко то ли брезгливость, то ли высокомерие партфункционеров «Парнаса» проявились еще на стадии подготовки так называемых «праймериз». Известно, что политсовет Демкоалиции изначально отнесся к идее «праймериз» в мае с.г., за 3 с лишним месяца до выборов, с большим скепсисом, и долго вообще отказывался их проводить, уверяя, что «это все пустое» и «нас еще выборы в Координационный Совет Оппозиции убедили, что с этими голосованиями хлопот не оберешься». «Праймериз», по слухам, буквально продавил из своего заграндалека М.Б.Ходорковский, пригрозивший, в случае отказа от них, просто не дать денег.

Таким образом, хоть и с огромной неохотой, «парнасовцы» на них согласились. Однако в итоге все равно сделали по-своему – и провал праймериз Демкоалиции стал закономерной предпосылкой последующего провала и на самих выборах.

Так, чисто по логике – чего сопротивлялись? Требование Ходорковского, на сторонний взгляд, выглядело абсолютно естественным: в самом деле – если у нас имеется абсолютно «нераскрученная», никому в регионах не известная, по сути, новорожденная (в федеральном масштабе) партия – как можно отказываться от проведения мероприятий по «раскрутке» партии и ее будущих «лиц» в предпредвыборный период? Вроде бы наоборот – надо было хвататься за возможность обеими руками!

У «праймериз» был и еще один резон: на самом деле не надо было иметь семь пядей во лбу, чтобы предвидеть вероятные «трудности» при получении регистрации на выборах в избранных регионах «по подписям» (особенно учитывая, что никакого другого способа зарегистрировать кандидатов у партии по нынешнему законодательству нет). А раз так – очевидно, надо было иметь в запасе «дубинку» в виде возможного народного давления на избиркомы (и суды) в субъектах федерации: митинги, пикеты, кампании гражданского неповиновения сторонников партиии т.д. Однако для того, чтобы собирать митинги сторонников, надо этих сторонников как минимум иметь!

Таким образом, уже сама необходимость с боями прорываться через «подписной» барьер обуславливала правоту сторонников масштабных «праймериз», с вовлечением как можно более широких слоев населения в регионах. Но нет! Навальный с Волковым (как и Максим Кац) предпочли сделать фантастическое допущение, что они, дескать, «соберут самые идеальные в мире подписи» (буквальная цитата из блога Навального), и тогда их «просто не смогут не зарегистрировать». Как говорится, «угу три раза». Жизнь убедительно и довольно грубо показала Демкоалиции (и Максиму Кацу) чего стоят эти воздушные замки на песке.

Хотя, казалось бы, «народным трибунам» не надо разжевывать прописные истины типа тех, что единственная реальная опора оппозиционных сил – это массовая народная поддержка, а уж никак не юридическое крючкотворство и хорошие навыки в чистописании.

Как именно руководство «Парнаса» провалило «праймериз» (лишив себя всякого ресурса в отстаивании «подписей» перед избиркомами)? Очень просто: «праймериз» во всех регионах сделали максимально закрытой, чуть ли не конспиративной процедурой «строго для своих». Впоследствии на обсуждении провальных результатов «праймериз» (в Костромской области, скажем, в них приняло участие около 300 человек) Леонид Волков, не моргнув глазом, оправдывался тем, что, дескать, «Парнас» и хотел провести эти «первичные выборы» исключительно «среди наших преданных сторонников». Вопрос, откуда у абсолютно неизвестной партии возьмутся сторонники в регионах, деликатно обходился молчанием.

Какова же была глубинная причина такого пренебрежения «праймериз» — столь сильного, что из-за этого в руководстве партии не испугались даже пойти на конфликт с основным спонсором? Думается, причина была та, о которой мы говорим с самого начала: «Парнасу» было нечего сказать. ОН НЕ ГОТОВ – ДАЖЕ В МЫСЛЯХ – К ТОМУ, ЧТОБЫ ВЗЯТЬ ВЛАСТЬ.

Именно отсюда это навязчивое стремление общаться со «сторонниками». «Сторонники» в подобных сектантских структурах понимаются довольно своеобразно: это люди, которые не задают «лишних» и неудобных вопросов.

Недоумение политтехнолога

Читая в эту кампанию блоги видных оппозиционеров – Волкова, Каца и других – я постоянно впадал в недоумение: почему так много и с таким смаком описанных технологических деталей (агитаторы, кубы, экземпляры агитпродукции), и при этом – практически ноль информации по смысловому содержанию кампании? Вот, к примеру, типичная цитата из Волкова:

«У нас в прошлый четверг появилась большая листовка формата А3, а сегодня из типографии вышла полноценная предвыборная газета; всего разной агитационной продукции мы распространили 230 тысяч экземпляров, а на складе и в производстве сейчас еще 220 тысяч. В штабе работает около 120 агитаторов (начинали кампанию с 50 агитаторами), Яшин и Андрейченко сделают еще 40 встреч во дворах Костромы, а на улицах городов области будет еще около 100 агитационных кубов (до 15 в день в Костроме, 10 в день в области)».

И далее все в этом духе. А где же объяснение – «зачем?» Зачем избирателю голосовать именно за эту партию? В конце кампании в Костромской области, по данным самого «Парнаса», их узнаваемость в регионе составила аж 47% по всей области. То есть практически каждый второй избиратель в области знал что-то про партию – видел ее спикеров, читал или проглядывал ее агитпродукцию. И из этих 47% получилось лишь 2% (хорошо, пусть будет «на самом деле» 4%) реально отдавших партии свой голос! Это ведь как раз означает, что провал именно в СОДЕРЖАНИИ кампании. Яшин и Андрейченко на встречах говорили не то, в листовках и газете было написано не то. Не убедили!

Провалились именно содержательно. Балаболы. Простейший пример навскидку: в той же Костромской области есть два крупных деревообрабатывающих предприятия – фанерный комбинат в Мантурово и Фанплит в самой Костроме; оба входят в группу «Свеза», принадлежащую, в свою очередь, Северстали, с головной структурой в Москве. Соответственно, налоги фанерщики (которые отправляют много своей продукции и на экспорт) платят тоже в Москве, Костромской области достаются крохи. Типичная история. Сказал об этом Парнас хоть слово в своей агитации? Нет. А зря: жители Костромы могли подумать, что на самом деле «парнасовцев» — как москвичей – такая ситуация вполне устраивает.

Или, если копнуть глубже: те фанерные заводы издавна расположены в Костромской губернии, поскольку вся область густо покрыта лесами; однако на сегодня лес для переработки на эти комбинаты везут в основном из других областей, некоторые поставки так и вообще из Сибири. Почему? Говорят, что в самой области лес уже «не тот». Тут и экологическая тема, и рабочие места, и тема развития ресурсной базы области в долгосрочной перспективе… Было об этом что-то у Парнаса? Ничего, кроме общих слов на тему «давайте развивать местное самоуправление». Давайте – только по общим словам у нас и в ЕР есть мастера.

Впрочем, что там фанерные комбинаты! «Парнас» провалился в Костромской области даже, казалось бы, на своей «исконно-посконной» поляне – борьбе с коррупцией. Мы так и не услышали ни одного разоблачения даже самого завалящего костромского чиновника по типу «роскошных квартир собянинских дочерей». И в этом плане кампания Парнаса в Костроме оказалась удивительно мирной и травоядной, «за все хорошее против всего плохого». О причинах такого странного миролюбия остается только гадать.

Нужны ли заезжие волонтеры

Ввиду полного провала имеет смысл поставить под сомнение и такое вроде бы «несомненное преимущество» ДК при работе в Костромской области, как ставка на «московских демократических активистов». Да, Волков всю кампанию не уставал хвастать в своем блоге, как много людей из Москвы он привлек «на кубы» и разослал «по точкам». Однако так ли это хорошо с точки зрения результата – опираться на приезжих?

Похоже, что и эта идея в корне неправильна. Кампанию в регионе желательно проводить силами прежде всего жителей этого самого региона. Сытые и довольные собой хипстеры на собственных машинах, «агитирующие» за советскую власть на убитых дорогах и скудных просторах провинции – это, пожалуй, слишком разительный и болезненный контраст для неподготовленных обывателей из Шарьи, Мантурово и прочих забытых богом мест. Слишком велик соблазн для них подумать: «Вы-то сейчас раздадите свои листочки и укатите в свою Москву, А НАМ ЗДЕСЬ ЖИТЬ!»

Подводя итоги

Итак, если вкратце: провал Демкоалиции был, к сожалению, закономерным. Кампания 2015 года убедительно продемонстрировала, что наша оппозиция,

А) не имеет достаточных кадровых и интеллектуальных ресурсов для того, чтобы выдвигать идеи, понятные и привлекательные для простого избирателя за пределами Третьего Кольца (за исключением навязшей в зубах «борьбы с коррупцией», по которой, впрочем, тоже нет новых идей)

Б) даже не в состоянии осознать у себя недостаток этих самых интеллектуальных и кадровых ресурсов.

Увы, без понимания пункта Б бесполезно даже мечтать о преодолении пункта А.

Источник — sapojnik.livejournal.com/2013362.html

Новости кризиса: текущая ситуация в России ,

  1. kostik1
    18.09.2015 at 00:02 | #1

    «Демкоалиция» — сборище отбросов, питающихся американскими грантами.

  1. Нет трекбеков.