Банковский кризис. Вместо великой страны — великая депрессия?

Меры, предпринятые ЦентробанкомОценка состояния российской экономики говорит о том, что системный банковский кризис представляется не только возможным, но и вполне вероятным сценарием дальнейшего развития событий.

Финансовые институты, если провести аналогию с организмом человека, представляют собой его сердечно-сосудистую систему, обеспечивающую доставку крови к другим органам. При этом сам пациент — тяжело болен. А если воспользоваться метафорой поэта и по совместительству главы Минэкономразвития Алексея Улюкаева, вообще лежит на дне, то есть попросту утонул.

Макроэкономические предпосылки банковского кризиса

Экономика станы продолжает стремительно сворачиваться и сокращаться. По официальным данным падение производства составило за первую половину 2015 года 4,6%. А по неофициальным, то есть реальным показателям, получаемым при переводе ВВП в твердую валюту для объективного сравнения результатов прошлого и текущего года, обвал экономики достиг уровня в 41%.

Не для кого не секрет, что спинным мозгом, а лучше сказать, хребтом, вырабатывающим кровь пациента, на протяжении десятилетий являлся нефтегазовый сектор. Конечно, для самоуспокоения власти пересчитают получаемую выручку от снизившейся вдвое цены ресурсов, по новому курсу в рублях.

Таким образом, создастся иллюзия, что цифры остались приблизительно такими, какими и были. Однако на практике все знают, что валютный доход снизился именно на столько же процентов, на сколько на биржах подешевела нефть.

В итоге мы можем говорить о том, что реальные доходы всей экономики существенно снизились. А внутреннее производство, лишенное после бесконечной девальвации всякой возможности приобретать новое оборудование и производить модернизацию, становится локомотивом падения. Или даже не локомотивом, а старой лошадкой, сползающей под гору под тяжестью телеги.

Бизнес уже отреагировал на падение продаж сокращением зарплат и увольнением лишнего персонала. Проекты развития свернуты. Спрос на корпоративные займы ограничен. Об этом же говорит и статистика Банка России: объемы кредитов организациям хотя формально за год снизился всего примерно на 5%, тем не менее, надо понимать, что за тот же период официальная инфляция составила, по данным Федеральной службы по государственной статистике, 16,8% только за первые пять месяцев 2015 года. А если перевести данные для большей объективности, в твердые показатели, то есть доллары или евро, то на выходе мы получим. Что денег реальный сектор экономики получил еще меньше.

Не лучше обстоят дела и у частных клиентов банков. По большому счету, у россиян никогда не было «подушки безопасности». Данные опросов свидетельствуют, что 37% населения вообще не имеют инвестиций или хотя бы банальных банковских вкладов. Но на сегодняшний день на все это налагается еще и существенное снижение доходов. Пока государственная статистика предоставила данные лишь за первый квартал, но и они оказались впечатляющими: по отношению к прошлому году реальные располагаемые денежные доходы составили лишь 72,5%. Становится понятно, за счет кого страна пытается выйти из состояния нарастающего кризиса.

Банковский кризис и плохие кредиты

Сразу оговоримся, что плохие кредиты в российских условиях — в действительности, тайна за семью печатями. Если бы мы знали всю правду, то, возможно, мы бы заявили, что полномасштабный банковский кризис уже начался. Однако на самом деле, опытный бухгалтер почти всегда может скрыть от посторонних глаз истинное положение вещей.

Доля просроченной задолженности в банковской системе РоссииЕсть у плохих долгов, вызывающих, в конечном итоге, банковский кризис, и своя особенность. Попробуем объяснить это на простом и понятном языке, не вдаваясь в тонкости юридического оформления. Предположим, предприятие взяло заем сроком на три месяца. Под конец этого периода становится очевидным, что возвращать кредит будет нечем.

Для кредитной организации в такой ситуации возможно два варианта. Первый из них правильный: начинать судебные процедуры, формировать резервы под будущий убыток, готовиться что-то получить в результате ликвидации предприятия, а что-то списать на невозвратные потери. И, разумеется, корректировать свои нормативы.

Это правильно, но, понятное дело, не выгодно. Поэтому есть и другой путь, по которому многие, если не все, сегодня и идут. Задолженность можно реструктуризировать. Например, продлить кредитный договор на какой-то срок, договорившись с заемщиком о схеме хотя бы какого-то погашения. В результате формально кредит не становится «плохим», а процесс фиксации потерь растягивается во времени.

Таким образом, в действительности в разряд так называемой просроченной задолженности банков займы попадают уже тогда, когда сделать совершенно ничего нельзя. И вот как выглядят последние доступные цифры: просроченная задолженность юридических лиц банковской системе составила 1,8 трлн рублей, а частным заемщикам — 836,1 млрд рублей. Однако подчеркиваем, что скорее всего, это только вершина айсберга, которая вряд ли поможет нам определить, насколько в действительности близок банковский кризис.

Банковский кризис и другие доходы

Традиционно в худшие времена банковская система, лишающаяся качественных заемщиков, начинает по-максимуму эксплуатировать другую составляющую своих доходов — комиссионное обслуживание. Такая практика впервые сложилась в новейшее время еще в далеком 1998 году, когда целый ряд кредитных организаций, начиная со Сбербанка, сумел быстро переориентироваться и поднять тарифы.

Однако и в этом направлении деятельности в стране все не так гладко, как могло бы показаться. Во-первых, стремительно сокращается потенциал для наращивания клиентской базы. Статистика Банка России свидетельствует, что в настоящее время на каждого жителя страны приходится уже более пяти счетов в кредитных организациях. Понятно, что большинство из них — мертвые.

Одним из источников доходов может быть расчетное обслуживание и исполнение денежных переводов. Чтобы оценить, что происходит в этом сегменте и близок ли банковский кризис в этой сфере, опять же, обратимся к официальным данным ЦБ РФ.

Несмотря на то, что рубль дважды девальвирован и существенно пострадал от инфляции, тем не менее, объемы и количество платежей не только не выросло, но и наоборот, снизилось. За 2013 год оборот составил 1,225 трлн рублей, а за 2014 год — 1,205 трлн рублей. О снижении деловой активности говорят и квартальные данные. Среднедневной показатель количества платежей 2014 года составляет 4762 тыс. трансакций в сутки. В этом году он снизился до 4736 тыс. трансакций.

Банковский кризис — первые признаки

Статистика занятости населения и уровень безработице считаются на валютном и фондовом рынке одним из сильнейших индикаторов экономики. По ним можно судить о состоянии системы, ее перспективах и текущей ситуации. Не является исключением и отдельно взятый финансовый сектор. Причем первые симптомы, что банковский кризис бродит где-то рядом — уже очевидны.Банковский кризис: сокращение персонала

Так, в первом полугодии 2015 года сокращение персонала в финансовом секторе составили более 35 тыс. человек. Причем эта цифра взята только по крупнейшим кредитным организациям, а что происходит в более мелких — история пока умалчивает. Для сравнения, из банковской системы за весь 2014 год было уволено не на много более 4 тыс. сотрудников.

Больше всего пострадала розница. Лидерами увольнений стали такие финансовые учреждения, как «Хоум Кредит», «Русский стандарт» и другие. Однако волна сокращений накрыла и универсальные банки, обслуживающие все сегменты экономики: Группа ВТБ, ФК «Открытие», Промсвязьбанк, Уралсиб и большинство остальных.

Едва ли не единственным в плюсе пока оказался Сбербанк. Но это и не удивительно: мы имеем дело с обычной реакцией хозяйствующих субъектов. Банковский кризис в России традиционно приводит к тому, что многие переводят свои счета именно в эту организацию в надежде на поддержку государства.

Банковской кризис и текущие убытки

Разумеется, большинство кредитных организаций утверждают, что банковский кризис им не грозит. А массовое увольнение сотрудников проводится с целью повышения эффективности в новых экономических условиях. В действительности о том, что банковский кризис возможен. свидетельствуют, разумеется, не только показатели занятости, но и прямые свидетельства о фиксируемых финансовыми институтами убытках.

В первом полугодии лидерами потери денег, по информации СМИ, стали Банк Москвы, минус 38 млрд рублей, Газпромбанк, распрощавшийся с 19 миллиардами, Альфа-Банк, похудевший почти на 17 млрд, Россельхозбанк — на 16 и Рост Банк — «выросший» на 14 млрд рублей. Всего по официальным данным убыток показали 209 кредитных организаций из общего числа в примерно 950 банков.

Почему примерно? Конечно, мы точно знаем, что на данную минуту в стране действует ровно 960 банков и 76 небанковских кредитных организаций. Однако действия регулятора на сегодняшний день настолько непредсказуемы, а ситуация в экономике — аховая, что нет никакой гарантии, что к тому моменту, когда читать откроет эту статью, ЦБ РФ не отзовет еще пару лицензий.

Итак, за первое полугодие, общий убыток банковской системы в общей сложности составил 209 млрд рублей. Для сравнения: за аналогичный период 2014 года унесло ветром «всего лишь» 19 млрд рублей. То есть убытки финансового сектора выросли в более, чем 10 раз. Не это ли — прямое свидетельство того, что банковский кризис совсем рядом?

Разумеется, справедливости ради надо отметить, что далеко не все банки в создавшейся ситуации оказались «лузерами». Прибыль все-таки удалось показать доход Сбербанку, ВТБ, Промсвязьбанку, ФК «Открытие» и многим другим. Однако совокупная прибыль всего сектора экономики оказалась равна всего 51,5 млрд рублей по сравнению с 438 млрд рублей прошлого года.

Банковский кризис: прогнозы

Нет сомнения, что многие из кредитных организаций прибыль не заработали, а всего лишь показали, спрятав и растянув во времени текущие расходы и убытки. Для того, чтобы понять, что же в действительности ждет банковский сектор в условиях кризиса всей экономики страны, лучше всего обратиться к еще одному специализированному источнику.

Рейтинговое агентство Moody’s действительно знает, о чем говорит. Потому что именно к нему со своими данными обращаются кредитные организации для присвоения рейтингов.

Агентство отмечает сразу две негативных тенденции. С одной стороны, банки сталкиваются с возрастающей стоимостью привлечения денежных средств. С другой, ухудшение качества кредитов.

С первым, в общем-то все ясно. В условиях нестабильности, а если прямо назвать вещи своими именами, наоборот, стабильного падения национальной валюты, постоянной угрозы очередного скачка инфляции из-за возрастающей цены импорта, отечественные инвесторы не особо стремятся пополнять свои вклады. Да им, по большому счету, уже и не чем.

При этом Центральный Банк вынужден удерживать ставки относительно высокими хотя бы для того, чтобы полученные деньги не были тут же направлены в самый выгодный на сегодня сегмент рынка: простую покупку иностранной валюты.

Иностранные займы остаются под большим вопросом из-за санкций. Причем этому фактору подвержены в первую очередь банки с государственным участием. То есть крупнейшие.

А раз ясно, перейдем сразу ко второму пункту, предвещающему нешуточный банковский кризис — к качеству заемщиков. Moody’s утверждает, что количество плохих долгов, то есть просроченных более, чем на 90 дней, в самое ближайшее время должно вырасти с 9,5 до 15 процентов. При этом подчеркивается, что взыскание задолженности в России остается долгим и нередко почти бессмысленным занятием.

В результате по утверждению агентства, российские банки рискуют потерять по итогам 2015 года до 20-25% своего капитала. Общий убыток за год может составить до 1,5-2 трлн рублей.

Банковский кризис, быть или не быть

Конечно, вовсе не от банков полностью зависит сложившаяся ситуация. В немалой степени они становятся сегодня скорее жертвами экономической политики, чем ее участниками и тем более виновниками.

Но рынок есть рынок. Поэтому приходится все равно признать, что риск финансовой системы на сегодняшний день вырос по сравнению даже с прошлым годом — многократно. Хотят они того, или не хотят, но клиентам финансовых организаций придется делать упреждающие выводы, хотя бы для того, чтобы избежать максимальных потерь, если полномасштабный банковский кризис все-таки начнется.

Прежде всего, в создавшейся ситуации не стоит уповать на систему страхования вкладов. Конечно, для поддержания финансовой системы государство пойдет на затраты, но хватит ли у него денег ли в условиях кризиса?

Вряд ли спасет клиентов на этот раз миграция в крупные банки с государственным участием. В действительности две основных финансовые группы, аккумулировавших, по некоторым данным едва ли не половину банковского капитала — ВТБ с «дочками» и Сбербанк — сами находятся под западными санкциями. Расширения ограничительных мер развитых стран может привести к самым серьезным последствиям, причем произойти это может в любой момент и быстро.

Банковский кризис — это вполне возможная реальность. А поэтому защищать себя надо заранее. Кардинальным средством там, где это возможно, конечно, стал бы вывод бизнеса или, по крайней мере, расчетов, за рубеж. Само собой, это относится к нормальному предпринимательству, а не к тем, кто специализируется на «распиле» бюджета, потому что в этом случае существует риск потери имущества и за рубежом.

Если нет возможности встретить банковский кризис в финансовой эмиграции, если доход базируется на операциях исключительно в России, то остается делать ставку на диверсификацию. Ни при каких обстоятельствах нельзя допустить, чтобы на корпоративном счете оставалась крупная сумма денег. Расчетно-кассовое обслуживание лучше всего разделить между несколькими кредитными организациями.

Выбирать их нужно по принципу, что середина пирамиды надежнее вершины. Потому что снизу финансовую конструкцию размывает банкротство, а сверху — сдувает ветер санкций.

Что же касается физических лиц и частных инвесторов, то рекомендация может быть только одна: большие деньги надо хранить исключительно в валюте. Действительно, на ней много не заработаешь. А во время коррекций возможны даже некоторые потери. Однако кризис — это не то время, когда надо думать о доходах. Спасти бы то, что есть. Потому что если или когда банковский кризис разразится, большая часть страны, а особенно предприниматели, рискуют в очередной раз начать все с самого начала.

Кризис в России: прогнозы , , ,

  1. kostik1
    16.09.2015 at 22:22 | #1

    Усе пропало, шеф!!! (группа неизвестных ихспердов)
    Вся вышеприведенная истерика устроена ради заключительной рекомендации, бредовой в нынешней ситуации.

  1. Нет трекбеков.