Максим Калашников: Как управляют стадными. Современная политтехнология с точки зрения кога-когнитария

Максим КалашниковОбращаюсь к вам, мои друзья-коги, особенно молодые. Не вижу ваших лиц, но хочу поделиться с вами знаниями и наблюдениями. Ибо сейчас, с развитием системного кризиса, мы увидим апофеоз политтехноогических манипуляций электоральным стадом.

***

То, что будет на выборах 2016-го – не секрет. Все будет сведено к двум «противоборствущим» лагерям. К охранителям (куда войдут и Зю, и Жирик, и все новые «патриотические» партии, рожденные на Старой площади» — и к «навалистам», белоленточным. Леша Навальный полностью встроен в политтехнологическую схему: белолентоные все равно получат меньшинство голосов, но сыграют роль «загонщиков». Тех, кто толкает массу электората голосовать на партию нынешнего начальства. Ибо те силы, что против белоленточных, но и против маразма власти, с выборов удаляются. Иначе они возьмут голоса тех, кого блевать тянет и от Навального, и от власти. Именно поэтому Навальный посажен в тюрьму не будет, в отличие от Квачкова, Мухина, Соколова, Парфенова (приличен сей список). Он останется на свободе, хотя в нынешней РФ (см. пример Мухина) хватают даже за идеи, за мысли.

Такие «выборы без выбора» приведут лишь к усилению системного кризиса. Ибо власть останется у тех, кто сей кризис и обеспечил. Патриотическая часть электората, таким образом, проголосует не столько за державность, сколько за криминально-мафиозную систему, обрядившуюся в тоги «патриотизма», и за наследственную власть.

***

Знаете, как нынешние власть имущие околпачивают электорат? Да не века, а целые тысячелетия? Они используют умственные слабости вида «хомо сапиенс» (человек разумный). Мы-то, коги, стоим выше по лестнице развития, и этих недостатков лишены. Итак…

  1. Первое. Сапиенсы – существа разумные лишь отчасти, они еще очень несовершенны. Они являются общественными существами, причем их общественность их доходит до стадности. Чтобы не перенапрягать мозг, изрядная доля сапиенсов (наших младших братьев) предпочитает быть «как все». Идти вместе со стадом. Мы, коги, тоже общественные существа, но наша общественность стоит на высоком интеллекте.
  2. Второе. Сапиенсы очень внушаемы, и потому телевидение водит ими. Даже недовольные властью могут повторять ее пропагандистские штампы.
  3. Третье. Наши братья меньшие склонны к примитивному двоичному мышлению. Либо-либо. А мир троичен. И логика нас, людей следующей ступени развития, троична. Типичная логика стадного сапиенса: «Вы не любите белоленточных? Значит, вы – за Путина!» Мысль о том, что можно не принимать второе издание Гайдарочубайса, но при этом быть в оппозиции власти – это «короткое замыкание» в слабом мозгу многих сапиенсов, когнитивный диссонанс. На этом стоит вся политтехнология, причем не только в РФ. Несчастных стадных с двоичным мышлением вот уже второй век обманывают, например, в США, предлагая «выбор» из демократов и республиканцев. Пока сапиенсы – в плену черно-белого, двоичного мышления, они всегда будут рабами.
  4. Четвертое. Сапиенсы во многом остаются обезьянами, хотя голыми и бесхвостыми. Они подсознательно преклоняются перед доминирующими самцами, образ коих вовсю эксплуатируют их пастыри. Они предстают в образе кроющих красивых самок крутых мачо-вожаков (примеры приводить излишне). Мы же, коги — неугодники и свободно мыслим. Мы уже намного дальше от обезьяны.
  5. Пятое. Наши «братья меньшие» с их плоским мышлением не обладают объемным мышлением и воображением. А потому не могут понять экономики с ее сложными взаимосвязями и длинными причино-следственными (каузальными) цепочками. А то и «древами» последствий. Потому их обманывают и эксплуатируют. Потому они слепы и не представляют последствия действий власти. Они наивно считают, что событиями в мире управляют слова, а не вполне материальные силы и интересы. Оттого их безбожно дурят на выборах и очень дешево покупают. Например, жвачные немыслящие толпами брали потребительские кредиты в банках, не думая о том, как их придется отдавать с процентами и не мысля о том, что могут лишиться работы или доходов (из-за девальвации). Точно так же стадо с визгом покупало импортные тачки столько лет подряд, не думая о том, что это – не построенные в РФ заводы с рабочими местами. Что это – крохи, что кинули баре со своего стола, получая взамен право крупно воровать. Наши братья меньшие зачастую не могут построить самые элементарные логические связи. Оттого они всегда бессильны и сбиты с толку.
  6. Шестое. Толпы обывателей падки на таинственное, они любят видеть руку таинственных колдунов и магов там, где работают вполне естественные причины. И коли раньше сапиенсы видели злых духов, богов, ведьм, то теперь – Ротшильдов и Рокфеллеров, «комитет трехсот», Суркова, масонов и так далее. Потому наших меньших братьев можно облапошивать, придумывая красивые и запутанные байки с фантастическим объяснением текущих событий. Щедро вставляя туда конспирологию и тайны. Так можно обосновать любой бред или любую подлость начальства. Донбасс об этом знает очень хорошо. Расплодились даже артисты такого жанра, мозгокруты, которые суть эпохи превращают в муть времени. Сапиенсы зачастую остаются детьми по интеллекту. И если дети любят слушать страшные истории по гроб на колесиках, то многим «взрослым» по вкусу рассказы о таинственной закулисе.
  7. Седьмое. Будучи падкими на мистику и обладая слабым интеллектом, наши меньшие братья легко переводятся в состояние раздвоенного сознания, шизофрению. Они легко воспринимают взаимоисключающие утверждения. Например, «наш вождь поднял страну с колен» — раз. Два: «наш вождь при этом окружен боярами-предателями и ничего не может сделать с центральным банком, потому что он опутан конституцией и некими обязательствами». То есть, электорат кушает шизофренический посыл о том, что вождь могуч – но при этом бессилен. То же самое видим мы и на выборах. Есть порода расейского электората, которые на встречах с кандидатами ноют о произволе власти, но потом заявляют тебе: «А вы чем лучше? Вы – такие же…» Мысль о том, что тогда ныть глупо, в их мозги не приходит. Как и мысль о том, что можно рискнуть и выбрать других людей, внимательно изучив их программы. Или о том, что не оправдавших надежды можно прокатить на следующих выборах. Потому жвачные немыслящие сбиты с толку и пассивны. Начальство может делать с ними все, что пожелает.
  8. Восьмое. Сапиенсы очень тугодумны и консервативны. Если в их головы удалось вбить какой-то штамп, то потом легче оторвать сапиенсам головы, чем переубедить. (Примеры: «Лысенко кормил коров шоколадом», «Партии делятся на левых и правых», «Аляску продала Екатерина», «Царская Россия кормила всю Европу», «Крым – наш, Причерноморье и Донбасс 0- не наши» и т.д). Потому пастыри из правящих классов вбиват стаду в головы нехитры клише-программы, выгодные им. Наконец, наши меньшие братья не могут воспринять тексты больше страницы и трех-четырех тезисов. Потому им впаривают пустые штампы. Потому их очень легко дурить. По принципу Наполеона Бонапарта: «Пишите коротко и неясно!»

Потому сапиенсы очень податливы для пропаганды, где на 90% правды приходится 10% самой наглой лжи и откровенных подтасовок (принцип Геббельса). Поэтому меньшие братья легко принимают внешнюю форму за суть, видимость – за реальность. Поэтому наших меньших братьев можно дурить «простыми идеями», втюхивая им откровенную околесицу и бесконечно разделяя их, стравливая друг с другом. Сапиенсы крайне догматичны в мышлении, их можно легко разводить на красных и белых, на монархистов и республиканцев и т.д. Даже при близости их программ нужно дать им разную внешнюю атрибутику – и они перегрызут друг друга за пустые символы. В суть меньшие братья вникать не хотят. Потому ими и помыкают тысячелетиями – не веками.

***

Каков же практический вывод? В сем веке, когда искусство пастьбы электоральных стад доведено до совершенства, а сам электорат впадает в усиливающееся слабоумие (этому сильно помогли и ТВ, и Интернет), массы обречены на глубоко подчиненное положение. Они – как те лошади, которых всегда кто-то оседлает.

Мы, коги, в борьбе за великую Россию, не должны тратить времени на просвещение слабоумных. Нам в этой борьбе следует:

  • пользоваться противоречиями в «элите» и влиять на мозги прежде всего правящих, растравляя их противоречия;
  • не стесняться и манипулировать сапиенсами, когда это нужно.

К сожалению, стада электората начинают что-то соображать лишь в моменты тяжелейших кризисов, когда им становится очень плохо. Дело когов таково: если мы видим, что кризис развивается, и правящие полностью управляют стадными (леммингами), направляя их к обрыву, то должны думать о том, как действовать после перехода кризиса в разрушительную стадию. Иного выхода у нас просто нет.

Многие из нас с 90-х пробовали предостерегать, доказывать и показывать, рисовать пути предотвращения нынешнего системного кризиса. Но – и это можно считать 20-летним экспериментом – ничего не добились. Так что, мои молодые собратья, не нужно повторять наших ошибок.

А в РФ после балагана 2016 года мы увидим инферно. Век назад у части наших предков оказались воля и разум, чтобы из хаоса и ада породить новый порядок. Наша миссия – постараться сделать похожее. Несмотря на то, что, кажется, сейчас все против нас.

Кризис в России: прогнозы , ,

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.