Степан Демура: в 80-е цена барреля нефти опустилась до 10 долларов. Сегодня нам опять грозит то же самое

Степан ДемураСегодня Владимир Путин проведет совещания с правительством РФ по противодействию нефтяному и валютному кризису. Однако что-либо предпринимать в сложившейся ситуации практически невозможно, считает независимый аналитик Степан Демура, который в интервью «БИЗНЕС Online» объяснил, почему подушка безопасности ЦБ в реальности не превышает $20 — 30 млрд., а нефть после короткого отскока обрушится до $12 за баррель.

— Нефть американской марки WTI постепенно приближается к цене в 32 доллара за баррель, которую вы прогнозировали на конец лета — начало осени. Может ли цена черного золота пойти еще ниже?

— Да, с уровня 32 — 33 долларов за баррель стоимость WTI может просесть еще на 15 — 20 долларов. К концу 2016 года цена американской нефти в принципе должна опуститься до 12 долларов за баррель. Правда, так дешево нефть будет стоить не слишком продолжительное время.

— Если посмотреть на конец этого года, каков ваш прогноз по цене на нефть?

— Тут вопросов пока много. Не исключен существенный отскок нефтяных котировок от локального дна. Возрастающее движение уже наметилось. Я полагаю, возможен отскок до уровня 50 — 60 долларов за баррель WTI как раз к концу текущего года. Вопрос в том, как скоро начнется волна подорожания. Но, повторю, достижение нефтью цены между 50 и 60 долларами за баррель к концу 2015 года вполне возможно. Чисто спекулятивно, но цены на непродолжительное время поднимутся.

— У нас принято объяснять кульбиты рубля исключительно нефтяным фактором. Вас такие объяснения устраивают?

— Нет, на курс рубля влияет очень много факторов. И нефть в данной ситуации, на мой взгляд, не самый важный. Что определяет рыночный курс рубля? Это поток капитала. Что произошло? После того как рейтинговые агентства снизили инвестиционный рейтинг России до «мусорного» уровня, в российские рублевые облигации (как корпоративные, так и государственные), которые являются высокодоходными, могут инвестировать только очень «горячий» капитал. Но «горячий» капитал быстро остывает.

Наш ЦБ задрал ставки, сделав суперпривлекательными для спекулянтов российские активы. Коэффициент доходности к риску был очень высоким. Сюда снова рванул очень «горячий» капитал, спекулятивный в чистом виде. Как видно из отчетов ЦБ, даже осторожные иностранцы нарастили свою долю в рублевых ОФЗ (облигации федерального займа, выпускаемые минфином — прим. ред.). Сейчас под действием ряда факторов (подешевевшая нефть, ожидание повышения ключевой ставки ФРС США) этот поток капитала разворачивается обратно не только у нас, но и на многих развивающихся рынках. У ЦБ РФ при этом нет ресурсов для того, чтобы защищать рубль. А нефть, ну что же? Она падает в цене вместе со всеми остальными незащищенными по сравнению с резервными валютами активами. Плюс ускоряется бегство капитала из России, потому что здесь некуда инвестировать.

— Разве у ЦБ недостаточно резервов (на 1 августа — более 357 миллиардов долларов) для того, чтобы предотвратить обвальное падение курса рубля?

У Центробанка нет резервов вообще! Они сами в этом признались. Единственное, как в ЦБ могут влиять на рубль, вернее, там думают, что могут влиять, — это через ключевую ставку. Но еще ни один Центробанк мира не смог развернуть собственную валюту, играя со ставкой. Поэтому и наши монетарные власти просто бессильны в нынешней ситуации.

— Степан Геннадьевич, что же случилось с российскими международными резервами, которые, как принято считать, весьма велики?

— Они расписаны подо все. Розданы крупные кредиты банкам и корпорациям, проведены масштабные аукционы валютного РЕПО, в резервах денег, по сути, нет. Значительная часть резервов — это были деньги правительства, которые пошли на поддержание экономики в кризис.

— Есть ли какая-то сумма, которой ЦБ все же может поиграть за рубль на валютном рынке?

— Эта сумма смешная. Делали оценки. И я карандашом делал, и люди посерьезнее делали. Получается, что у ЦБ есть, может быть, 20, может, 30 миллиардов долларов свободных для валютной игры. Вот такая подушка безопасности.

— В таком случае есть ли еще какие-нибудь средства у властей, кроме неработающей, как вы говорите, ставки, чтобы предотвратить валютную панику?

— Таких средств нет.

— Тогда что может положить пределы падению рубля?

— Исключительно не зависящие от властей факторы. Рубль сейчас не будет слишком стремительно падать. Для этого нужна полноценная паника, а ее пока нет. Когда паника будет, как в прошлом декабре, значит, мы дошли до какого-то локального дна. Пока же паники нет, рубль будет снижаться в цене недраматично.

— Понятно, что вопрос наивный, но все же: каков ваш прогноз курса рубля на конец текущего года?

— Гадать сложно, но до конца года уровень в 80 рублей за доллар мы, скорее всего, «прощупаем».

— Рынок нефти более прогнозируемый?

— Это прекрасно прогнозируемый рынок. Единственное что: когда вы делаете привязку к конкретной ценовой цели, можно ошибиться на месяц-два. Но если факторы учтены правильно, ценовой показатель обязательно будет достигнут в достаточно близкой перспективе.

— Удастся ли в сжатые сроки переломить тенденцию на рынке нефти, когда предложение значительно превышает спрос?

— Нет, пока причин для перелома тенденции не просматривается.

— А как же ожидания краха американской индустрии добычи сланцевой нефти при таких низких ценах? У нас так на это надеялись, да и до сих пор надеются.

— Надеются только потому, что эти люди не умеют считать себестоимость. Есть разные себестоимости. Есть, например, расширенная себестоимость, включающая обслуживание долгов добывающих нефть компаний и другие накладные расходы. Есть lifting cost — себестоимость непосредственно добычи нефти, ее поднятия на поверхность. Вот lifting cost в Америке сейчас по сланцевым месторождениям — где-то в среднем по больнице 15 — 20 долларов за баррель. Про расширенную себестоимость американцы говорят, что смогли снизить ее на 10 — 15 долларов, она сейчас в районе 25 долларов за баррель. Конечно, многое зависит от параметров конкретного месторождения, но в среднем ситуация такая. Плюс внедряются новые технологии, постоянно снижающие себестоимость. Сейчас начинает внедряться технология плазменного разрыва пласта. Вместо гидроразрыва. Это еще больше снизит себестоимость. Не нужны будут ни химикаты, ни вода, практически ничего будет не нужно.

— Что же американцы под землю-то закачивают, чтобы «выдавить» нефть на поверхность?

— Создается плазма, которая рвет пласт. Вам нужно создать ударную волну, которая вытеснит нефть на поверхность. Технология была некоторое время назад разработана в России. Но, как и всегда, здесь она оказалась невостребована. Сейчас ее довели до ума за океаном.

— У наших нефтегазовых компаний какие-нибудь ответы на «происки» конкурентов есть?

— Нет. Помимо некомпетентности у нас еще и нет ресурсов для того, чтобы успешно участвовать в этой гонке за дешевой нефтью.

— Большая ставка делалась на восточный вектор экспорта российских энергоносителей…

— Это был не слишком разумный подход. Какая ставка на Китай?! Он посмотрит на свой торговый баланс с США и Евросоюзом и на торговый баланс с Россией. Зачем ему нам помогать?

— Но Китай и прочие будут покупать наши нефть и газ, которые пойдут на восток по новым трубопроводам.

— «Сила Сибири», «Турецкий поток» и прочее — это все пропагандистские утки, не более того.

— Вы не считаете, что эти трубопроводные системы будут построены?

— Нет, конечно. Их просто невыгодно строить. Российский газ Китаю не нужен, он качает газ из Средней Азии, там уже есть четыре трубопровода. Своя добыча, кроме того, тоже у Китая нарастает. Зачем им наш газ по таким ценам? Ну, может быть, по 50 — 100 долларов за тысячу «кубов» они возьмут, но это сделает проект в принципе неокупаемым.

— С «Турецким потоком» тоже определенности мало?

— У России нет технологии прокладки трубопроводов по дну моря. Любая западная сервисная компания могла бы, конечно, их проложить, но, насколько я знаю, «Газпром» разорвал контракт с итальянской компанией, которая этим занималась.

— В конце 1980-х годов советская экономическая модель не выдержала низких цен на нефть и рухнула. Грозит ли такой же сценарий российской экономике?

— Вполне возможно. В 80-е цена барреля нефти опустилась до 10 долларов. Сегодня нам опять грозит то же самое.

— Каков механизм влияния низких нефтяных цен на нашу страну?

— Прежде всего это пустой бюджет. Поскольку по закону ЦБ не может печатать рубли, не обеспеченные притоком в страну долларов и евро, Банку России остается одно: ЦБ «репует» все подряд. Речь идет о раздаче Центробанком кредитов под залог уже любых рублевых облигаций. В дело идут бумаги «Роснефти» и кого угодно. В операции РЕПО включаются долговые бумаги регионов, федерального минфина, уже сейчас происходит скрытая под соусом аукционов РЕПО эмиссия. С падением цен на нефть она будет ускоряться, чтобы наполнить бюджет. В результате начнется уже не инфляция, а гиперинфляция. Это стандартная историческая практика. Надо понимать, что нет гарантий неповторения ситуации, при которой доллар будет стоить не 70 рублей, а 70 тысяч. Помните, какой порядок цен был до деноминации?

— Получается, что ЦБ выстраивает нечто похожее на пирамиду ГКО, которая рухнула во время дефолта 1998 года?

— Да, весьма похоже, только под другим названием. Надо понимать, что у нас корпоративный внешний долг в валюте в значительной части является по сути государственным. Этот кризис мы начинали с соотношением, если я правильно помню, когда примерно на 700 миллиардов долларов внешнего долга приходилось около 500 миллиардов международных резервов. «Смешными», как тогда говорили, санкциями нам полностью обрезали источники внешнего рефинансирования. Долг надо выплачивать. Посмотрите, как быстро тают резервы ЦБ, посмотрите на графики платежей по долгу. Сейчас до конца года примерно 60 миллиардов долларов надо погасить, а у ЦБ денег нет.

— Центробанк поговорил с корпоративными должниками и пришел к выводу, что почти половину задолженности в сентябре-декабре наши банки и корпорации по сути должны заплатить сами себе. Вычли внутрикорпоративные долги и получили, что платить придется едва ли не вдвое меньше. Как вам такая бухгалтерия?

— О чем они там поговорили, неважно. Центробанк не знает всю цепочку задолженности. Если выяснить, кому еще должны наши офшоры, то получится, что платить все же придется. Это, знаете, такая пропаганда для успокоения общественности.

— Импортозамещение и диверсификация экономики могут предотвратить негативный сценарий?

— При сохранении неэффективной экономической и политической системы вряд ли. Кроме того, о какой диверсификации может идти речь при таких ставках? Кредит на развитие бизнеса попробуйте получить! Как вы его «отбивать» будете?

— Сейчас заговорили о том, что ставку опять пора повышать, чтобы защитить рубль…

— Ну что с ними сделаешь?! Известный баснописец Крылов много писал о такой экономической политике. Повышение ставки вряд ли поможет рублю и просто убьет все остальное, прежде всего промышленность. Повторю: поднятие Центральным банком ключевой ставки никогда не спасало национальную валюту. Надо учить историю.

Андрей Смирнов, «БИЗНЕС Online»

Кризис в России: прогнозы, Мировой кризис: последствия и перспективы , , , , , ,

  1. kostik1
    27.08.2015 at 22:41 | #1

    Степа, ври, да не завирайся, 10 долларов за баррель — это вряд ли.
    Впрочем можно и пари заключить, только ты боюсь обделаешься.

  2. Евгений
    16.12.2015 at 22:56 | #2

    По поводу» Нет технологий для прокладки труб по дну моря». А как-же Северный поток,там что газ не по трубам в Германию поставляется?

  3. seller
    26.06.2016 at 06:14 | #3

    Видно что человек является грамотным специалистом и хорошо знает своё дело, в отличие от тех кто нам внушает что «при 80 долл за баррель мировая экономика рухнет», «ниже 70 не упадёт», «Россия будет островком стабильности»

  1. Нет трекбеков.