Россия-Италия: чья антикризисная политика лучше?

Отличная аналитическая статья из журнала «Эксперт» — руководитель дочерних банков группы «Интеза Санпаоло» Антонио Фаллико анализирует антикризисную политику центральных банков России и Италии. Конечно, не все у нас плохо, но кредитно-денежная политика итальянцев более продумана и просчитана на годы вперед.

Банковский стаж профессора Фаллико — двадцать с хвостиком лет, больше половины самостоятельной жизни. В 1987 году он начал работать в качестве консультанта «Банка Католика дель Венето», а в ноябре 1995−го перебрался в Москву, возглавив представительство «Банко Амброзиано Венето». Выбор страны пребывания был не случаен: с 1981−го по 1989 год Антонио Фаллико работал консультантом по Италии Государственного комитета по внешнеэкономическим связям СССР, выучил русский язык, наработал много важных, полезных связей.

В декабре 2003 года Фаллико возглавил ЗАО «Банк Интеза» — первый дочерний банк группы «Интеза» в России. После приобретения группой в 2005 году контрольного пакета КМБ БАНКа Антонио Фаллико стал председателем совета директоров и этого банка.

Обаятельный, эмоциональный, с мягкими манерами и цепким внимательным взглядом, профессор Фаллико ответил на вопросы «Эксперта».

— Финансовый кризис в России продолжается два с небольшим квартала. Какие изменения претерпели стратегия и тактика работы банка в новой, стрессовой операционной среде?

— Конечно, мы не можем сказать, что не замечаем кризиса, но вследствие традиционно консервативной политики как всей группы «Интеза Санпаоло», так и обоих ее дочерних банков в России — КМБ БАНКа и ЗАО «Банк Интеза», мы не видим больших изменений в нашей деятельности. Крупные корпоративные заемщики расплатились с нами полностью. Что касается сегмента ритейла, особенно малого бизнеса, то уровень просроченных кредитов, естественно, увеличился, но остается на уровне менее двух процентов портфеля — это меньше, чем в целом по российским банкам, и меньше, чем в среднем по тридцатке крупнейших банков.

Уже 70 процентов всех проблемных кредитов мы реструктурировали на очень реалистических условиях. Сегодня действуют два варианта реструктуризации долга. Первый — это увеличение срока кредита и, как следствие, уменьшение ежемесячных платежей клиентов. Второй вариант — это возможность оплачивать только проценты по кредиту в течение некоторого времени.

— Какова была динамика кредитного портфеля КМБ БАНКа в последнее время и какой прирост кредитов вы планируете на 2009 год?

— В первые десять месяцев 2008 года нами были отмечены высокие темпы роста кредитного портфеля, а в период с ноября по январь мы наблюдали падение спроса на кредиты. Таким образом, показатели кредитного портфеля по итогам прошлого года сопоставимы с уровнем конца октября. По результатам 2008 года общий объем кредитного портфеля КМБ БАНКа вырос на 71 процент. Ставки по рублевым кредитам сильно выросли, а спрос на валютные кредиты упал ввиду неопределенности с курсом рубля. Поэтому мы видели уменьшение объема кредитов в последнем квартале прошлого года.

Начиная с февраля нынешнего года наметилась положительная тенденция, и мы ожидаем, что уже в марте-апреле спрос на кредитные продукты вновь начнет повышаться.

Мне трудно дать точный прогноз роста нашего кредитного портфеля до конца года, но я думаю, что финансирование крупных клиентов продолжится. Тем более что ряд кредитных линий «Интеза Санпаоло» для итальянских компаний — поставщиков оборудования и услуг для проекта по строительству газопровода «Северный поток» в размере 85 процентов гарантированы итальянским государственным агентством по страхованию экспортных кредитов SACE.

В то же время по потребительским кредитам мы будем наблюдать в 2009 году определенное сокращение темпов роста нашего портфеля.

— Вы связываете торможение роста кредитов российским заемщикам только с резким скачком цены кредитов в условиях кризиса? А вы как банк-кредитор ужесточили ли процедуры отбора заемщиков?

— Естественно, мы стали еще более внимательными. Если не существует конкретных гарантий, мы не выдаем кредит. Мы продолжаем кредитовать малые и средние фирмы, но более осторожно. Тем не менее для старых наших клиентов из сектора МСП требования к залоговому обеспечению кредитов не пересматривались.

Мы не отказались от планов развития. Уже в первые месяцы текущего года КМБ БАНК открыл три новых офиса — в Краснодаре, Омске и Уфе.

— Откуда у вас средства на развитие в кризисный период? Поддерживает ли вас ресурсами материнская группа?

— Естественно, мы себя чувствуем более уверенно, зная, что за нашей спиной есть такая мощная группа, как «Интеза Санпаоло», которая готова нас поддерживать. Но ресурсы для расширения мы черпаем из собственных источников, из прибыли. КМБ БАНК остался прибыльным в 2008 году, хотя объем прибыли снизился примерно на 50 процентов. В первую очередь это связано с увеличением операционных расходов на расширение региональной сети, открытие новых точек продаж и модернизацию существующих подразделений. Кроме того, банк продолжал осуществлять стратегические инвестиционные проекты, прежде всего в сфере информационных технологий, управления рисками и развития каналов продаж.

Средства материнской группы мы привлекаем для поддержки нашей ликвидности в рамках долгосрочных кредитных линий сроками на год и на пять лет.

Но и динамика наших рыночных пассивов внушает определенный оптимизм. В августе и сентябре прошлого года мы наблюдали отток средств как с частных депозитов, так и с расчетных счетов юридических лиц. Однако в последние месяцы прошлого года мы отметили постепенное увеличение объема средств на депозитах и расчетных счетах. Эта тенденция отмечалась и в начале 2009 года.

— Финансовой поддержки из Милана достаточно, чтобы не пользоваться дорогими рефинансовыми кредитами ЦБ и займами на межбанковском рынке?

— Наши собственные ресурсы и кредиты от материнской группы позволяют поддерживать неплохой запас ликвидности. Кредитами ЦБ мы пользуемся в очень ограниченных объемах, а самыми дорогими беззалоговыми кредитами не пользуемся. На рынке МБК и до кризиса, и сейчас КМБ БАНК работает преимущественно в качестве кредитора, а не заемщика. Круг наших контрагентов — крупнейшие банки из первой десятки.

— Правила и процедуры риск-менеджмента едины для всех банков группы «Интеза Санпаоло»? То есть шансы получить кредит в вашем банке у итальянской фирмы с оборотом 10 миллионов евро и аналогичной российской фирмы одинаковы?

— Да, одинаковы. Но, конечно, ставки этих кредитов будут разными. Надо учитывать риски на конкретную страну. А что касается требований к залогам, поручительствам и так далее, то все они едины для всех наших клиентов в Италии и других странах.

Советы постороннего

— Как вы оцениваете политику Банка России по противодействию кризису? Какие меры еще необходимы, по-вашему?

— Критический момент кризиса в банковской системе России был преодолен в октябре-ноябре прошлого года и только благодаря своевременным и весьма энергичным действиям вашего правительства, Центрального банка и Государственной думы. Результатом этих усилий стало то, что Россия избежала краха банковской системы, а значит, и всей экономики. Однако негативные тенденции, связанные в первую очередь с ухудшением качества активов и, как следствие, с усиливающимся давлением на капитал банков, имеют место и сегодня.

Данные процессы не уникальны для России и ее банковской системы. Мы видим, насколько серьезно снизилась капитализация крупнейших банков Америки, значительные трудности испытывают многие европейские банки. Правительство России и Центральный банк, несомненно, осознают суть и масштаб проблем. Подтверждением этому могут служить в том числе и недавние высказывания официальных лиц с прогнозами роста просроченной задолженности компаний перед банками. Предпринимаемые усилия по поддержке ключевых компаний российской экономики позволяют надеяться, что масштабы просрочек не примут катастрофических размеров. Тем не менее дополнительные действия правительства и ЦБ по поддержке капитала банковской системы, несомненно, могли бы создать больший запас прочности и тем самым закрепить уже достигнутые успехи по стабилизации в финансовой сфере.

Если говорить о недостатках российской банковской системы, то считаю очень вредным наличие такого количества банков с микроскопическим капиталом менее пяти миллионов евро. Банковскому сектору России остро требуется консолидация.

— Я не думаю, что мелкие банки переживут кризис. Ну а для системного решения задачи консолидации сектора требуется политическая воля. Причем тоже системная. Тут силами одного ЦБ не справиться. Зампред ЦБ Андрей Козлов развернул такую работу пять лет назад, но был убит, как вы знаете.

— Да, это трагедия. Тем не менее задачу консолидации российского банковского сектора нужно решать.

— Задача стабилизации валютного рынка и курса рубля вчерне решена. Не пора ли ЦБ начать снижать процентные ставки?

— Совершенно очевидно, что повышение процентных ставок Банком России было разумно и оправданно. Эти действия были направлены на предотвращение неконтролируемого развития процесса девальвации рубля и, как мы видим, оказались эффективными. Действительно, высокие ставки снижают привлекательность кредитов для заемщиков, и мы уже видим отрицательное влияние этого фактора на динамику роста кредитных портфелей банков. Но в ситуации столь масштабного мирового экономического кризиса ЦБ вынужден принимать решения по принципу выбора меньшего из двух зол. На мой взгляд, Банк России действует грамотно.

Сейчас, когда наступила стабилизация обменного курса рубля и заметна некоторая нормализация процентных ставок, можно надеяться, что ЦБ вернется к рассмотрению вопроса о смягчении политики процентных ставок. Ведь с нынешним уровнем ставок мы рискуем убить экономику. Я убежден, что такой шаг мог бы дать дополнительный стимул банкам для расширения кредитной активности.

«Бонды Тремонти»: ответ конкурентам

— Как сильно ударил кризис по итальянским банкам?

— Итальянские банки, в отличие большинства американских и британских, оказались относительно стабильны в период кризиса. Они не показывают убытков, их доходы лишь несколько снизились по сравнению с предыдущими годами. Отличительная особенность итальянских банков состоит в том, что они мало прибегают к финансовым заимствованиям, имеют свою разветвленную местную сеть, привлекая средства населения. Фактически в Италии развивается модель традиционного банковского бизнеса, которая базируется на частном кредитовании, на ограничении рискованных бумаг в портфеле и превалировании кредитных операций над финансовыми. Последние всегда осуществлялись по остаточному принципу, что позволяло уменьшить зависимость от опасных активов. Согласно недавним оценкам главы Банка Италии Марио Драги, в активах крупнейших итальянских банков структурные финансовые продукты занимают менее двух процентов.

Как в шутку говорит наш премьер господин Сильвио Берлускони, итальянская банковская система пострадала меньше, чем американская, потому что итальянские банкиры не умеют говорить по-английски.

— Тем не менее объявлена государственная программа помощи итальянским банкам со стороны правительства. Зачем она понадобилась, если, как вы говорите, ситуация далека от кризисной?

— Состояние активов большинства итальянских банков не требует срочного государственного вмешательства, они достаточно хорошо капитализированы. Тем не менее, учитывая изменение условий конкуренции в результате значительных государственных мер по спасению и поддержке банков в США и Европе, итальянские банки сейчас должны использовать все имеющиеся возможности для того, чтобы сохранить и по возможности упрочить свою капитальную базу.

Именно эти цели преследует программа господдержки здоровых банков с тем, чтобы способствовать кредитованию экономики. Министерство экономики и финансов Италии в конце февраля заявило, что готово выкупить специальные облигации, эмитируемые банками, на общую сумму 14 миллиардов евро при условии использования вырученных средств на кредитование экономики, в том числе малого и среднего бизнеса.

Данные облигации, так называемые бонды Тремонти (по имени главы минфина Джулио Тремонти. — «Эксперт»), выпускаются сроком на три года, с доходностью 7,5 процента годовых. Их можно рассматривать как своего рода страховой полис, который выдается в условиях неопределенности в отношении продолжительности нынешнего кризиса. Руководство крупнейших итальянских банков, таких как «Банко Пополаре», «Интеза Санпаоло», «Уникредито», «Монте дей Паски ди Сиена», уже выразило готовность принять участие в этой программе. Правда, пока они демонстрируют некоторую осторожность, так как их не устраивает схема контроля за расходованием полученных таким образом средств. Банкиры против того, чтобы представители местных органов власти, префектур, указывали банкирам, кому давать кредит, а кому нет. Более предпочтительный вариант состоит в том, чтобы надзор за средствами господдержки осуществляли региональные представители Банка Италии. Я надеюсь, что здесь будет достигнут определенный компромисс между государством и банковским сектором.

Повод для гордости

— Бытует мнение, что банкир — это скучная профессия, что-то вроде бухгалтера: ты связан по рукам и ногам процедурами, риск-менеджментом. У тебя все расписано: шаг вправо, шаг влево — побег. Где же простор для креатива, для предпринимательской энергии, для риск-тейкинга?

— Вероятно, со стороны можно подумать, что мы машины, роботы, которые умеют только считать деньги и нормативы. На самом деле в работе банкира крайне важен человеческий фактор. И интуиция. Я должен поверить в своего заемщика, в его бизнес и его проект, иначе я не стану ссужать ему деньги, даже если все формальные требования к кредитной заявке соблюдены.

И конечно, крайне интересно решать нестандартные, сложные задачи. Скажем, у меня был опыт участия в организации большой синдикации для проекта «Голубой поток». Наш небольшой для подобных проектов банк смог привлечь партнеров и организовать крупное финансирование строительства газопровода. Стоит задуматься, что по дну Черного моря проходит труба, по ней бесперебойно идет газ и это стало возможным в том числе благодаря моему участию, — и я испытываю гордость и энтузиазм.

Источник – «Эксперт»

Новости кризиса: текущая ситуация в мире, Новости кризиса: текущая ситуация в России , ,

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.