Экономика Донбасса спустя год после объявления независимости

Экономика ДонбассаРяд несоответствий в статье Юрия Швеца заставил поискать адекватные материалы о том, что же сегодня представляет собой экономика мятежного Донбасса. Предлагаю вашему вниманию материал «Русской службы Би-Би-Си» «Год после референдумов в Донбассе: потери экономики», статью из журнала «Коммерсантъ Деньги» №21 «Выход из темного угля» и немного инфографики.

В результате боевых действий в Донбассе украинская власть лишилась контроля над третью территорий Донецкой и Луганской областей. По информации главы правительства Украины Арсения Яценюка, 20% экономики страны потеряны, что стало одной из причин сокращения ВВП. В отчете Нацбанка Украины указывается, что за первый квартал 2015 года сокращение составило 15%, в то время как по итогам 2014 года — 6,8%.

Большинство крупнейших предприятий Луганской и Донецкой областей или закрыты, или работают на минимальной мощности. По данным министерства экономического развития и торговли Украины, в Луганской области не работает 19 из 23 системообразующих предприятий, в Донецкой — около половины. Потерю рабочих мест в Донбассе министерство оценивает в 50−80%.

Де-факто коллапс?

«Произошел масштабный деградационный процесс, в результате которого экономика региона отброшена на несколько десятилетий назад. Многие предприятия, которые остановились, уже не вернутся к жизни. Некоторые из них морально устарели, другие потеряли рынки — преимущественно российские, и требуют либо закрытия, либо значительного инвестирования для переориентации. Однако никто во времена войны этого не будет делать», — считает доктор экономических наук, эксперт Центра Разумкова Владимир Сиденко.

«Фактически там ведется упрощенная экономическая деятельность с жесткими административными решениями и с дотациями из России. Поэтому говорить о какой-то экономической ситуации очень сложно. Я думаю, что де-факто речь идет об экономическом коллапсе», — сказал Владимир Сиденко в комментарии Украинской службе Би-би-си.

«Лугансктепловоз», Луганский машиностроительный завод им. Пархоменко, Стахановский вагоностроительный, Стахановский завод технического углерода, Стахановский ферросплавный завод, Алчевский «Металлы и полимеры», Алчевский завод стальной дроби, Алчевский металлургический комбинат — это далеко не полный перечень предприятий Луганской области, которые остановили производство.

Не работает также Лисичанский нефтеперерабатывающий завод, находящийся на территории, подконтрольной Киеву, владельцем которого является «Роснефть».

Не лучше ситуация и в Донецкой области. Машиностроительные предприятия городов Донецк, Горловка, Макеевка и Ясиноватая, которые находятся на территории, неподконтрольной украинским властям, с осени 2014 года работают частично или же совершенно остановили производственную деятельность.

Не работают «Донецкгормаш», Донецкий энергозавод, «Топаз». Концерн «Стирол» из-за потенциальной опасности отравления населения химическими веществами в ходе боевых действий еще год назад остановил производство.

В то же время некоторые промышленные гиганты, расположенные на территории, контролируемой боевиками ДНР, зарегистрировались вне этой зоны и работают, хотя и не на полную мощность, и платят налоги в общеукраинский бюджет. Это Енакиевский металлургический завод, «Донецксталь», Харцызский трубный завод, коксохимические заводы в городах Енакиево, Макеевка, Ясиноватая и Донецк.

Как отмечал губернатор Донецкой области Александр Кихтенко в комментарии Украинской службе Би-би-си, они платят налоги и обеспечивают рабочими местами почти 25 тысяч человек.

После того как губернатор заявил о необходимости сотрудничества с этими предприятиями на уровне государственных органов, его обвинили в призывах сотрудничать с террористами, так как на то время уже действовал указ президента Украины о прекращении деятельности государственных предприятий, находящихся на неподконтрольной властям территории.

По мнению Александра Кихтенко, экономические связи Донбасса с соседними областями настолько тесны, что изоляция предприятий привела бы к еще большему кризису в регионе.

Вклад мятежных областей в экономику Украины

Шахтерские будни

Минэнергоугля Украины еще в ноябре прошлого года издало приказ о закрытии государственных предприятий, учреждений, организаций и объединений, находящихся в зоне проведения антитеррористической операции украинских военных (АТО). С тех пор государственная поддержка угольной промышленности предоставляется только предприятиям, которые зарегистрированы и осуществляют свою деятельность на контролируемой украинскими властями территории.

Как рассказывает внештатный корреспондент Украинской службы Би-би-си, на занятой боевиками территории Луганской области насчитывается около 40 шахт, из них работают сейчас около 20. Среди них — шахты, принадлежащие компаниям Рината Ахметова, а также шахты нескольких государственных предприятий.

«Какие шахты из неработающих потеряны навсегда из-за затопления или из-за других проблем, пока неизвестно. Скорее всего, пока они все еще могут быть восстановлены без значительных затрат», — говорит корреспондент.

Представители сепаратистов сообщали, что намерены законсервировать 20 угольных предприятий на подконтрольной им территории и оставить в работе 18, четыре из которых частные.

Лидер так называемой ДНР Александр Захарченко заявил, что уголь, который добывают шахты на этой территории, уже продают за валюту. Кому, он не уточнял. В то же время представители миссии ОБСЕ 6 мая сообщили об увеличении количества грузовых автомобилей с углем, пересекающих украинско-российскую границу. «Наблюдатели видели, как грузовики перевозили уголь из Луганской области в Российскую Федерацию через пункт пропуска Гуково», — говорится в отчете организации.

Особые условия и последствия

За год, прошедший после непризнанных «референдумов» на востоке Украины, здесь сформировался особый режим экономических отношений.

Руководители сражающихся с украинскими военными вооруженных формирований разрешили использование на контролируемой ими территории четырех валют — гривны, рубля, доллара и евро. Хотя часто в этом регионе используется натуральная оплата — продуктовые пайки вместо зарплат.

Как рассказывал председатель Донецкой облгосадминистрации Александр Кихтенко, более 5 тыс. предприятий, работающих в удерживаемых мятежниками районах, перерегистрировались на территории, подконтрольной властям Украины, и платят налоги в бюджет.

Руководитель области утверждает, что в 2014 году из общей суммы уплаченных Донецкой областью налогов в 19 млрд грн больше половины поступило от предприятий, находящихся на территории, контролируемой ДНР.

В Луганской области предприятия, которые не были остановлены, также перерегистрировались. К примеру, «Луганскмлын» производит муку и крупы, Луганский мясокомбинат — колбасы. Их продукция продается не только в Луганске, но и в других городах, в том числе в Киеве.

Однако, как рассказывают местные журналисты, есть много случаев, когда предприятия или частные предприниматели регистрируются одновременно и на подконтрольных Украине, и на мятежных территориях. А значит, платят налоги не только в общеукраинский бюджет, но и в бюджеты самопровозглашенных «республик».

Среди экспертов есть много тех, кто считает экономические потери от существенного сокращения экономической деятельности Донбасса для Украины преувеличенными. Мол, этот регион всегда был дотационным, а значит, для бюджета это были довольно значительные расходы.

Однако Владимир Сиденко из Центра Разумкова обращает внимание на неизбежные последствия, которые появятся в ближайшем будущем, если государство не поддержит экономику Донбасса.

«Следует понимать, что отказ от решения экономических проблем создает огромные угрозы для прилегающих территорий и других государств. Если значительных финансовых вложений не будет, эта территория станет потенциальным источником преступности, нерегулируемой миграции, наркотрафика, контрабанды. Позволить, чтобы такая большая территория превратилась в зону упадка — недопустимо», — отмечает экономист Владимир Сиденко.

Динамика промпроизводства в 2014 году

Выход из темного угля: шахты-копанки, контрабанда и другие секреты экономики Донбасса

Уголь в Донецкой и Луганской областях по-прежнему добывается и поставляется на Украину, хотя теперь и незаконно. Экономические связи оказываются сильнее запретов. И это дает дополнительную надежду на выравнивание политической ситуации.

Шахта «Комсомолец Донбасса» — одна из крупнейших в регионе и самая крупная в империи Рината Ахметова. Почти год она не работает. Шахта сильно пострадала от военных действий: есть повреждения от попадания мин, снарядов реактивных установок, энергоснабжение нарушено, вход практически завален. Из работников осталось всего несколько человек — из службы вентиляции, газового контроля, водоотлива, транспорта, но и они зарплату не получают несколько месяцев.

На другом крупном предприятии, шахте имени Засядько, работа не остановилась, но добыча упала более чем в три раза. Эту шахту тоже много раз обстреливали, а в начале марта там случился взрыв метана, погибли 17 горняков.

Большинство уволенных шахтеров сейчас трудятся в нелегальном секторе — на шахтах-копанках. «Страшно, конечно»,— нехотя делится Василий П., один из таких шахтеров. Ему 48, и всю жизнь он проработал на «Комсомольце».

«Я из семьи шахтеров,— говорит он,— и, что такое техника безопасности на шахте, всосал с молоком матери. В копанках какая уж безопасность — по краю ходим. Но семью-то надо кормить».

Луганская и Донецкая области обеспечивали почти 70% угля в общей добыче Украины, а уголь стране, нужно заметить, давал 21,8% ВВП. Горловка, Торез, Лисичанск, Антрацит — все это города-шахты. Однако еще задолго до начала конфликта угольная промышленность в стране была убыточной. Поскольку добыча на этих территориях сложная, большинство пластов расположено на большой глубине, расплачиваться за энергоноситель правительству приходилось многомиллиардными дотациями. Так, в 2013 году дотации на угольную промышленность обошлись стране почти в $2 млрд, или 1% ВВП.

По данным региональной службы статистики, объем производства угля в Донецкой области за январь-март 2015 года упал в 3,1 раза по сравнению с аналогичным периодом 2014-го. Тем не менее масштабы незаконной торговли ресурсами как на украинских, так и на подконтрольных ДНР и ЛНР территориях только растут: ежедневно из региона вывозятся десятки тонн угля.

Так выглядит шахта-копанка

Копанки-милитари

Донецкие копанки, нелегальные шахты, для украинских властей всегда были головной болью: и уголь там крадут, и люди гибнут. Главным образом это заброшенные и разрушенные, почти выработанные шахты либо же просто норы, выкопанные экскаваторами или лопатами. В копанках нет электричества, вентиляции; шахтерам, которые с риском для жизни и с примитивным оборудованием добывают там уголь, платят копейки.

Средняя зарплата шахтеров Донбасса до войны была очень приличной — в два раза больше, чем в среднем по стране, и устроиться без хорошей квалификации на официальную шахту было не так-то просто. Зато в «черные копатели» брали всех, лишь бы соискатель умел держать в руках лопату, кувалду или отбойный молоток. В итоге — совсем другая себестоимость. Сейчас купить нелегальный уголь можно по цене от 480 гривен за тонну. Шахты Донбасской топливно-энергетической компании (ДТЭК) Рината Ахметова, например, продают энергетические угли по цене от 1500 гривен за тонну.

Руководители официальных шахт против копанок выступали неоднократно. Впрочем, многие полагают, что эти выступления никогда не были искренними. «Поскольку добыча в Донбассе очень дорогая, Киев платил дотации, устраивал налоговые льготы и специальные экономические зоны в Донбассе,— объясняет Сергей Шаповал, журналист, проводивший ряд расследований в Донбасском регионе.— А директора шахт, чтобы получать больше прибыли и дотаций, покупали уголь из копанок и отгружали его как официально добытый».

Сегодня во многих городах Донецкой и Луганской областей копанки остались единственным местом работы для шахтеров. В конце прошлого года ДНР и ЛНР легализовали малые шахты — для ведения бизнеса они теперь должны выплачивать властям республик по 20 тыс. гривен в месяц. Легализоваться, впрочем, захотели далеко не все: прежняя схема работы привычнее.

На запрос «купить уголь Донецкая область недорого» интернет-поисковик выдает более 50 тыс. ответов. Большинство продавцов — фирмы без названия, «предприятия по продаже угля», указаны только контактные данные, в лучшем случае — адрес. Покупатели часто нарываются на некачественный уголь — природный камень, смешанный с отходами угольного производства, или пустую породу, закрашенную угольной пылью. Тем не менее это покупают. Среди покупателей — крупнейшие электростанции «Старобешевская», «Луганская», «Зуевская» и государственные ТЭЦ. Правительство по идее выделяет им дотации на покупку угля, но редко и недостаточно — на официальный уголь не хватает.

Тайна самосвалов

Торговля между непризнанными республиками и Украиной официально запрещена, в регионе действует подписанный в ноябре Петром Порошенко указ об экономической и транспортной блокаде. Однако данные о закупках угля за минувший отопительный сезон говорят об обратном: больше половины топлива было приобретено за рубежом, в ЮАР и России, но около трети (320 тыс. тонн из 1,08 млн) по документам имело украинское происхождение. По словам экспертов, такой объем угля на начало зимы не мог быть произведен только на Украине, а значит, «Центрэнерго», ведущее предприятие по производству электроэнергии, закупало его у непризнанных республик.

В конце декабря президент страны Петр Порошенко говорил о возможности закупки угля у ДНР и ЛНР, но с оговоркой: прибыли от торговли должны будут идти только на зарплаты шахтеров. Министр угля и энергетики ДНР Руслан Дубовских официально заявил о том, что на Украину вывозится 50% добытого в непризнанной республике угля, а за март и апрель 2015 года поставки украинским компаниям составили более 385 тыс. тонн.

Тем не менее статуса контрабанды с этих поставок никто не снимал. Каждый месяц правоохранители останавливают вагоны и грузовики угля и черного металлолома с поддельными документами, следующие из ДНР и ЛНР. С октября 2014 по апрель 2015 года Госпогранслужба Украины конфисковала более 20 тыс. тонн контрабандного угля.

Дмитрий, луганский предприниматель, утверждает, что из республики ежедневно вывозится 30 грузовиков с углем: «Вывозится в основном высококачественный антрацит — и с шахты «Комсомольская», которая госпредприятию «Антрацит» принадлежит, и из копанок. Начали этот бизнес казаки атамана Козицына, потом их зачистили элэнэровцы, и уже они взяли под контроль это дело. Этот уголь очень качественный, и на него спрос везде — вплоть до Китая и Великобритании».

Министр энергетики Украины Владимир Демчишин в начале апреля подтвердил, что антрацит для электростанций действительно поставлялся с «оккупированных территорий». Министр уверял, что приобретался только уголь из легально зарегистрированных в Минюсте шахт, выплачивающих налоги в бюджет страны и производящих расчеты в украинской банковской системе.

Украинские силовики и правоохранители свидетельствуют и о прямых поставках угля на территорию Украины. Один из наиболее известных маршрутов пролегает из ЛНР в Дебальцево, а оттуда на нелегальные склады в Артемовске. В окрестностях города регулярно останавливают колонны топлива и металлолома из ЛНР. Самый громкий случай, происшедший в начале года, закончился конфискацией 18 грузовых машин с углем более чем на 1 млн гривен. По этому маршруту проходит и уголь из ДНР, сообщает журналист, автор книги «Черная лихорадка. Нелегальная добыча угля на Донбассе» Денис Казанский: «Сейчас уголь движется по уцелевшим дорогам, так что выбор путей не очень большой. В Донецкой области он идет через станцию Фенольная на Артемовск, а также на Мариуполь, в порт Рината Ахметова. Это уголь объединений «Краснодонуголь», «Свердловантрацит», «Ровенькиантрацит»". По мнению эксперта, донецкий олигарх, чьи предприятия в ДНР и ЛНР в отличие от остальных не были национализированы, договорился с властями непризнанных республик о разделе доходов угольного производства: «Эти шахты контролирует Ахметов, это его бизнес. Он давно договорился с ДНР — платит им налоги (что не афишируется), а также завозит продукты в благодарность за возможность работать. Поэтому его шахты нормально работают и платят зарплату людям». Информация эксперта, кстати, подтверждается высказываниями основателя и первого лидера ДНР Александра Бородая на встрече русских националистов.

Заместитель генерального директора информационно-аналитического центра «Кассад» Алексей Зотьев считает, что в крышевании поставок из самопровозглашенных республик замешаны также сотрудники СБУ и украинские военные.

«Они занимались контролем контрабанды на территорию России, торговали поддельной парфюмерией, сигаретами, спиртным. Когда ситуация изменилась, никто не препятствовал этим людям покинуть эту территорию и вернуться на Украину. Они так же проходят службу, и я допускаю, что продолжают заниматься контрабандой, потому что на сегодняшний день это выгодно. В РФ ввоз затруднен, а там все делается примитивно и элементарно: блокпост ставится в известность и закрывает глаза на вывоз продукции. Все это невозможно без крышевания СБУ и нацгвардии, там просто без них не проедешь».

Участие в контрабанде отдельных бойцов территориальных батальонов не отрицают даже представители ВСУ. По словам Андрея Дьяченко, официального спикера полка нацгвардии «Азов», это происходит из-за коррумпированности многих силовых структур Украины. «На нашем участке действий (Азовское побережье и Мариуполь.— «Деньги») мы такие случаи не фиксировали, но из-за высокого уровня коррупции в других батальонах — и даже не в единичных случаях — я это вполне допускаю. Бороться с такими прецедентами в нашей стране, прожженной коррупцией насквозь, к сожалению, крайне сложно». Слова Дьяченко хорошо иллюстрирует громкий скандал, который вспыхнул в конце прошлого года вокруг подразделений батальона «Артемовск». Экс-командир одного из взводов батальона Сергей Чирин рассказал украинскому телеканалу «Громадське ТВ», что бойцы «Артемовска» сопровождали грузовики с углем, следующие в одноименный населенный пункт на автомобилях, состоявших на учете в данном батальоне. По его словам, попадая на городские склады, уголь легализовался и продавался бюджетным учреждениям за наличные — и все это с помощью ВСУ.

По словам другого источника издания, экономического эксперта, пожелавшего остаться неизвестным, крышевание торговли углем из непризнанных республик происходит на самом высоком уровне. «При осуществлении поставок угля из оккупированной зоны Донбасса на Украину, похоже, используются коррупционные схемы, на которых наживаются высокопоставленные украинские чиновники»,— считает этот эксперт. По его словам, в торговле с ополченцами больше всех заинтересованы губернатор Донецкой области Александр Кихтенко, министр энергетики Украины Владимир Демчишин и президент страны Петр Порошенко.

Экономика украинского Донбасса

Дорога жизни

Часть угля едет не совсем контрабандой. По словам осведомленного анонимного источника, определенные объемы угля из ДНР и ЛНР вывозят в Россию, где переоформляют и продают уже как российское сырье. В отчете миссии ОБСЕ за 6 мая 2015 года наблюдатели сообщили, что снова зафиксировали вывоз угля самосвалами из ДНР и ЛНР на территорию России через пропускные пункты «Гуково» и «Донецк» (Ростовская область).

Тем не менее именно прямые поставки находятся в русле интересов обеих сторон, считает Алексей Зотьев: «По логике вещей Украине было бы очень выгодно покупать этот уголь у ДНР и ЛНР, и покупать в больших объемах, а республикам, в свою очередь, выгоднее всего продавать уголь именно на Украину. Потому что они тогда минуют все препоны, связанные с таможенным оформлением».

Несмотря на то что отопительный сезон позади, Украина продолжает испытывать острый дефицит угля. По данным украинского Министерства энергетики, добыча полезного ископаемого в первом квартале 2015 года по сравнению с прошлогодними показателями снизилась более чем в два раза. Недостаток энергоресурса в первую очередь сказывается на производстве электроэнергии. «Запасы угля на складах генерирующих компаний уменьшаются. Среднесуточные поставки угля на электростанции «ДТЭК Энерго» в натуральном измерении уменьшились в марте по сравнению с февралем на 11,4 тыс. тонн, а в апреле — на 15,6 тыс. тонн. Такое положение требует от генерирующих компаний неотложных мер по обеспечению электростанций топливом в ближайшее время. Без срочных действий по увеличению поставок топлива страну ждут массовые отключения потребителей из-за дефицита мощности в объединенной энергетической системе Украины»,— сообщается в пресс-релизе государственной энергетической компании «Укрэнерго».

Правительство некогда богатейшей по запасам угля страны вынуждено выделять огромные средства на закупку энергоносителей за рубежом. Один контракт на поставку угля из ЮАР обошелся стране в $21,5 млрд. В этих условиях Украине необходим и уголь украинских копанок, и уголь, находящийся под контролем ополченцев ДНР и ЛНР. Экономику отменить невозможно даже в условиях войны, и торговля развивается всеми правдами и неправдами. Предпринимателям, оказавшимся на территориях ДНР и ЛНР, необходим украинский рынок сбыта, чтобы продолжать работу своих шахт и выплачивать зарплаты сотрудникам. Украине же и с точки зрения логистики, и с позиции соотношения цены и качества выгоднее приобретать уголь у производителей из самопровозглашенных республик. Однако высокая степень криминализации угольного бизнеса в ДНР и ЛНР, законодательные и политические трудности на Украине, а также заинтересованность тех, кто за время вооруженного конфликта занял ниши посредников в этой торговле с обеих сторон, значительно осложняют дело. Решающим фактором остается длящаяся в регионе война, в условиях которой поставки угля являются чрезвычайно опасными как для ополченцев, так и для украинской стороны.

Новости кризиса: текущая ситуация в мире ,

  1. zengarden
    04.06.2015 at 14:09 | #1

    Даа, «Русская служба Би-Би-Си» — просто невсебенно достоверный источник.
    И очень непредвзятый, конечно.
    Взять хоты бы фразы «территории, контролируемой боевиками ДНР»…
    В общем, материал для ознакомления, не более.

  1. Нет трекбеков.