Борьба с кризисом в России сведется к урезанию зарплат

Параллельная реальность ПутинаРоссийское руководство уверено, что рост зарплат в стране в последние годы стабильно превышал рост производительности труда, что привело к дисбалансу в экономике. Проблема в том, что диагноз поставлен неверно, а значит и лечение не поможет. Вероятнее всего, все сведется к ограничению роста зарплат в бюджетном секторе.

Владимир Путин допустил, что выполнение «майских указов» может быть перенесено, хотя он и настаивает на их итоговом выполнении. «Все равно должны быть эти цели достигнуты — чуть раньше, чуть позже, но все равно должно быть сделано», — заявил глава государства. Стоит отметить, что такое допущение лежит в русле последних «зарплатных» заявлений президента. Он неоднократно высказывался в духе, что рост зарплат (а именно их повышение для бюджетников является ключевым пунктом указов) опережает рост производительности труда, что является негативным фактором для экономики.

На прошедшем в понедельник в Санкт-Петербурге заседании Совета законодателей, Владимир Путин отметил, что раньше государство первоочередной задачей считало повышение зарплат. «Но все-таки это в конечном итоге привело к определенному дисбалансу в экономике, который заключается в том, что производительность труда у нас отставала от роста зарплаты, а это всегда приводит к перекосам», — сказал он.

В схожем ключе высказывался и премьер-министр Дмитрий Медведев. «Проблема, которая характерна для всех секторов экономики, — неоправданно высокий, можно сказать критический, уровень издержек, в том числе из-за темпов роста зарплаты, которые не были подкреплены соответствующим ростом производительности труда», — отметил он, выступая на недавней коллегии Минэкономразвития.

Подобные заявления можно расценивать как сигнал бизнесу «правительство закроет глаза, если вы не будете повышать зарплаты, но при условии, что будут расти инвестиции». Но в то же время из-за демографического фактора (снижение численности населения в трудоспособном возрасте) конкуренция за рабочую силу будет лишь возрастать, даже несмотря на рецессию или стагнацию. Это будет подталкивать компании к повышению зарплат, вне зависимости от воли правительства.

«У государства весьма ограниченная палитра мер влияния на зарплаты», — признают в Минтруде.

Единственный сектор, на который государство имеет непосредственное влияние, — это бюджетный. Собственно, его и касаются «майские указы» президента. Первый шаг по ограничению темпов повышения зарплат здесь уже сделан. Минфин продавил через правительство решение о «временной» индексации зарплат и соцвыплат, относящихся к федеральному бюджету, не на уровень инфляции (по итогам 2014 года она составила 11,4%), а на 5,5%. Нет сомнений, что регионы, у которых полно финансовых проблем, не станут индексировать свои выплаты выше, чем федеральный центр.

Недавно также стало известно, что Минфин предлагает оптимизировать бюджетный сектор. Он считает, что там избыточная занятость и та самая низкая производительность труда. Это предложение было резко отрицательно воспринято социальным блоком правительства. Вице-премьер по «социалке» Ольга Голодец посоветовала Минфину искать резервы пополнения госказны в финансовом секторе.

«Мне кажется, что на сегодня наши проблемы больше кроются именно в финансово-экономической сфере. Сегодня стоит вопрос об оттоке капитала, который прогнозируется на этот год в 110 миллиардов долларов, — это больше, чем все расходы на здравоохранение в Российской Федерации. На будущий год планируется сокращение (оттока), но незначительное. Поэтому сегодня мы ожидаем от финансово-экономического блока эффективных мер по получению дополнительных доходов в нашем государстве», — сказала она.

По словам Ольги Голодец, «те ориентиры, которые мы для себя наметили по всем параметрам социальной политики: в здравоохранении, образовании, в пенсиях, мы не намерены пересматривать. Это хорошие ориентиры, и мы их намерены достигнуть».

Если вернуться к проблеме соотношения темпов роста зарплат и производительности труда, то «двигателями» этого тезиса выступают все тот же Минфин и его бывший глава Алексей Кудрин. На недавней прямой линии с президентом, экс-министр финансов, говоря о текущем кризисе, заявил, что «предупреждал: зарплата будет обгонять рост производительности труда».

Министр финансов Антон Силуанов на прошедшей в середине апреля коллегии своего ведомства, отметил, что доля зарплаты выросла с 47,4% ВВП в 2008 году до 52% ВВП в 2014-м. Рост зарплат происходил быстрее роста производительности труда, что съедало прибыль предприятий.

Но, эти утверждения, мягко говоря, не совсем корректны. Никакого катастрофического дисбаланса в российской экономике не существует. Еще в 2009 году замдиректора Центра трудовых исследований Ростислав Капелюшников доказал, что широко распространенное представление об опережающей динамике трудовых издержек по отношению к динамике производительности труда является «статистической иллюзией». Источником этой иллюзии служит некорректное использование официальных данных о реальной заработной плате.

На коротких промежутках времени то один, то другой показатель (рост оплаты труда, рост производительности труда) мог уходить в «отрыв», но общий рисунок их движения с 1997 года был достаточно сходным.

В прошлом году он выпустил вторую работу (видимо, для тех, кто не понял с первого раза). «Представленный анализ подтверждает выводы, сделанные в нашем предыдущем исследовании. Расхожее представление об опережающем росте оплаты труда по отношению к росту производительности имеет мало общего с реалиями современной российской экономики. Никакого фиксированного соотношения здесь не просматривается, циклы относительного удешевления рабочей силы чередуются с циклами ее относительного удорожания», — отмечает он.

При этом, «преобладающей все же следует признать тенденцию к снижению удельных трудовых издержек», и «в промышленности она была выражена намного сильнее, чем во всей экономике».

Дополнительный заработокВероятно, что эти колебания связаны с внешней конъюнктурой на сырьевые товары — когда те дорожают, затраты на труд идут вниз, когда растут — вверх. В этом году (несмотря на снижение цен на нефть) из-за рецессии, девальвации, инфляции и санкций, расходы на зарплату просядут очень существенно (по прогнозу Минэкономразвития, снижение реальной заработной платы составит 9,6%, номинальная зарплата вырастет лишь на 4,5%), и баланс снова сместится в сторону производительности.

В 2011—2012 годах затраты предприятий на официальную оплату труда находились (в относительном выражении) на самом низком уровне с 1997 года. Так, согласно оценкам Ростислава Капелюшникова, из каждого рубля добавленной стоимости, созданной в промышленности, на выплату официальной заработной платы в эти годы уходило чуть более 20 копеек, а на выплату официальной заработной платы вместе с отчислениями в социальные фонды — чуть более 25 копеек.

«Никогда раньше российские промышленные предприятия не находились в данном отношении в столь благоприятном для себя положении», — резюмирует Ростислав Капелюшников.

Рост расходов на оплату труда в прошлом году стоит считать не более чем локальными колебаниями, о которых говорит эксперт. Делать далеко идущие выводы на основе этих данных нельзя.

Но, вероятнее всего, президента удалось убедить в справедливости «катастрофических» оценок. Смысл этого интеллектуального лоббирования вполне может заключаться в достижении Минфином одной локальной задачи — снижения расходов федерального бюджета на здравоохранение, образование и «социалку».

Учитывая, что социальный блок проиграл финансовому почти все ключевые сражения (буквально на днях премьер-министр решил сохранить накопительный элемент в пенсионной системе, против чего выступал соцблок), а также слова президента про «чуть раньше, чуть позже», вполне вероятно, что и в этом случае победу одержит Минфин. Пока, впрочем, по данным источника «Газеты.Ru» в аппарате правительства, предложения финансового ведомства по поводу оптимизации бюджетного сектора, не обсуждались.

Петр Орехин, Газета.ру

Задерживать зарплаты начали в строительном секторе

Из-за сложной экономической ситуации строительные компании начали задерживать зарплаты своим сотрудникам, передает РБК. Застройщики признают долги по зарплате, но жалуются на дорогие кредиты и уменьшение объема заказов. Учитывая перспективы цен на жилье, отсутствие заказов удивления не вызывает.

О том, что некоторые крупные строительные компании, работающие в Москве, стали задерживать зарплаты своим работникам, в интервью газете столичного стройкомплекса «Московская перспектива» рассказал заместитель руководителя департамента градостроительной политики Сергей Дегтярев.

По словам Дегтярева, среди тех, кто задерживает выплату зарплат, крупнейшие компании сектора — «Главмосстрой», МСМ-5, СУ-155, корпорация «Трансстрой», «Дормост», «Мосметрострой». Это связано с финансовыми трудностями компаний, говорит чиновник. «Задолженность наблюдается там, где руководство допустило просчет в планировании производственно-хозяйственной деятельности и, как результат, столкнулось с нехваткой денежных средств, которые в кризисной ситуации взять иногда просто негде», — цитирует Дегтярева газета.

В последнее время на горячую линию департамента поступило около 100 обращений от сотрудников строительных организаций с жалобами на то, что им задерживают зарплату, утверждает Дегтярев. Обращаются, как правило, отчаявшиеся граждане: те, кому не платят зарплату в течение длительного периода.

Сами столичные чиновники признаются, что у них нет возможности напрямую вмешиваться в экономическую деятельность компаний, не входящих в структуру городского правительства. К руководителям компаний, задолжавших зарплату, применяются воспитательные меры: их приглашают на специальную комиссию по контролю за своевременной выплатой зарплаты, говорят в правительстве Москвы. На ней разбираются причины, по которым компании задерживают зарплату своим сотрудникам.

Нет заказов — нет денег

СУ-155 перестала выплачивать зарплаты своим работникам с января этого года, рассказал на условиях анонимности РБК один из сотрудников компании. Последнее время СУ-155 испытывает серьезные трудности: с начала 2014 года к ней было подано 17 заявлений о банкротстве. В ноябре прошлого года претензии на сумму более 1 млрд руб. к компании предъявили подмосковные власти. С апреля на конец декабря 2014 года долг СУ-155 вырос с 19 млрд до 25 млрд руб.

Президент МСМ-5 Обид Ясинов рассказал, что задержки по выплатам зарплат в компании начались еще больше года назад. Это связано с уменьшением объемов заказов. «Если в 2013 году мы выполняли работы на 20–25 млрд руб., то сейчас — на 5–6 млрд», — говорит Ясинов. Однако если еще в начале 2014 года задержки по выплатам зарплат составляли до 4 месяцев, то сейчас — 2–2,5 месяца, утверждает Ясинов. Задержки по выплатам привели к тому, что с конца 2013 года численность сотрудников компании сократилась с 5,7 тыс. до 2 тыс. человек. «Люди сами увольнялись, — говорит Ясинов. — У многих семьи, дети, и они просто не могли ждать».

По словам представителя «Главмосстроя» Виталия Королева, на сегодняшний день в компании существуют непогашенные обязательства перед управленческим персоналом и небольшой частью рабочих, которые в общей сложности составляют 13% сотрудников (примерно 520 человек). Задержки по выплатам зарплат длятся не более двух месяцев, добавил он. «Причина возникшей ситуации в необходимости погашения расходов, вызванных почти двукратным удорожанием стройматериалов за последние четыре-пять месяцев при фиксированной цене контрактов, отсутствии авансирования со стороны заказчиков по ряду проектов, а также запретительных банковских ставках, не позволяющих получить дополнительное финансирование без ущерба для дальнейшей деятельности компании», — объясняет Королев. По его словам, сейчас эта проблема решается, хотя в приоритете для компании — соблюдение обязательств по строительным контрактам. «Их выполнение позволит погасить задолженность в ближайшее время», — говорит Королев.

Бывший сотрудник «Трансстроя» сообщил РБК, что компания задерживает выплаты зарплат с марта 2015 года. По его словам, задержки зарплаты в компании связаны с тем, что в последнее время «Трансстрою» не удавалось получить новых тендеров. «Не завершив старые контракты, достаточно сложно убедить власти в том, что ты можешь реализовать новые», — говорит собеседник РБК.

В пресс-службе «Трансстроя» пояснили, что задержка по выплатам связана с нестабильным финансированием проектов компании со стороны заказчика. В данный момент компания находится в диалоге с заказчиком по выработке решения по данному вопросу, добавили в пресс-службе. В какие сроки и в каком объеме происходит задержка зарплат, «Трансстрой» не уточняет.

В «Дормосте», «Мосметрострое» и СУ-155 не смогли оперативно ответить на запрос РБК.

Причины финансовых трудностей компаний могут быть обусловлены совокупностью факторов, уверен руководитель аналитического и консалтингового центра Est-a-Tet Владимир Богданюк. «Это, например, увеличение кредитной нагрузки, просчеты в менеджменте, судебные разбирательства, — говорит он. — В 2014 году СУ-155 вывела на рынок три проекта: ЖК Flight City в Солнечногорском районе Московской области, Like City в Одинцовском районе Московской области и Sky City в Останкинском районе Москвы. Три новых проектах за год, причем один в довольно интересной московской локации — даже для крупной девелоперской компании это хороший показатель. «Главмосстрой-Недвижимость» в 2014 году приступила к реализации проекта в перспективной локации — ЖК «Яуза Парк».

«Наверняка у некоторых из них слишком высокая закредитованность, поэтому, даже если продажи идут более или менее неплохо, львиная доля денег уходит на погашение долгов по кредитам, — объясняет председатель совета директоров «Бест-Новострой» Ирина Доброхотова. — Плюс, если случился отток спроса, стройку надо поддерживать, замороженные же проекты также приводят к росту издержек».

Напомним, даже загородный дом сейчас выгоднее снимать в аренду, а не покупать в собственность.

Новости кризиса: текущая ситуация в России , , ,

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.