Экономический кризис в России: пострадает провинция

Никто не оспорит факт, что для реанимирования угасающей российской экономики нужны деньги. Провинция массово сокращает бюджеты на 2009 год — к сожалению, собственного стабилизационного фонда нет ни у одного региона страны. Последствия этого прочувствует на себе каждый гражданин России: экономический кризис из категории телевизионно-новостной переходит в категорию «это коснется каждого».

Областной секвестр

Небоскребы в областных центрах, социальные программы, поднимающие рейтинг губернатора, — все это уходит в прошлое. У государства кончаются деньги. Пока они есть в федеральном бюджете, что позволяет ему тратить триллионы на реанимацию замирающей экономики. Но у регионов нет стабфонда, и они вынуждены сокращать бюджеты на 2009 г. скоро кризис от биржевых площадок и офисов дойдет до дворов и подъездов.

Томский губернатор Виктор Кресс готов сэкономить для области около миллиона рублей — ему исполнилось 60 лет, но от положенной высшим чиновникам солидной надбавки к пенсии Кресс собирается отказаться. В администрации Нижегородской области с 1 декабря должно быть уволено 100 сотрудников. Но такими демонстративными жестами провинции не спастись.

Еще в августе Минфин прогнозировал, что регионы в 2009 г. заработают 6,9 трлн руб. и почти столько же — 6,8 трлн — потратят. А уже в конце октября замминистра финансов Антон Силуанов разослал по регионам письмо с рекомендациями: дополнительные доходы 2008 г. не использовать, а отложить на следующий, новых затратных проектов не начинать, на банковские кредиты и выпуски облигаций не рассчитывать. Так что бюджеты на 2009 г., прошедшие первое чтение еще на оптимистичных докризисных прогнозах, теперь приходится сокращать: где-то (Санкт-Петербург) на 8%, где-то (Свердловская область) — на 15%. Большинство тянет время, откладывая неприятное решение. Даже если считать, что в среднем затянуть пояса придется на 10%, речь идет о сотнях миллиардов рублей. Как и российские компании, регионы столкнутся с долговой проблемой и снижением выручки, роль которой для бюджета исполняют налоги.

Область в разрезе

Раздел «История эмитента» в информационном меморандуме о выпуске облигаций Калужской области начинается со времен Киевской Руси. Российские регионы давно забыли череду дефолтов после кризиса 1998 г. и вернулись на долговой рынок. По данным Минфина, совокупная региональная задолженность к 1 октября 2008 г. достигла 526,9 млрд руб., из них 366 млрд руб. — банковские кредиты и облигационные займы. Кстати, Калужской области с долгом 7,5 млрд руб. чуть-чуть не хватает до попадания в первую десятку по уровню нагрузки.

Но как эта нагрузка проявится в условиях кризиса, когда доходы сокращаются, а рефинансировать долг сложнее? Большинству регионов пока нечего беспокоиться. Как указывает аналитик Standard & Poor’s Борис Копейкин, их общий долг не превышает 10% ожидаемых в 2008 г. доходов. Если посмотреть на расходы по обслуживанию долга, то они, как правило, не превышают 5% текущих доходов регионального бюджета. Но это средняя температура по больнице. Калужская область, например, в первом полугодии 2008 г. выплачивала по долгам 17% доходов (10% считается уже высоким показателем). Российский рекорд принадлежит Московской области: 31% доходов съедал долг. Подмосковье — самый активный регион-заемщик: на его долю приходится четверть всех долгов, или 138 млрд руб. Самое неприятное, что 44,6 млрд руб. — краткосрочная задолженность, которую необходимо вернуть до конца 2008 г. Когда в конце октября Standard & Poor’s снизило кредитный рейтинг Московской области с B- до ВВ, представителям агентства и областным чиновникам пришлось на специальной пресс-конференции разъяснять, что о подмосковном дефолте речи не идет. «Можно сказать, что до снижения рейтинга мы оценивали вероятность дефолта Московской области в течение года как менее 1%, а после — как менее 5%», — поясняет Копейкин.

Дело, впрочем, и не в дефолте, а в том, что Московской области придется экономить. Губернатор Борис Громов к этому не привык. Доходы областного бюджета росли в геометрической прогрессии: с 13,5 млрд руб. в 2000 г. до 228 млрд руб. в этом. Мало кто в таких условиях будет себя ограничивать, поэтому расходы росли еще быстрее — в этом году они должны достичь 245,2 млрд руб. Выполнять все обязательства помогали займы — финансовая конъюнктура благоприятствовала. Но теперь высокая долговая нагрузка крайне некстати: процентные расходы растут в условиях кризиса и сокращения доходов.

Москва, которая во многом была локомотивом бурного развития области, по долговой нагрузке на втором месте — 110 млрд руб., но проблем это не создает. При бюджете почти в триллион рублей столица сможет направлять на обслуживание долга не более 2,5% доходов, прогнозирует Standard & Poor’s.
Московских чиновников гораздо больше беспокоит другое: по данным источника в мэрии, уже в октябре город недосчитался около $1 млрд налоговых поступлений — подвел налог на прибыль.

Попали на прибыль

Парадокс: хотя вся экономическая политика делается в центре, регионы гораздо больше зависят от эффективности экономики. Федеральный бюджет живет по принципу таможенника: с внутренней торговли собирает НДС, а с экспорта — пошлины. Падение нефтяных цен может, конечно, сократить экспортные доходы, но НДС, например, довольно устойчив к подобным колебаниям — недаром Минфин категорически против снижения этого налога. Уровнем ниже структура доходов другая. «В первом полугодии 2008 г. больше половины доходов субъектов федерации дали налог на прибыль и подоходный налог», — поясняет Копейкин.

При изменении конъюнктуры прибыль компании может упасть в десятки раз — с соответствующими последствиями для бюджета. Ну а доходы граждан напрямую зависят от уровня занятости и количества высокооплачиваемых рабочих мест. И с тем и с другим ожидаются проблемы.

По оценкам директора Института региональной политики Булата Столярова, в большинстве регионов уже созданы антикризисные группы, которые сейчас заняты пересмотром бюджетных прогнозов на следующий год. Доля расходов, которые придется сократить, колеблется в диапазоне от 10 до 30%. Глава бюджетного комитета Совета Федерации Евгений Бушмин подтверждает, что ущерб от финансового кризиса регионы поделят неравномерно. Нижегородской области, от которой Бушмин был избран сенатором, наверняка придется от чего-то отказываться. Областные предприятия, даже по консервативным оценкам, уволят до конца года почти 4000 человек, один из крупнейших местных налогоплательщиков — ГАЗ — собирается с нового года перейти на трехдневную рабочую неделю. Масштаб сокращений напрямую зависит от структуры региональной экономики. «Самыми пострадавшими, — прогнозирует Столяров, — окажутся территории, где развиты металлургия, автомобилестроение, а также агломерации: Москва и Санкт-Петербург с областями». Металлурги еще больше нефтяников чувствительны к динамике мирового спроса, а крупные города пострадают сразу и от промышленного спада, и от краха девелоперов и от сокращения сферы услуг. Если и будут тихие гавани, то где-нибудь на Северном Кавказе, считает Столяров. Бедные регионы, живущие на дотациях центра, кризис ощутят меньше.

Максимальная же степень риска у тех, чей бюджет зависит от налогов одной или нескольких крупных компаний. Например, «Северсталь» для Вологодской области — около 40% налоговых доходов. У Красноярского края шесть лет назад ситуация была еще хуже: 70% доходов обеспечивал «Норильский никель». Сейчас, рассказывает первый вице-спикер законодательного собрания края Валерий Семенов, норильский гигант отвечает «всего» за 34% поступлений. С 2002 г. подтянулись и другие отрасли промышленности. Но все равно зависимость высокая. Поэтому красноярский бюджет на 2009 г. сверстали с дефицитом 19,6 млрд руб. Часть — примерно 7 млрд руб. — помогут покрыть дополнительные доходы этого года, остальное придется искать. «Возьмем кредиты в российских банках», — уверен Семенов. На самом деле это очень оптимистичный прогноз, и не только потому, что пока непонятна судьба российской банковской системы. Дыра в краевом бюджете может быть больше: в проект заложено снижение цен на никель с $30 000 до $20 000 за тонну. Между тем в минувший четверг металл торговался на Лондонской бирже по $10 650 за тонну.

До прошлой недели самыми большими оптимистами были финансисты из Казани. Проект бюджета Татарстана на 2009 г. опирался на прогноз $95 за баррель Urals. Но после того как президент Минтимер Шаймиев выступил с посланием парламенту республики, слово «кризис» было легализовано. Глава комитета госсовета по бюджету, налогам и финансам Илсур Сафиуллин признает, что денег уже становится меньше. Дополнительные доходы бюджета составят не 20 млрд руб., как ожидалось еще летом, а от силы 10 млрд руб.

Впрочем, Сафиуллин пока не поясняет, насколько сильно придется закручивать финансовые гайки. «Зачем пороть горячку: цифры можно уточнить и после Нового года», — говорит депутат. Он с большим удовольствием указывает на сильные стороны бюджета Татарстана: три года назад нефтяники давали республике 50% налога на прибыль, а сейчас — только 42%. Появились новые крупные налогоплательщики, например предприятия, зарегистрированные в ОЭЗ «Алабуга». Утешение слабое, ведь в особой экономической зоне работают автопроизводители, а они — среди основных жертв кризиса. Так же как и еще одна ключевая для республики компания — КамАЗ, уже объявившая о сокращении 10% сотрудников и сократившая инвестпрограмму 2009 г. вдвое, до 4,5 млрд руб.

В похожей ситуации может оказаться и Калужская область. Бурный промышленный рост последних лет во многом объяснялся открытием здесь завода Volkswagen, выпустившего уже 50 000 автомобилей, в январе должен заработать Volvo. Калужский губернатор Анатолий Артамонов допускает, что областные доходы могут просесть на 15%. Бюджетный процесс в Калуге приостановили — пока не наступит ясность.

Новый недострой

В Свердловской области не скрывают общей суммы кризисного сокращения расходов — 29 млрд руб. В итоге вместо 177,2 млрд руб. область в следующем году надеется потратить хотя бы 148,2 млрд руб. Как рассказывает министр экономики и вице-премьер областного правительства Михаил Максимов, обсуждали разные варианты снижения — от 20 млрд руб. до 37 млрд руб. Урал ощутил удар кризиса сразу по нескольким фронтам, ведь здесь и сырье добывают, и металл плавят, и машины собирают.

«Почти половина налогов на прибыль в области формируется за счет металлургов», — объясняет Максимов. Только от них недодача составит около 18 млрд руб. «Но это прогнозы: никто же толком не знает, что будет с ценами на металл и объемом производства в следующем году», — честно признается свердловский министр. В результате придется сокращать инвестиции: где-то перенести капитальный ремонт, где-то отказаться от нового строительства. Так же поступят соседи. «В первую очередь — за счет сокращения инвестиционных расходов», — лаконично отвечает на вопрос об источниках экономии министр финансов Челябинской области Виктория Голубцова. В Татарстане новые стройки можно будет начать только с разрешения президента и премьера.

Действительно, на инвестициях можно сэкономить. Бюджетное богатство позволило региональным чиновникам не хуже федеральных затевать всевозможные мегапроекты. Например, в проект «Урал промышленный — Урал Полярный» общей стоимостью 544 млрд руб. заинтересованные регионы (Тюменская область, Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа) должны вложить 79 млрд руб. Теперь над этими планами стоит задуматься, ведь проект, суть которого — освоение природных богатств восточных склонов Урала, затевался при совсем других прогнозах сырьевых цен. Кризис иногда активизирует мысль. В Санкт-Петербурге, например, сократили расходы на 30,5 млрд руб. и среди прочего отказались тратить 2,9 млрд руб. на строительство «Охта-центра» с пресловутым газпромовским небоскребом, который так раздражал горожан.

Москва отказалась инвестировать 2,4 млрд руб. в реконструкцию аэропорта Нижнего Новгорода. Формально это не связано с кризисом — просто московские чиновники подумали и решили, что, хотя нижегородский губернатор Шанцев и москвич, столичные деньги можно потратить иначе.

Но не стоит рассчитывать, что сокращение бюджетов коснется только великих «строек капитализма». В расходах типичного региона главная статья — зарплата, а не инвестиции (44 против 18%). Значит, педагогов, врачей и служащих, которые зависят от региональных и местных бюджетов, ждут плохие новости. Зарплату им в отличие от сотрудников частных компаний не срежут, но повышение могут запросто отложить. Тем, кто получает деньги из федерального бюджета, несмотря на кризис, зарплату в 2009 г. повысят на 30%. В Минфине специально подчеркивают, что регионы не обязаны следовать примеру центра, но это лукавство. В каждом областном центре немало федеральных служащих, и чтобы сохранить конкурентоспособность на рынке труда, регионам надо подтягивать зарплату и своих подопечных. Но на это нет денег. В Свердловской и Челябинской областях, например, собирались повысить зарплаты с января, но теперь решили вернуться к этому вопросу весной — в зависимости от ситуации. Тем, кто будет аккуратно вести себя с расходами, Минфин обещает дополнительную помощь. Правда, для этого надо, чтобы с самим федеральным бюджетом все было в порядке. В декабре Минэкономразвития еще раз уточнит прогноз на 2009 г. — тогда, может быть, и  федеральные расходы придется пересматривать.

Авторы статьи: Андрей Литвинов, Анастасия Герасимова, Андрей Злобин, Лилия Лобанова

Кризис в России: прогнозы , ,

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.