Минэкономразвития признало: экономика входит в кризис

Экономика входит в кризисМинэкономразвития признало: экономика входит в кризис из-за санкций, падения цен на нефть и инфляционного шока, спровоцированного девальвацией рубля. Экономика после двух лет стагнации вползает в рецессию. Она уже началась, не исключает министерство, а впереди год спада деловой активности и снижения уровня жизни на фоне ускорившейся инфляции и слабеющего рубля.

Вместо предполагавшегося еще в сентябре в 2015 г. роста на 1,2% министерство теперь ждет сокращения экономики на 0,8%.

Основные причины пересмотра прогноза — падение цен на нефть и ожидание сохранения санкций на весь 2015 год, пояснил замминистра экономразвития Алексей Ведев: «Это означает закрытость внешних рынков капитала для большинства российских компаний и банков, а также неприятный термин для инвестиций — неопределенность и неуверенность». В сентябре министерство считало, что падение цен на нефть — временное, а санкции отменят в середине будущего года.

Сохранение санкций усилит спад инвестиций и не даст существенно сократить отток капитала — $125 млрд в этом году и $90 млрд в 2015 г. Рубль останется слабым (в среднем 49 руб./$), инфляция — высокой (9,4% против 7,6% в 2014 г.). Для борьбы с ней ЦБ будет держать процентные ставки высокими. От более глубокого спада экономику убережет бюджет — оборонзаказ и увеличение госзакупок оборудования, а также импортозамещение, надеется министерство.

Неправильно думать, что экономика падает только из-за дешевеющей нефти, уточнил Ведев, кроме конъюнктурных и геополитических факторов есть внутренние, структурные проблемы. Именно из-за них рост экономики фактически остановился еще в середине 2012 г.: доля зарплат в ВВП в 1,5 раза превышает долю прибыли компаний и продолжает расти. Возможно, сокращение издержек из-за девальвации и снижения зарплат исправит ситуацию, надеется он.

Тем не менее министерство делает ставку на внешний спрос — он и вытянет Россию из рецессии: рост мировой экономики ускорится, спрос на энергоносители вырастет, и нефть снова подорожает.

Прогнозируя среднегодовую цену нефти в $80/барр., Минэкономразвития ожидает ее роста во второй половине года до $85-95/барр. Российская экономика в следующем году, возможно, пройдет нижнюю точку и начнет расти, ожидает врио директора департамента Минэкономразвития Кирилл Тремасов. «Прогноз на 2016 г. не пересматривали, но, по экспертным оценкам, есть шанс выйти на новую траекторию роста», — оптимистичен Ведев.

Слабый рубль и инфляция компенсируют почти все потери бюджета от рецессии и падения нефтяных цен: он недосчитается лишь 50-90 млрд руб., ожидает Минэкономразвития. Министр финансов Антон Силуанов оспорил этот прогноз, сочтя курс чрезмерно заниженным. ЦБ не разделяет оптимистичных надежд Минэкономразвития, что цена нефти, как в 2008-2009 гг., упадет и отскочит. Россия вступила в сложный социальный и экономический кризис, заключает Сергей Дубинин, председатель наблюдательного совета ВТБ и экс-председатель ЦБ.

Сумерки экономики

С июля нефть подешевела почти на 40%. На столько же обесценился с начала года рубль к доллару — из более чем 170 валют сильнее упала только гривна, посчитал Bloomberg; а за последние три месяца российская валюта, упавшая на четверть, — мировой лидер девальвации. Валютный кризис вкупе с ограничением предложения продовольствия из-за введенных правительством «антисанкций» спровоцировали инфляционный шок. К 24 ноября потребительские цены выросли до 9%, посчитал по данным Росстата Евгений Гавриленков из «Сбербанк CIB», к концу года инфляция может достичь 10%.

В обрабатывающей промышленности, по данным HSBC, инфляция закупочных цен в ноябре была максимальной за последние 16 лет, с постдефолтной осени 1998 г.: резко подорожал импорт. Рост закупочных цен еще больше ускорит потребительскую инфляцию, предупреждает Александр Морозов из HSBC. Уже состоявшаяся девальвация, по оценкам Минэкономразвития, обеспечит почти половину инфляции в 2015 г.: 3,6 процентного пункта из 9,5% (в среднем за год).

Разгон инфляции, пик которой придется на I квартал, может заставить ЦБ еще раз повысить ставки, не исключают аналитики Альфа-банка, HSBC и Morgan Stanley, это негативно отразится и на инвестициях, и на потреблении. В то же время риски для финансовой стабильности — из-за роста плохих долгов, сокращения депозитов и бегства в доллар — могут заставить ЦБ увеличить ликвидность в банковском секторе, несмотря на инфляцию, полагают в Morgan Stanley.

Потенциал импортозамещения, которое должно поддержать рост получившей девальвационную фору промышленности, ограничен, выяснил Центр развития ВШЭ. Фора не такая уж большая — падение зарплат в валютном выражении за 2014-2015 гг. составит лишь 20% (в 1998 г. — вдвое), а свободных мощностей мало — для новых нужны инвестиции, которых не предполагается. Промышленность сохранит рост в 2015 г., ожидает Минэкономразвития, однако снизило прогноз до 1,1 с 1,6%.

При сохранении санкций и цене нефти в $80/барр. экономический спад продлится два года, ожидают в Центре развития, а Центр макроэкономических исследований Сбербанка ждет трехлетней рецессии.

Еще одна причина длительной рецессии — помимо санкций и цен на нефть — непоследовательность экономической политики, считает Владимир Тихомиров из ФГ БКС: «Правительство явно предпочло уйти в оборону, заняв консервативную позицию, вместо того чтобы действовать на опережение и проводить реформы». Похоже, оно, как в 2008-2009 гг., надеется на резервы в суверенных фондах, полагает Тихомиров, но если кризис продлится дольше одного-двух лет, что вероятно, то возможности «откупиться» от него уже не будет.

Тень потребления

Реальные зарплаты и доходы россиян, прекратившие рост в 2014 г., в следующем году снизятся, прогнозирует Минэкономразвития, число бедных станет максимальным за последние четыре года (11,7%; в 2011 г. было 12,7%). Правительство приостановило реализацию указов президента по ускоренной индексации зарплат бюджетников, в рыночном секторе зарплатам расти тоже не с чего, пенсии проиндексируют по инфляции, замечает Тихомиров. Замораживание роста зарплат аппарата президента, правительства и МИДа на 2015 г. может быть распространено на более широкий круг госслужащих, полагают аналитики Morgan Stanley.

Спад потребления затронет розницу и сектор услуг — их оборот упадет, ожидает Минэкономразвития.

Продовольственный ритейл в минусе уже с мая. К ноябрю, по данным «Ромира», доля респондентов, которые экономят и отказывают себе в некоторых продуктах питания, выросла до 20 с 8% в 2012 г. Каждое третье домохозяйство вынуждено перераспределять бюджет в пользу покупки еды и самого необходимого (в 2012 г. — каждое пятое). По прогнозу «ВТБ капитала», доля расходов на еду в бюджете россиян может вырасти с 31 до 40%.

Под ударом гипермаркеты, тогда как покупки в небольших магазинах могут возрасти, считают аналитики Morgan Stanley: «Потребители будут чаще делать небольшие покупки в небольших магазинах». Девальвация ударит по пока еще растущему — за счет спасения обесценивающихся доходов и сбережений путем «покупок впрок» — непродовольственному ритейлу.

Крупнейший российский продавец бытовой техники и электроники «М.видео» ждет замедления роста прибыли в следующем году, «Эльдорадо» ожидает, что из-за падения доходов часть потребителей будет выбирать более дешевые аналоги или откажется от покупок. Продажи одежды, обуви и аксессуаров могут сократиться на 8,2% в валюте в сопоставимых ценах, прогнозирует Esper Group (в рублях — рост на 6,6% при снижении рентабельности из-за распродаж). Крупный российский ритейлер одежды Melon Fashion Group (более 600 магазинов befree, Zarina и Love Republic) уже в убытках по итогам января — сентября. Несколько зарубежных ритейлеров одежды объявили об уходе с российского рынка: New Look, Esprit, OVS, River Island, Stockmann закроет 16 оставшихся бутиков Seppala из-за убытков.

Если спрос и, соответственно, доходы компаний будут падать, это повлияет на рекламные бюджеты, ожидает гендиректор IMHO Vi Максим Осипов: «Мы будем корректировать наше ценообразование, исходя из спроса на рекламу, а не колебаний валютного курса».

Легкая паника

Банковский сектор после падения цен на нефть испытывает «некоторую панику», заявил Дубинин на форуме Адама Смита в Лондоне: «Стабилизация произойдет, но, к несчастью для российской банковской системы, скорее всего на неблагоприятном для нее уровне».

Прямые потери банковской системы в связи с девальвацией рубля невелики: большинство банков имеют короткую позицию по рублю и скорее зарабатывают на изменении курса — только за октябрь в целом по системе этот доход мог достичь 2% от капитала, говорит аналитик Fitch Александр Данилов. Основные риски связаны с валютными кредитами: их резкая переоценка чревата нарушением нормативов ЦБ. В октябре спрос предприятий на кредиты в валюте существенно вырос, посчитал Центр развития: валютная часть портфеля выросла на $2,8 млрд, рублевая — на 116,4 млрд руб.

Остатки на счетах предприятий выросли на 0,8%. Причем рост произошел исключительно за счет увеличения валютных остатков (на $9,9 млрд — максимум с января) при сокращении рублевых (на 356 млрд руб.).

Не только предприятия, но и население вкладывалось в валюту: депозиты физлиц в октябре выросли на 1%, но только за счет валютных вкладов — рублевые продолжили сокращаться. «Банкам надо как-то закрывать растущую валютную позицию, т. е. либо найти надежных заемщиков в валюте, а их немного, или же просто купить доллар», — говорит Данилов. При конвертации депозита банку приходится покупать доллары с рынка — это давит на курс рубля.

Страдают прежде всего банки с большой концентрацией клиентов-импортеров: связанный с импортом малый и средний бизнес, транспорт, туризм, логистика, автодилеры, перечисляет замдиректора группы «Рейтинги финансовых институтов» Standard & Poor’s Сергей Вороненко. «Некоторые строители, например, до сих пор считают показатели бизнеса в долларах за 1 кв. м — и, соответственно, кредиты у них тоже в долларах», — согласен Данилов. По оценке Fitch, на конец сентября в валюте было номинировано 17% всех выданных банками кредитов (почти все — корпоративные). Лишь примерно у половины заемщиков валютный риск захеджирован валютной выручкой или другими активами — т. е. серьезный валютный риск примерно у 10% кредитов по системе, полагает Данилов.

К середине 2015 г. из-за девальвации и снижения потребительского спроса доля плохих кредитов — с просрочкой больше 90 дней и реструктуризированных — может составить 15-17%, считает Вороненко: «Некоторые из этих заемщиков обратятся за реструктуризацией. Риск будет копиться в банках постепенно, не так резко, как в 2008 г.».

С учетом роста ставок высокая стоимость привлечения ресурсов главным образом обернется сокращением процентной маржи банков и, как следствие, падением их прибыли. Если очистить базу доходов банков от валютных колебаний, то сектор заработает примерно вдвое меньше, чем в 2013 г. Прибыль — основной источник пополнения капитала. А значит, банкам придется искать альтернативные источники для замещения выпавшей прибыли — и альтернативой может стать государство: не только государственный ВТБ, но и частные банки попросили средства из фонда национального благосостояния, в очереди за помощью подпавшие под санкции «Роснефть» и «Новатэк». Необходимость поддерживать социальные обязательства и помогать крупным компаниям и банкам ограничит инвестиционные возможности государства, замечает Тихомиров, одного чистого экспорта, как надеется Минэкономразвития, будет недостаточно, чтобы компенсировать спад других составляющих ВВП — капитала и потребления.

Источник — Ведомости

Кризис в России: прогнозы, Новости кризиса: текущая ситуация в России , , , ,

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.