На помощь пострадавшим от санкций банкам потрачено 239 млрд рублей

На днях Министерство финансов России приобрело привилегированные акции ВТБ и Россельхозбанка на общую сумму порядка 240 млрд рублей за счет средств Фонда национального благосостояния. Согласно постановлению правительства РФ, инвестирование средств ФНБ в акции обусловлено необходимостью увеличения указанными кредитными организациями капитала первого уровня. Насколько необходимым было это решение? Ждать ли схожих действий правительства в отношении других банков, подпавших под санкции ЕС и США?

Согласно постановлению правительства РФ от 22 августа 2014 года № 839, за счет средств Фонда национального благосостояния (ФНБ) Минфин приобрел акции ВТБ и Россельхозбанка на общую сумму 239,04 млрд рублей. «Инвестирование средств ФНБ в акции обусловлено необходимостью увеличения указанными кредитными организациями капитала первого уровня, — указывается на сайте правительства. — На приобретение акций направляются средства ФНБ, возвращенные после исполнения обязательств этими кредитными организациями, а также ОАО «Банк Москвы» и ВТБ 24 (ЗАО), перед Внешэкономбанком по возврату субординированных кредитов (займов), предоставленных в соответствии с Федеральным законом «О дополнительных мерах по поддержке финансовой системы Российской Федерации».

Четвертая статья вышеупомянутого закона гласит, что средства Фонда национального благосостояния могут быть размещены во Внешэкономбанке на депозиты на общую сумму не более 410 млрд рублей. Эти средства, возвращенные после исполнения обязательств по субординированным кредитам (займам), в частности ВТБ и Россельхозбанком, могут быть направлены на приобретение их привилегированных акций.

Согласно закону, до конца 2008 года ВЭБ предоставил ВТБ субординированный заем без обеспечения «на сумму, не превышающую 200 млрд рублей», а Россельхозбанку – «на сумму, не превышающую 25 млрд рублей». Оба займа были предоставлены под 6,5% годовых на срок до 31 декабря 2019 года включительно.

Постановление правительства № 839 «велит» Минфину приобрести в 2014 году по закрытой подписке акции банка ВТБ на сумму 214 млрд рублей (по цене 0,01 рубля за бумагу), а акции РСХБ на сумму 25 млрд рублей (по цене миллион рублей за бумагу).

«Акции не обращаются на открытом рынке и не входят в состав каких-либо фондовых индексов, поскольку эмиссия акций будет осуществляться впервые, — разъясняются параметры покупки акций ВТБ и РСХБ Минфином на сайте правительства. — В связи с этим на акции не распространяются требования о включении акций юридических лиц в котировальный список как минимум одной фондовой биржи и в перечни ценных бумаг, используемые для расчета фондовых индексов – индекса РТС или индекса ММВБ».

Шаг Министерства финансов не стал сюрпризом для рынка как минимум из-за того, что подпавшие под санкции банки сами просили помощи у властей не так давно, в начале августа. В частности, по разным данным, за господдержкой в связи с санкциями обращались Газпромбанк и Россельхозбанк. РСХБ просил порядка 100 млрд рублей, а Газпромбанк рассчитывал конвертировать часть займа, полученного от ВЭБа в кризис, в капитал первого уровня на сумму в пределах 40 млрд рублей.

Кстати, Минфин не скрывает, что выкуп акций ВТБ и РСХБ может стать лишь первым звеном в цепи схожих приобретений. 26 августа заместитель министра финансов Алексей Моисеев в интервью телеканалу «Россия 24» заявил, что Минфин рассматривает возможность приобретения привилегированных акций еще ряда российских банков. Он отметил, что речь идет о банках, получивших средства в 2009 году. «Это примерно 19 банков, по каждому из которых правительство будет принимать решения отдельно», — сказал Моисеев. В числе таких кредитных организаций Альфа-Банк, Связь-Банк, РосЕвроБанк, «Русский Стандарт», «Зенит», «Санкт-Петербург», Транскапиталбанк и др.

Портал Банки.ру спросил у экспертов, что они думают о шагах правительства по приобретению акций госбанков за счет Фонда национального благосостояния и можно ли было изыскать другие средства на покупку этих ценных бумаг и помощь российским банкам, оказавшимся в санкционных списках.

«Я считаю, что не все «санкционные» банки нужно поддерживать»

Ольга Беленькая, руководитель аналитического департамента компании «Совлинк»:

— В принципе, эта мера обсуждалась уже несколько месяцев. Я имею в виду конвертацию субординированных кредитов ВТБ и РСХБ, которые были предоставлены им в кризисный период, в капитал первого уровня. В данном случае речь идет об их конвертации в привилегированные акции, которые будут выкупаться Минфином. Эта мера призвана повысить достаточность капитала первого уровня у ВТБ и РСХБ и избежать постепенного вычета этих кредитов из расчетной базы капитала в течение последующих пяти лет, как это должно было бы происходить по «Базелю III». Банки могли просчитать такие последствия и обращались за помощью к государству еще с марта текущего года, когда стало понятно, что привлекать капитал с рынка стало практически невозможно. И что у российских банков (прежде всего, госбанков) возрастет потребность в капитале в связи с повышенным спросом корпоративных заемщиков на замещение трансграничных заимствований, которые стали недоступны из-за геополитических рисков, уже введенных и возможных новых санкций.

Если говорить о Россельхозбанке, необходимость в пополнении его капитала существует уже сейчас. Что же касается группы ВТБ, там достаточность капитала тоже «просела» в первом полугодии. На конец прошлого года капитал первого уровня по группе ВТБ составлял 10,9%, а на 30 июня 2014 года – 9,4%. Общая достаточность капитала снизилась за этот период на 14,7% — до 12,8%. Это происходит потому, что достаточно активно растет кредитный портфель. В частности, из-за того, что корпоративные клиенты обращаются за рефинансированием тех долгов, которые раньше они могли рефинансировать на внешних рынках или на долговых рынках, а сейчас эти возможности закрыты. Соответственно, они обращаются к госбанкам. Но для того, чтобы такими темпами наращивать кредитование, нужен капитал. При этом генерация банками капитала за счет прибыли сейчас ограничена в связи с необходимостью формирования значительных резервов на потери по кредитам.

Я считаю, что не все «санкционные» банки нужно поддерживать, а только те, которые эффективны и с точки зрения государства выполняют функцию поддержки экономики. Что же касается иных источников поддержки, помимо Фонда национального благосостояния, то на данный момент их практически нет.

Приобретение акций ВТБ и РСХБ за счет средств ФНБ – это, безусловно, поддержка для банковского сектора и расширение его возможностей по кредитованию экономики. В данном случае речь идет о замене «субордов» на «префы», то есть, насколько я понимаю, одна форма поддержки будет замещена другой. Скорее всего, банкам потребуется расширение поддержки для замещения внешнего финансирования. Если это будет происходить за счет ФНБ, последствием может стать снижение резервов фонда, той поддержки, которая может быть оказана в том числе Пенсионному фонду России в будущем. Важно, чтобы банки, получающие господдержку, работали эффективно и в будущем смогли вернуть выделенные им средства.

«Сказать, что выкуп Минфином акций ВТБ и РСХБ – мощная поддержка для этих банков, нельзя»

Максим Осадчий, начальник аналитического управления банка БКФ:

— Согласно июльским поправкам к антикризисному закону, произойдет конвертация субординированных займов ВЭБа в привилегированные акции ВТБ, которые окажутся на балансе ВЭБа. Вероятно, Фонд национального благосостояния приобретет акции ВТБ у ВЭБа, который получит причитающиеся ему деньги на пять лет раньше.

То, что Минфин по поручению правительства выкупает акции двух банков, подпавших под санкции ЕС и США, вряд ли связано именно с этими санкциями. Сказать, что выкуп Минфином акций ВТБ и РСХБ – мощная поддержка для этих банков, нельзя. На данный момент у банков проблем с ликвидностью нет. Скорее, выкуп делается в интересах ВЭБа.

Если бы необходимые средства в размере свыше 200 млрд рублей для выкупа акций ВТБ и РСХБ «напечатал» Центробанк, это могло бы привести к инфляционному шоку от столь масштабного вливания, особенно неприятному на фоне инфляционного шока, вызванного российскими продовольственными контрсанкциями.

«Приобретение банковских бумаг государством — признак кризиса»

Михаил Крылов, начальник аналитического управления United Traders:

— Банки доразмещают акции ввиду отсутствия доступа к европейскому и американскому рынку кредита. Китайский рынок не подходит для того, чтобы поднять это фондирование, так как частный сектор там выработан и не предлагает более выгодных условий. «Санкционные» банки еще будут доразмещать облигации в ближайшие пару месяцев, но у бумаг Газпромбанка и Сбербанка выше шансы привлечь частных инвесторов. Пока лучше ограничиться выкупом бумаг РСХБ и ВТБ.

Приобретение банковских бумаг государством — признак кризиса. В Америке такая национализация, например, применялась во время кризиса 2008 года. Так что это срочная мера. Впрочем, еще не шоковая. В России инвесторы любят, когда государство опекает отдельные банки, но не все сразу.

ВТБ выиграет от того, что ФНБ выкупит 32% капитализации ВТБ, free-float сократится с 38% до 27,5%. С этим показателем государство может еще раз провести выкуп допэмиссии, и процент free-float у ВТБ все равно будет больше, чем у «Роснефти».

«Минфин может спровоцировать увеличение дефицита Пенсионного фонда России»

Наталья Самойлова, руководитель аналитического департамента «GoldenHills-КапиталЪ АМ»:

— Покупка Минфином акций ВТБ и РСХБ — это не перестраховка и не вынужденная экстренная мера. Это просто необходимость, обусловленная сложившейся реальностью. А именно тем, что ВТБ и Россельхозбанк попали под санкции и теперь не могут кредитоваться за рубежом на срок свыше 90 дней. Стоит отметить, что еще в апреле текущего года вице-премьер Аркадий Дворкович говорил о том, что у Россельхозбанка существует проблема «плохих» долгов в сумме около 50 миллиардов рублей и для ее устранения нужно принять какое-то финансовое решение. А в начале августа стало известно, что этот банк обратился за помощью к государству. Так что, возможно, это вещи взаимосвязанные. Более того, Банк России сразу после введения санкций заявлял о том, что он в случае необходимости предпримет адекватные меры по поддержке финансовых компаний, оказавшихся в списке. Так что чего-то подобного вполне следовало ожидать.

Дабы не допустить кризиса банковской системы, поддерживать банки надо. А вот почему эта поддержка оказывается за счет Фонда национального благосостояния, остается только догадываться. Хотя вариантов не так много: либо Резервный фонд (но тут средства могут понадобиться и для иных целей), либо за счет фонда, который является частью механизма пенсионного обеспечения граждан на длительную перспективу.

Не думаю, что в ближайшие пару месяцев Минфин или иные госструктуры будут приобретать акции еще каких-то «санкционных» банков. Хотя, если возникнет угроза невыполнения обязательств перед клиентами со стороны какого-либо банка из санкционного списка, госструктуры, возможно, будут вынуждены вмешаться.

Как бы то ни было, решение правительства о приобретении акций ВТБ и РСХБ поддержит стабильность банковской системы. А вот на экономике может сказаться не самым лучшим образом. Не лишним будет напомнить, что ФНБ призван в том числе обеспечивать сбалансированность бюджета Пенсионного фонда РФ, то есть фактически покрывать его дефицит. Поэтому не исключено, что, решая одну проблему за счет этого фонда, Минфин спровоцирует увеличение дефицита ПФР.

«Подпавшие под санкции банки необходимо поддерживать, иначе кризис в банковском секторе растянется на ближайшие три-четыре года»

Антон Фомин, аналитик компании «ИнстаФорекс»:

— На мой взгляд, мера эта все-таки является не срочной, а скорее превентивной. Сейчас ситуация в банковском секторе, безусловно, тяжелая. Однако пока что контролируемая, и у крупнейших банков нет серьезных проблем с ликвидностью. Так, достаточность капитала у РСХБ составляет порядка 12%, у ВТБ – более 10%, что укладывается в текущие требования ЦБ. При этом я считаю, что в ближайшие месяцы это далеко не последние крупные банки, которые обратятся за помощью к правительству. Вполне вероятны также такие обращения и со стороны Сбербанка, поскольку в банковском секторе в целом ухудшаются условия фондирования. И если банки не сумеют сохранить стоимость фондирования на относительно низком уровне (хотя бы 6–8%), то кредитные ставки придется повышать еще больше.

Но проблема в том, что ставки по кредитам (в том числе и для бизнеса) и так уже чрезвычайно высоки — более 20% годовых. Поэтому их целесообразность для самого бизнеса будет, мягко говоря, сомнительной, что вызовет снижение спроса на них, а соответственно, и уменьшение инвестиционной активности в экономике в целом. При этом я считаю, что, безусловно, подпавшие под санкции банки необходимо поддерживать, поскольку иначе банковскому сектору придется очень туго и как минимум на ближайшие три-четыре года кризис в секторе растянется.

«ФНБ является своеобразной «копилкой», откуда только и можно сейчас взять необходимые средства»

Сергей Костенко, независимый финансовый эксперт:

— Решение увеличить капитализацию двух фактически государственных банков — ВТБ и Россельхозбанка — за счет ФНБ является необходимой мерой, обусловленной пониманием правительства того обстоятельства, что на фоне заметного падения поставок продовольственной продукции (прежде всего, из Европы) заметно вырастет активность российских товаропроизводителей, которые будут нуждаться в дополнительных заемных средствах на расширение деятельности по производству продуктов питания. А внешние займы из-за санкций для ВТБ и Россельхозбанка недоступны.

ФНБ является своеобразной «копилкой», откуда только и можно сейчас взять необходимые средства. Покупка акций – нормальный цивилизационный механизм для вливания ликвидности.

Я считаю, что покупка акций не на открытом рынке окажет стабилизирующее влияние не только на банковский сектор РФ, но и в целом на отечественный фондовый рынок и будет благоприятно влиять на настроения компаний реального сектора экономики как хороший поддерживающий фактор. Однако полагаю, что пока нет необходимости в поддержке других «санкционных» банков за счет средств Фонда национального благосостояния. Как мне представляется, ситуация вряд ли будет ухудшаться из-за нежелания Европы идти на дальнейшее обострение. Считаю, что необходимо занять выжидательную позицию.

Тем не менее все будет зависеть от глубины распространения санкционных мер. Судя по всему, Европа более не будет ужесточать санкции и, вполне вероятно, даже будет искать пути для их выхолащивания, так как сама сильно страдает от ответных санкций РФ. По моему мнению, пока нет необходимости приобретения госструктурами акций еще каких-то банков из санкционного списка. Но если данное противостояние задержится на продолжительный срок, тогда подобная операция может быть проведена и с другими крупнейшими банками, например со Сбербанком.

«Покупка акций РСХБ и ВТБ со стороны правительства – больше перестраховка»

Павел Симоненко, директор по продажам в странах СНГ Dukascopy Bank SA:

— На мой взгляд, все-таки покупка акций РСХБ и ВТБ со стороны правительства – больше перестраховка, нежели какая-то срочная мера. Действительно, вследствие ограничения доступа на внешние рынки и ухудшения условий фондирования на внутреннем рублевом рынке, российский банковский сектор (в частности, РСХБ и ВТБ) начали испытывать давление по части ликвидности. Однако пока достаточность капитала у группы ВТБ выше 10% (при предельном уровне в 9%), у РСХБ — около 12%. Тем не менее увеличение капитала банков позволит им выпускать облигации и брать новые обязательства без нарушения нормативов по достаточности капиталов. Поэтому и принято решение о такой мере. При этом вполне вероятно, что РСХБ и ВТБ далеко не последние банки, которым государство будет помогать выкупом акций, — возможно также обращение за аналогичной помощью и со стороны Сбербанка, который уже ранее просил о докапитализации на сотни миллиардов рублей, а также Газпромбанка, который первым из крупнейших российских банков попал под санкции Запада.

Я считаю, что мера, которую избрало правительство, оправданная и что поддерживать подпавшие под санкции банки необходимо, особенно в текущей ситуации общего ухудшения условий ведения банковской деятельности. Однако усердствовать не стоит, так как в этом случае попросту может не хватить средств на всех. И тогда могут иметь место серьезные последствия для всей банковской отрасли без улучшения условий фондирования.

Анна Дубровская, Banki.ru

Новости кризиса: текущая ситуация в России ,

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.