Артем Шевелев: длинные волны Кондратьева и технологические уклады

Сегодня многих людей волнует, что происходит с мировой экономикой, почему растет число вооруженных конфликтов, гражданских противостояний (Ливия, Египет, Сирия, Украина), какая существует взаимосвязь между экономическим кризисом и вооруженными конфликтами.

Представляется, что ответ стоит искать у эволюционной экономической теории, теории экономических циклов, истории экономики и футурологии. Эти направления тесно взаимосвязаны и позволяют посмотреть на развитие событий в динамике.

длинные волны Кондратьева

Важным элементом в анализе являются длинные волны Кондратьева, теория технологических укладов (изучаемая экономистами-эволюционистами), структура экономики развитых и развивающихся стран, влияние на мировую экономику и национальные экономики крупнейших эмиссионных центров (Федеральная резервная система, Европейский центральный банк).

1. Волны Кондратьева

Сторонники экономического мэйнстрима скептически относятся к длинным волнам Кондратьева, полагают, что теория длинных волн не имеет достоверных подтверждений. Вместе с тем они не могут доказать, что длинные волны всего лишь умозрительное наблюдение на которое нельзя опираться при объяснении современных событий.

Это вызвано тем, что, во-первых, представители мэйнстрим-экономикс не смогли создать прочных экономико-математических моделей, которые могли бы раз и навсегда опровергнуть наличие длинных волн. Мэйнстрим-экономисты на протяжении длительного времени в основу своих исследований ставили индивида с его потребностями. Но мало внимания уделяли изучению внешних по отношению к индивиду условий. Не учитывали, что индивид живет в конкретной экономической реальности, где может и не быть совершенной конкуренции, самонастраивающегося механизма спроса и предложения.

Для мэйнстрим-экономиста зачастую не имеет никакого значения, живет ли индивид в Соединенных Штатах Америки, являющихся на данном витке экономического развития мировым экономическим гегемоном и главным потребителем мирового производства, или же он живет в Китае, где на протяжении длительного времени номинальные доходы были низкими, норма сбережений высокой, а значит, индивид крайне мало потреблял. Во-вторых, представители мэйнстрима не ожидали глубокого и затяжного экономического кризиса в глобальном масштабе. Считалось, что кризисы могут быть только локальными (вроде азиатского кризиса 1997-1998, российского 1998-го, аргентинского 2001-го, кризиса доткомов в США 2000-ом).

Поэтому экономические циклы не изучались. Особенно в таком длительном экономическом отрезке, как 40-60 лет. Но если теория недостаточно изучена, то использовать ее для объяснения кризиса (особенно если такое объяснение требуется экстренно) не получится. Проще раскритиковать ее как не нужную, не подтвержденную эмпирическим путем, случайную и ситуативную.

Экономический цикл по КондратьевуОднако волны Кондратьева многое нам объясняют, помогают в динамике проследить, как развивалась мировая экономика, менялись технологические уклады. Более того, мы можем увидеть, что одни страны вырывались вперед, другие существенно отставали, но были вынуждены осуществлять догоняющее развитие, что также оказывало существенное влияние на мировую экономику, а также на политическую ситуацию.

Пример: Российская Империя в конце 19 века вполне успешно проходила стадию индустриализации. В основе индустриальной (промышленной) политики было привлечение иностранного капитала и протекционизм. Однако кризис 1900-1903 (более широко — 1989-1909), русско-японская война, революция 1905-1907, а также вовлечение страны в Первую мировую войну остановили развитие. В подобной ситуации политические изменения оказались неизбежными — появление СССР, сталинская индустриализация мобилизационного типа, попытка в дальнейшем обеспечить военный паритет с Западом.

Россия/СССР без догоняющего развития не смогла бы сохранить свой экономический, а может и политический суверенитет, поддержать равноправие во взаимоотношениях с развитым ядром мировой экономики. Это понимал Сергей Юльевич Витте, несмотря на серьезную критику в его адрес со стороны историков экономики. Видел имеющиеся риски Иосиф Виссарионович Сталин: страна ослаблена Первой мировой войной и Гражданской войной; индустриализация не завершена, многие достижения Российской Империи разрушены. Требовался быстрый рывок, чтобы достичь экономического паритета с Западом, не оказаться в подчиненном положении по отношению к странам Запада.

Теория Кондратьева важна тем, что показывает циклический характер развития мировой экономики. Циклы меняются в связи с тем, что потенциал имеющихся технологий исчерпывается. Необходимо появление нового технологического уклада/стиля. Более того, теория помогает строить прогнозы на будущее: какие технологии будут востребованы и обеспечат странам лидерство в мировой экономике. Если страна не успевает начать работу в этом направлении, то она рискует оказаться аутсайдером. А мировые лидеры сделают все возможное, чтобы страна не смогла осуществить догоняющее, а затем опережающее развитие.

Если у страны что-то начинает получаться, как это было в период индустриализации конца 19 века, то ее непременно попробуют ослабить. Лидерам экономического развития важно иметь подчиненную периферию, а не мощного конкурента. В этой ситуации крайне важно не допускать серьезного отставания. Однако лучше развиваться опережающими темпами, но без перенапряжения сил. Чтобы обеспечить такое развитие, необходимо прогнозировать, какие технологии будут востребованы новой кондратьевской волной

2. Теория технологических укладов

Эту теорию можно использовать в продолжение теории длинных волн. Их взаимосвязь представляется очевидной. На данный момент считается, что мировая экономика прошла пять технологических укладов и приближается к шестому технологическому укладу. Экономисты-эволюционисты и историки выделяют такие уклады:

  • Первый технологический уклад (1770-1830). Ядро уклада — текстильная промышленность;
  • Второй технологический уклад (1830-1880). Ядро уклада — паровое судоходство, добыча угля, развитие железнодорожного транспорта;
  • Третий технологический уклад (1880-1930). Ядро уклада — черная металлургия, железные дороги, кораблестроение, производство взрывчатых веществ;
  • Четвертый технологический уклад (1930-1970). Ядро уклада — автомобилестроение, самолетостроение, нефтехимия;
  • Пятый технологический уклад (1970 — сегодняшний день). Ядро уклада — электронная промышленность, вычислительная техника, оптико-волоконная техника, программное обеспечение, телекоммуникации.

 

Теория технологических укладов

Каждый технологический уклад имеет ключевой компонент:

  • Первый ТУ — прядильная машина;
  • Второй ТУ — паровая машина;
  • Третий ТУ — неорганическая химия (конвертер, динамит);
  • Четвертый ТУ — двигатель внутреннего сгорания, конвейер;
  • Пятый ТУ — микроэлектроника.

Новая технология обеспечивает взрывной рост экономики. Она проникает в экономику, способствует формированию новых отраслей, а также исчезновению старых отраслей экономики (важно, чтобы это контролировалось государством, которое должно защитить население от ускоренной потери рабочих мест, способствовать адаптации населения к новой экономической реальности). Новая технология (радикальная инновация) порождает огромное количество улучшающих инноваций.

До определенного момента времени экономика растет и этот рост сопровождается развитием. Циклические кризисы носят краткосрочный и среднесрочный характер, не угрожают благополучию населения и политической стабильности. Но в определенный момент происходит исчерпание потенциала технологии на основе которой развивалась экономика. Требуются радикальные новшества, которые, однако, не появляются по заказу. Исчерпание одного технологического уклада не означает, что моментально формируется новый технологический уклад. Этот период своего рода провисания между укладами называется «инновационная пауза».

Экономист Виктор Полтерович так характеризует это явление — развитые страны «временно» перестали создавать технологии, способные стать триггерами экономического роста, а остановка промышленного развития вкупе с бурно развивающимися финансовыми рынками привела к образованию пузырей.

Стоит отметить, что инновационная пауза может быть полезной для развивающихся стран. Они получают уникальную возможность войти в новый технологический уклад первыми. Т.е., опередить развитые страны. При этом инновационная пауза должна быть чем-то заполнена. Как правило, заполняется она ростом финансовых спекуляций, снижением инвестиций в реальный сектор экономики. Новые технологии еще не нащупаны, интерес к инвестициям в улучшающие инновации падает.

Более того, уровень жизни населения может не расти, но может и снижаться, что представляет реальную угрозу политической стабильности. В США это вылилось в акцию «Захвати Уолл-Стрит».

Население развитых стран осознает, что экономика не развивается, но при этом финансовые спекулянты продолжают богатеть. Увеличивается расслоение населения, поскольку размывается средний класс — стагнация номинальных доходов населения, безработица, кризис традиционных отраслей экономики на фоне отсутствия новых отраслей. Однажды такая ситуация закончится и определятся новые лидеры мировой экономики. Запад в лице США или Евросоюза может сохранить лидерство за собой. Но может и утратить, если развивающиеся страны совершат рывок в развитии новых технологий.

3. Структура экономики развитых и развивающихся стран

Соединенные Штаты Америки в 20 веке перехватили пальму первенства у Великобритании. Произошло это за счет индустриализации американской экономики. Можно даже сказать за счет супериндустриализации. Этому способствовало множество факторов, но одним из самых главных был фактор энергоносителя. Исследователи технологических стилей Виктор Криворотов и Люсинэ Бадалян указывают на то обстоятельство, что экономика Великобритании была экономикой угля. А экономика США экономикой нефти. Великобритания лидировала в период второго и частично третьего технологического уклада. В период четвертого технологического уклада США окончательно потеснили Великобританию. Отныне у них оставался лишь один глобальный конкурент — СССР. Правда, СССР по наблюдению историков экономики тоже слишком поздно начал переход от экономики угля и стали к экономике нефти, что во многом предопределило распад СССР и дальнейшую гегемонию США.

Однако ситуация в американской экономике не была безоблачной. Экономика нефти в 70-е годы 20 века попала в серьезный кризис. США столкнулись с исчерпанием дешевой нефти, что могло существенно отразиться на конкурентоспособности американской экономики и промышленности. Более того, наращивали свой потенциал разрушенные Второй мировой войной экономики Германии и Японии. Немалую роль сыграла помощь этим странам самих же американцев, но в экономическом плане они все больше становились конкурентами. Японские и немецкие промышленники захватывали американский рынок, теснили американских производителей. Хорошо известно, как росла популярность японских автомобилей в США. Но у американцев на этот случай был план, что очень важно.

Американские исследователи заранее высчитали, какие технологии лягут в основу нового технологического уклада. И совершили первыми переход в пятый экономический уклад, в основе которого лежат электронная промышленность, вычислительная техника, телекоммуникации. За счет компьютеризации, развития средств связи американская экономика вышла из кризиса. Однако традиционные отрасли промышленности стали ускоренно сворачиваться, корпорации стали переносить производство в третьи страны. Происходило это слишком быстро, населению было сложно адаптироваться к новой реальности.

Американскую экономику принято считать инновационной, а американцев быстро приспосабливающимися к новым условиям, но в любом случае человеку сложно в сжатые сроки привыкнуть к тому, что в качества символа национальной экономики теперь выступает компьютер, а не автомобиль. Перенос производств привел к ускоренной индустриализации Китая и стран Юго-Восточной Азии, которые грамотно воспользовались ситуацией, но способствовал деиндустриализация американской экономики. Армия индустриальных рабочих не очень вписывалась в новую реальность, а объяснить им было не так просто, что в странах с дешевой рабочей силой более выгодно производить. С течением времени из США ушли производители, как конечных потребительских товаров, так и средств производства. Нужно иметь в виду, что при переходе от одного технологического уклада к другому традиционные отрасли экономики могут ускоренными темпами сворачиваться. А потому такой переход должен быть контролируемым и сопровождаться адаптацией населения к новым условиям. Но неоконсерваторы руководившие страной в тот период не хотели нести дополнительных издержек на социальную адаптацию.

В результате сформировалась следующая структура мировой экономики — развитые страны производят улучшающие инновации, развивающиеся страны производят товары массового потребления и средства средств производства. В числе развитых стран также наблюдается определенная неоднородность. Китай по мере развития теряет интерес к ряду отраслей, например, текстилю и передает его в др. страны. Но они быстро замещаются другими отраслями, более отвечающими текущему развитию Китая. Наблюдается еще одна важная тенденция. Китай все больше инвестирует в улучшающие инновации, пытается создать свою инновационную систему, пытается за производством перетянуть также НИОКР. Это означает, что экономика США, которая ускоренными темпами избавилась от производства, может лишиться инновационной составляющей. Ситуация опасная и американцы начинают ей противиться. Китай накопил огромную базу знаний и может попробовать в партнерстве, например, с Россией, совершить переход в шестой уклад быстрей американцев. Не хотят отставать немцы, которые думают, как использовать традиционную промышленность для технологического рывка, японцы, желающие поддержать и развить свой потенциал.

В целом сейчас все в той или иной степени думают, как выиграть конкуренцию и что этому может поспособствовать. Много говорится о нано- и биотехнологиях. Но возможно, что в основе нового ТУ будет что-то еще.

Но как там ни было сейчас в мировой экономике наблюдается инновационная пауза. Все занимаются лишь улучшением технологий, созданных в предыдущие технологические уклады. И такая политика все более исчерпывает свою эффективность. Требуется переход в новый уклад, но на текущий момент отдельная страна или группы стран такой переход совершить не готовы. Американцам необходимо провести реиндустриализацию, создать промышленную базу для нового уклада. Китай еще не располагает необходимыми технологиями. Другие страны группы БРИКС, в том числе Россия, не готовы брать на себя лидерство. Евросоюз слишком разнороден, а потенциала одной Германии явно недостаточно. Подобная ситуация увеличивает риски, создает условия для военных конфликтов, гражданских противостояний.

С одной стороны американцы не хотят терять контроль над мировой экономикой и всячески давят на различные страны и регионы, пытаясь отстоять там свои интересы. С другой стороны, американская экономика в кризисе и Штаты не способны влиять на др. страны таким образом, чтобы не возбуждать там противоречия, не провоцировать внутриэлитные и гражданские конфликты. Например, вмешательство в дела Украины, экономика которой деиндустриализирована, а население растеряно, не могло не привести к подобной катастрофе. Мировой гегемон не в силах управлять миром, так как его экономика уже не такая сильная, но он продолжает это делать, поскольку нового лидера не появилось. Новый лидер должен быть сильней экономически, его экономика должна иметь элементы шестого технологического уклада. Таким лидером может быть не одна страна, а группа стран, региональный союз. Но обязательное условие для такого лидера — переход в новый технологический уклад. В противном случае о лидерстве вряд ли можно будет говорить.

4. Влияние на мировую экономику и национальные экономики крупнейших эмиссионных центров (ФРС США, европейский ЦБ)

Несмотря на программы количественного смягчения ФРС и ЕЦБ экономики США и Евросоюза находятся в дефляционной петле. ФРС и ЕЦБ эмитируют огромное количество долларов и евро (ЕЦБ более сдержанно в силу сопротивления Германии), но это не особо помогает их экономикам. Причина в том, что деньги утекают в различные активы и образуют инфляцию на др. рынках. Например, высокие цены на нефть поддерживаются американской эмиссией, хотя физическому спросу такие цены не соответствуют.

Можно сослаться на развивающиеся страны, которые потребляют много сырья, но и фактор развивающихся стран не может так влиять на цены. Пузыри существуют и на других рынках. Например, революция в Египте, Тунисе, Марокко 2011 во многом была вызвана ростом цен на продовольствие. Здесь также можно сказать, что причиной стали китайцы, улучшающие свой рацион. Но во многом причиной все же является попадание в продовольственные активы долларов напечатанных ФРС.

Доллары устремляются туда, где можно ждать высокой доходности. Биржевые игроки знают, что жители быстрорастущих стран Азии начинают предъявлять спрос на продовольствие. А значит это доходная сфера. В силу того, что вкладываться в период инновационной паузы особо некуда, а мировые центробанки выпускают огромное количество ликвидности, ее нужно куда-то вложить. Сырьевые, продовольственные рынки оказываются самым подходящим инструментом.

Выводы

Вывод: мировая экономика развивается циклически. Технологии с течением времени себя исчерпывают. Переходный период между кондратьевскими циклами могут сопровождаться революциями, гражданскими войнами в связи с:

  1. меняющейся структурой экономики, которая может на время оставить невостребованными целые слои населения;
  2. инновационной паузой. Эффективность инвестиций в традиционные отрасли падает, а новые технологии не появились;
  3. попыткой гегемона сохранить свое влияние, несмотря на отсутствие для этого экономических оснований;
  4. политикой мировых центробанков, которые пытаются оживить свои экономики, но в результате ликвидность идет на сырьевые рынки и способствует росту цен.

Разумеется, такая ситуация не может длиться постоянно. Но ей нужно пользоваться, чтобы первыми вступить в новый технологический уклад.

История кризисов, Мировой кризис: последствия и перспективы

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.