Как спасти свои сбережения в условиях кризиса

С 28 февраля до 3 марта 2014 года рубль резко подешевел к евро и доллару. Так валютный рынок отреагировал на разрешение Совета Федерации ввести на территорию Крыма российские войска. Как сохраняют активы в кризис богатые люди?

С 28 февраля до 3 марта 2014 года курс доллара США вырос с 33,5 рублей выросла до 37 рублей, а евро пробил отметку в 50 рублей. Вслед за валютным рынком обрушился и фондовый. Индексы РТС и ММВБ 3 марта 2014 года рухнули на 12%. По данным Forbes, из-за обвала на фондовом рынке за один только день 20 богатейших российских предпринимателей из мирового рейтинга миллиардеров лишились $9,5 млрд. На столько сократилась совокупная стоимость их активов после закрытия торгов. Что, кроме валюты и ценных бумаг?

После «черного понедельника», как уже называют 3 марта 2014 года, рубль начал немного расти вместе с ценами на акции российских компаний. Но в прогнозах о том, что будет дальше с валютным и фондовым рынками в России, эксперты осторожны. Сюжеты зависят от того, войдет ли в состав Российской Федерации Крым и от того, как на это отреагируют Европейский Союз и США, уже пригрозившие России санкциями. Не в пользу рубля говорит и мягкая девальвация, начавшаяся в середине 2013 года. Ее причины – отток капитала и снижение темпов экономического развития страны.

Альтернативные инвестиции

В такой ситуации люди, имеющие свободные деньги, задумываются о том, во что же их вкладывать. Инвесторы желают владеть активами, стоимость которых через несколько лет вырастет, и будет выражена в конвертируемой валюте, вне зависимости от турбулентности в мировой экономике. Те же настроения были у инвесторов в 2009-2010 годах, отмечает старший вице-президент GHP Group Илья Сушков. Именно тогда на фоне «валютных войн», которые вели центробанки, был замечен рост интереса к альтернативным инвестициям. Желание инвесторов вкладываться в альтернативные инвестиции – предметы искусства, объекты коллекционирования и драгоценности – выглядело в этих условиях естественным.

Британский банк Coutts, проанализировав альтернативные вклады в мире с 2005 года по 2013 года, пришел к выводу, что наибольшую доходность продемонстрировали инвестиции в ретроавтомобили. Их цена увеличилась за 8 лет в 3,6 раза.

Ретроавтомобили популярны во многих странах, но не в Росиии, отмечает ИТАР-ТАСС. Вместо этого российские олигархи предпочитали сконцентрироваться на покупке ювелирных украшений, отдавая предпочтение жемчугу, сапфирам и изумрудам. Также они предпочитали приобретать редкие марки и произведения искусства. Наиболее крупной сделкой в этом сегменте стала продажа русскому покупателю с аукциона картины испанского художника Эль Греко под названием «Молитва святого Доминика» за $13,8 млн. В мире доходность вложений в драгоценности выросла в 2,5 раза, а в произведения искусства – в 2,6 раза.

Меньше всего российские богатые люди интересуются рынком коллекционного вина. Этот рынок до 2011 года рос за счет инвесторов из Азии и демонстрировал неплохой рост доходности: цены на винтажное розовое вино с 2005 года выросли к середине 2013 года более чем в 2,5 раза. Но после финансового кризиса 2009 года этот сегмент стал терять популярность. С 2011 года индекс рынка коллекционного вина упал на 20%, из-за чего затем закрылись несколько винных фондов.

Главный мотив: сохранение капитала

«Ключевой мотив, которым руководствуются состоятельные люди, выбирая альтернативные инвестиции — это сохранение капитала, в частности, «на черный день»», – говорит Андрей Воронин, директор по аналитике УК «Альфа-Капитал». Показательный пример — мировой экономический кризис 2008-2009 годов, когда неопределенность на финансовых рынках привела к резкому притоку капиталов на рынок товаров класса «люкс».

«Особенность альтернативных инвестиций заключается в том, что в период кризиса они теряют не так сильно, как акции компаний или долговые бумаги», – объясняет Оксана Вольф, директор департамента по работе с крупным частным капиталом «Бинбанка».

Как считает глава стратегических решений Coutts Мохаммед Камаль Сайед, приобретая предметы роскоши, сверхбогатые покупатели получают больше, чем доход. «Это своего рода пропуск в мир единомышленников, элитный круг людей, владеющих предметами, способными оживить историю. Идея приобрести старый неудобный автомобиль с шумным двигателем и неработающими стеклоподъемниками за $50 млн кажется нелогичной, но счастье, которое этот автомобиль может принести владельцу, бесценно», – отметил эксперт.

Стремительное накопление капитала на развивающихся рынках, усиливающееся социальное расслоение в мире в целом и изменяющаяся парадигма потребления обеспечивают долгосрочную устойчивость спроса на товары класса «люкс», подчеркивает Андрей Воронин. В частности, с 1995 по 2013 год объем этого рынка увеличился на 182%, достигнув 217 миллиардов евро. Согласно консервативному прогнозу известной консалтинговой компании Bain & Company, к 2016 году объем рынка товаров класса люкс достигнет 255 млрд евро, что соответствует среднегодовому росту на уровне 5%.

«Налетай, торопись, покупай живопись» (с)

Вложения в искусство (покупка картин и скульптур) находятся на втором месте по популярности среди всех альтернативных вкладов. Часто этот вид инвестиций тесно взаимосвязан с личными пристрастиями и вкусами. Но они же считаются и одними из самых долгосрочных, говорит Оксана Вольф. «Когда инвесторы приобретают предметы искусства для последующей перепродажи, то они понимают, что это «инвестиции для внуков».

Заметным спросом у богатых людей пользуется современное искусство, замечает Андрей Воронин, директор по аналитике УК «Альфа-Капитал». «Если угадать с малоизвестным художником, то стоимость его картин может за 15-20 лет вырасти в сотни раз. Рекомендую присмотреться к Константину Худякову, Айдан Салаховой – цены на их картины, как ранние, так и современные, растут быстрее любого фондового индекса».

«Стратегии вложения в искусство зависят от многих факторов, в том числе от горизонта инвестирования, риск-терпимости или таргетов по доходности, – говорит Илья Сушков. – Можно приобрести десяток недорогих работ перспективных мастеров по $10-100 тыс. за каждую, либо купить одну работу известного творца за несколько миллионов долларов».

Новичку, который никогда раньше не интересовался искусством как видом бизнеса, сложно ориентироваться в нем. «На арт-рынке есть ряд специалистов с хорошей репутацией и трек-рекордом, готовых предоставить как консультации по конкретным экземплярам, так и предложить «готовый продукт», например, войти в фонд, инвестирующий средства инвесторов в то или иное направление искусства», – успокаивает Илья Сушков.

Таких фондов в Европе около 70, их объем колеблется в среднем от $50 до $200 млн, средняя доходность обычно 10-20% годовых, за последние 10 лет. Но бывают и неудачные сделки, когда инвестор вынужден ждать несколько лет возврата первоначально вложенных средств. Триггером для оценки объектов арт-инвестиций обычно являются крупные аукционные торги таких, например, домов как Sotheby’s и Christie’s.

В целом в мире совершается около 1 тысячи сделок в год с произведениями коллекционного искусства по цене выше $1 млн, добавляет Андрей Воронин.

Выбирайте правильные бутылки

И все-таки винные инвестиции, считающиеся в России пока экзотикой, могут принести владельцу огромную прибыль в случае, если стратегия выбрана правильно. «Цена на бутылку вина Lafite-Rothschild 1982 года выросла на 12 950 % — с $41 в 1983 году до $5 тыс. в 2003 году, а бутылка вина Chateau Beychevelle 1980 года за аналогичный период подорожала всего лишь с $20 до $120 . Получить максимальную прибыль от такого взлета цен смогли лишь только те, кто купил «правильное» вино, как только оно появилось на рынке, и в течение трех десятилетий бережно хранил его в специальном шкафу или погребе», – приводит пример Андрей Воронин.

Коллекционирование премиальных вин – очень тонкое занятие

Максимальная доходность и эффективность инвестиций в вино достигается при покупке молодых «коллекционных» урожаев с их последующей реализацией на пике стоимости на горизонте 5–7 лет. Один из способов вложения средств в вина – покупка вина до того, как оно будет разлито по бутылкам, так называемая покупка en primeur. «Каждый шато в Бордо старается продать определенную часть произведенного вина в первый год его существования, хотя это вино будет разлито по бутылкам и распродано не ранее, чем через 3—4 года», – говорит Оксана Вольф.

Коллекционирование премиальных вин – очень тонкое занятие, успех которого во многом зависит от вкуса и опыта инвестора, предостерегает Андрей Воронин. «Инвестор может скупить годовой урожай Dom Perignon, но это еще не гарантирует ему желаемую прибыль. Если инвестор не готов к плотному знакомству с темой, лучше довериться профессионалам и вложиться в уже созданный портфель винных фондов». В первом случае вы через брокера покупается «физическое» вино. Его можно оставить на специальном складе виноторговой компании: правильные условия хранения облегчат его перепродажу. А при желании – заказать его доставку в погребок своих заграничных владений. Только в этом случае перед продажей придется подтвердить, что бутылки хранились правильно. Что касается инвестиций через винные фонды, то они осуществляются исключительно на бумаге – потрогать свою бутылку уже не получится.

Вложить деньги в вино можно самостоятельно: специализированные брокеры, фонды, аукционные дома предоставляют онлайн-доступ к своим услугам. А можно прибегнуть к посредничеству отечественных банков, работающих с альтернативными инвестициями в рамках private banking. Кстати, присмотреться к «корыстной» покупке имеет смысл именно в период падения рынка.

Для составления действительно грамотного портфеля нужны высококвалифицированные и опытные специалисты, найти которых в России практически невозможно, считает Илья Сушков. В Европе ситуация несколько лучше, индустрия инвестиций в вино существует не один десяток лет. Порог начинается от $50-70 тысяч, инвестор может воспользоваться услугами специализированных винных депозитариев, либо озаботиться созданием необходимой для правильного хранения вина инфраструктурой самостоятельно, что несколько повышает его риски. Тем, кто решит рискнуть, Андрей Воронин приводит следующие цифры: с 2001 года по 2011 год цена кейса из 12 бутылок вина Chateau Lafite-Rothschild 1982 года выросла на 900% – с $4,23 тыс. до $40,5 тыс.

Впрочем, не стоит думать, что инвестиции в роскошь – простое и безрисковое предприятие. Скорее наоборот. «Существует множество специфических сложностей нетрадиционного инвестирования, особенно для начинающего инвестора. В связи со слабой развитостью данного вида инвестиций присутствует непрозрачность и сложность в получении информации о некоторых его активах», – уверена Оксана Вольф из «Бинбанка».

Также, по словам эксперта, следует отметить сложность в прогнозировании рынка альтернативных инвестиций – некоторые из этих видов подвержены влиянию моды. Во многих секторах присутствуют риски приобретения некачественных активов и фальсификации (особенно при инвестировании в предметы искусства, антиквариат, монеты, марки);

Вариантов альтернативных инвестиций, на самом деле, много, однако в этом деле стоит полагаться на советы профессионалов – цена ошибки может быть очень высока.

Антон Свешников, E-xecutive.ru

Кризис: теория выживания

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.