США и Евросоюз грозят России политическими санкциями, но вряд ли решатся на экономические

Профильный комитет США накануне одобрил введение санкций против российских чиновников из-за позиции Москвы по Крыму. Аналогичные меры могут быть одобрены уже в понедельник и Евросоюзом, при этом там уже грозят и экономическими ограничениями в отношении России. Эксперты, впрочем, указывают на то, что возможное принятие реальных, а не политических санкций, ударит по самому Западу не меньше, чем по России.

Профильный комитет сената США накануне одобрил законопроект, подразумевающий блокирование активов и отзыв виз официальных лиц, которые «нарушили суверенитет Украины».

«Большинство реальных санкций – это взаимный удар не только по России, но и по западному бизнесу»

Проект, под который могут попасть официальные российские лица, был поддержан 14 членами комитета по иностранным делам (еще трое сенаторов проголосовали против) и вынесен на рассмотрение сената. Ранее в поддержку введения визовых и экономических санкций в отношении России высказалась палата представителей Конгресса США, поддержавшая во вторник соответствующую резолюцию и даже призвавшая исключить Россию из G8.

Санкции в отношении российских чиновников в понедельник могут быть рассмотрены и Евросоюзом. В четверг канцлер Германии Ангела Меркель, до этого достаточно осторожно высказывавшаяся по поводу позиции России на Украине, фактически обвинила ее в создании «угрозы международной стабильности». Выступая в парламенте, канцлер подчеркнула, что если Россия «не проявит готовности содействовать разрешению» кризиса на Украине, то в понедельник, 17 марта, Евросоюз примет решение о введении второй ступени санкций против России. По ее словам, второй этап включает в себя не только ограничение поездок на Запад лиц, ответственных за дестабилизацию обстановки на Украине и замораживание их банковских счетов, но и отказ проведения саммита Евросоюз – Россия, передает ИТАР-ТАСС.

Если же Россия и в дальнейшем будет отказываться от участия в переговорах, то предстоит ввести третью ступень санкций, которая «затронет экономическое сотрудничество», отметила Меркель. «Никто этого не желает. Однако мы к таким санкциям готовы и реализуем их, если это станет неизбежным», – добавила Меркель.

Палка о двух концах

О том, что Запад и сам не желает санкционной войны с Россией, в последние дни говорили многие политики и иностранные СМИ. «Конечно, можно нанести какой-то ущерб друг другу, но это будет взаимный ущерб, и об этом тоже нужно подумать», – заявил на днях российский лидер Владимир Путин.

Тем более Москва ясно давала понять, что с ответом она медлить не будет. В Совете Федерации, в частности, ранее не исключили, что примут законопроект, фактически позволяющий конфисковать имущество, счета и активы иностранных компаний, чьи страны пойдут на введение антироссийских санкций.

В частности, ранее против возможных санкций выступили представители немецкого бизнеса. Как заявил на днях президент Германского Федерального союза оптовой и внешней торговли и сферы услуг Антон Бернер, «спираль санкций» в отношении России может привести к непредсказуемым последствиям и ударит по многим немецким компаниям.

Россия может также отказаться от некоторых крупных контрактов с европейскими фирмами, например, от покупки французских вертолетоносцев, пишет Deutsche Welle. «Санкции против России обоюдоострые. Франция ожидает 1,3 млрд долларов за два «Мистраля». Пожертвуют ли этим ради ненадежной власти в Киеве?» – написал в своем «Твиттере» глава комитета Госдумы по международным делам Алексей Пушков.

Однако куда более серьезные двусторонние последствия, отмечает издание, будут иметь санкции в энергетической и финансовой сферах. В частности, газета напоминает, что долги российских компаний и банков, включая государственные Газпром, Роснефть, Сбербанк и ВТБ, перед иностранными кредиторами превысили, по данным Reuters, 650 миллиардов долларов США. И если в ходе «войны санкций» российские компании и банки прекратят или хотя бы даже приостановят обслуживание своих долговых обязательств, то американские, европейские, японские банки и инвестиционные компании понесут серьезный ущерб.

Возможный ущерб от санкций оценили даже в Прибалтике, традиционно выступающей против России. Министр сообщений Латвии Анрийс Матис, в частности, заявил на днях, что в случае введения Евросоюзом экономических санкций в отношении России пострадает и Латвия, так как около 60% латвийских грузов поступает из России.

Понимают возможные негативные последствия и в США. Как написал на днях Washington Post, представители крупнейших американских компаний уже предупредили Белый дом о том, что применение экономических санкций против России из-за разногласий по Украине сильно ударит по их собственным интересам. Такие крупнейшие корпорации США, как PepsiCo, General Electric, Boeing и некоторые другие, уже заявили, что работа в России является центральным элементом их глобальной стратегии, в которую уже было вложено немало средств. «На данном этапе, по свидетельству нескольких представителей бизнеса, имеется ощущение, что широких санкций (в отношении России) применено не будет. Хотя бы просто потому, что союзники США в Европе этому, видимо, воспротивятся», – говорилось в публикации.

В ней констатировалось, что «экономические интересы Европы в России намного шире американских», что они варьируются от закупок «российских газа и нефти до вложений в виде кредитов и инвестиций в Россию в размере почти 200 млрд долларов со стороны западноевропейских банков».

Страны Запада не могут при помощи финансовых мер «наказать» Россию за то, что происходит на Украине, не столкнувшись с ущербом для себя самих, соглашается в своей редакционной статье агентство Bloomberg. «Россия сейчас гораздо сильнее финансово взаимосвязана с Западом, чем во времена Советского Союза», но если это и создает зависимость, то только взаимную, напоминает агентство.

«Европе явно не нужны новые кризисы»

По мнению президента Института национальной стратегии Михаила Ремизова, какие-то санкции Запад введет, «если Россия проявит ту последовательность, которая в данном случае элементарно необходима – не только признает итоги крымского референдума, но и кооптирует Крым в состав Федерации». «При этом надо отметить, что в западном сообществе нет единства по вопросу введения санкций против России – как между «евроатлантическими партнерами», так и внутри самих этих стран», – заметил политолог в беседе с газетой ВЗГЛЯД.

Ремизов напоминает о том, что даже против Белоруссии, которая подвергалась остракизму, те же европейцы применяли не болезненные санкции, которые глубоко не затрагивали двусторонних экономических отношений. «Более того, во время действий этих санкций товарооборот между Белоруссией и ЕС рос», – подчеркивает эксперт.

По мнению Ремизова, «чувствительными для нас могут быть вопросы, которые связаны с импортом технологий – блокирование кооперации в высокотехнологичных сферах». «Но надо отметить, что и сейчас со стороны США действует режим неблагоприятствования, а со стороны европейцев есть не только интерес к сотрудничеству, но и много колебаний», – подчеркивает Ремизов.

«Если же санкции будут более глубокими, то безусловно, ущерб будет двусторонним, поскольку это будет означать для Запада потерю российского рынка», – уверен Ремизов. Исходя из этого, можно предполагать, что вопросы об экономических санкциях будут долго взвешиваться и обсуждаться, и скорее всего, «наказания» будут носить дипломатический характер, полагает эксперт.

Политолог, генеральный директор Центра политической конъюнктуры Сергей Михеев также полагает, что санкции против России будут невыгодны в первую очередь Европе. «Впрочем, Европа – это не единый организм, это сообщество стран, некоторые из которых являются донорами, а другие, наоборот, получают поддержку, – отметил Михеев в беседе с газетой ВЗГЛЯД. – Слабые государства более активно выступают за санкции, поскольку в меньшей степени отвечают за общее экономическое пространство». Напротив, крупные государства, например Германия, с которой у России наиболее масштабный товарооборот, отдают себе отчет в том, что разрыв экономических отношений ударит в первую очередь по интересам национального бизнеса, подчеркивает эксперт. «Речь идет не только о поставках нефти и газа, но и о тысячах отношений (в том числе инвестиционных), которые у нас выстроены со странами Европы, прежде всего с Германией», – отмечает Михеев.

«Необходимо учитывать и то, что ЕС сейчас находится не в лучшем экономическом положении, только что преодолены острые кризисные ситуации, и новые кризисы Европе явно не нужны, – подчеркивает собеседник. – Ограничение товарооборота приведет, в том числе, и к росту безработицы».

Позиция Европы не консолидирована, резюмирует Михеев: если политики говорят о том, что санкции необходимо вводить (хотя европейские лидеры, в отличие от американцев, более сдержанно высказываются на сей счет), то бизнес-круги однозначно высказываются против. «Уже были заявления на эту тему со стороны торгово-промышленных палат некоторых европейских государств – политиков призывали быть осторожными, ограничиться символическими политическими санкциями, но не затрагивать экономику», – отмечает Михеев.

Кроме того, напоминает собеседник, мы все – и Россия, и страны ЕС – являемся членами ВТО, и введение экономических санкций может вызвать кризис в рамках этой организации, что тоже никому не выгодно.

Наиболее вероятно, что санкции могут быть связаны с визовым режимом и ограничениями в отношении некоторых персоналий, как это было в случае Белоруссии, считает Михеев.

«Назло бабушке отморозим уши»

Сейчас в ходу множество спекуляций на тему санкций, но надо иметь в виду, что подавляющее большинство этих «пугалок» в реальности не могут быть реализованы, полагает заведующий кафедрой «Прикладная политология» Финансового университета при правительстве России, директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов. «Я прежде всего имею в виду то, что связано с поставками энергоносителей – сейчас по этому поводу вбрасывается много, откровенно говоря, ахинеи, – подчеркнул эксперт в беседе с газетой ВЗГЛЯД. – Заявляется, что якобы Европа не сегодня-завтра откажется от российских нефти и газа, энергоносители будут поставляться из Соединенных Штатов и т.д., и т.п.». Эти «аналитические выкладки» выглядят смешно, подчеркивает Симонов.

На деле же, отмечает эксперт, известно лишь об одном масштабном американском проекте, связанном с СПГ (сжиженным природным газом, искусственно охлажденным до -160 градусов для облегчения его транспортировки) – это проект Sabine Pass, который будет запущен лишь через несколько лет, да и то не под европейский рынок, а под азиатский. «Что же касается нефти, то сегодня Соединенные Штаты импортируют в год больше, чем Россия добывает, и говорить о том, что в этой ситуации США завтра начнут поставки нефти в Европу – это какой-то анекдот», – подчеркивает Симонов. Таким образом, резюмирует эксперт, спекуляции разбиваются об элементарный фактологический анализ. Но, к сожалению, сейчас эмоции перевешивают факты, добавляет Симонов.

«При этом, конечно, если все-таки посидеть и подумать, то найти санкции, которые могли бы ударить по России, безусловно, можно, – отмечает собеседник. – Скажем, это мог бы быть запрет на инвестиции в российские проекты: мы сейчас привлекаем большое количество зарубежных инвестиций – в том числе наши энергетические компании работают с западными банками, проводят road show (дословно – «дорожное шоу» – предварительные встречи с инвесторами и аналитиками) и т.д.».

Симонов отмечает: можно, конечно, заставить инвестиционные фонды изъять деньги из России и заставить продавать акции российских компаний, можно запретить иностранным компаниям работать в России, можно, наконец, наложить ограничения на перевод денег из России. Но это, подчеркивает эксперт, ударит, в том числе, и по американским банкам – если им запретить работать с российскими компаниями, то это вызовет серьезные проблемы, поскольку многие российские банки имеют корреспондентские счета в американских банках.

«В общем, все эти угрозы – из серии «назло бабушке отморозим уши», – замечает Симонов. – Большинство реальных санкций – это взаимный удар не только по России, но и по западному бизнесу: и Соединенные Штаты, и Европейский союз превратятся в унтер-офицерскую вдову, которая сама себя высекла».

Россия держит колоссальные средства в американских ценных бумагах, и в случае введения каких-то мотивированных санкций возникнет вопрос и об этих суммах, напоминает эксперт. «Если же США каким-то образом попытаются наложить ограничения, то не исключено, что будет реализован сценарий изъятия тех инвестиций, которые были сделаны на российской территории», – предполагает Симонов. Кроме того, западные компании давно работают в России и хорошо себя чувствуют, поэтому непонятно, зачем им нужны будут эти ограничения.

Кроме того, отмечает собеседник, Запад не монолитен. «И эта «немонолитность» связана не только с географическим делением на США и ЕС, но и с делением на отмороженных политиков и бизнесменов, – подчеркивает Симонов. – Бизнес решительно против этих санкций».

Достаточным доказательством этого, по мнению эксперта, служит то, что после разговоров о санкциях на прошлой неделе все энергетические компании заявили о том, что они не собираются покидать Россию и выступают против санкций. Это были, в том числе, и американские компании, такие как Exxon, с такой же позиции выступают и европейские и, в том числе, британские компании, такие как BP. «У той же Exxon перспективные проекты на Сахалине, в Арктике, на шельфе Черного моря; у Total прекрасный проект в Харьяге (Ненецкий АО) – зачем им уходить из России?» – отмечает Симонов.

Поэтому неудивительно, что бизнес критически относится к политическим лидерам, подводит итог эксперт. «Кроме того, не следует забывать о том, что ситуация в мировой экономике не столь благоприятна, чтобы в угоду политике рушить налаженный бизнес, – подчеркивает Симонов. – Поэтому и в Европе многие политики сомневаются в том, что нужно идти в лобовую атаку на Россию».

Новости кризиса: текущая ситуация в мире, Новости кризиса: текущая ситуация в России ,

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.