Страны МИНТ — новые гиганты экономики

В 2001 году в обращение вошел новый термин для обозначения потенциальных лидеров мировой экономики — «страны БРИК» (англ. Bric — Ред.), а именно Бразилия, Россия, Индия и Китай. Автор этого термина, экономист Джим О’Нил, сегодня разглядел еще несколько потенциальных гигантов экономики — «страны МИНТ» (англ. Мint — Ред.) — Мексика, Индонезия, Нигерия и Турция. В этой статье он объясняет, почему у него сложилось такое мнение.

Итак, что отличает так называемые страны МИНТ от других? Почему именно эта четверка?

Один мой приятель, следивший за делами в странах БРИК, шутит, что новый блок, вероятно, «более свежий» (англ. mint — «мята» — Ред.) по сравнению со странами БРИК. На самом деле, кроме густой населенности, их объединяют хорошие «внутренние демографические показатели» — во всех этих странах ожидается увеличение процента трудоспособного населения по сравнению с не работающим.

Этому могут позавидовать не только многие развитые страны, но и две страны из БРИК — Китай и Россия. Итак, если Мексика, Индонезия, Нигерия и Турция приложат усилия, возможно, кто-то из них сравняется с двузначными показателями экономического развития Китая в 2003-2008 гг.

Кроме того, как рассказал мне министр иностранных дел Мексики Хосе Антонио Меаде Курибренья, географическое расположение всех этих стран дает им преимущество на фоне происходящих изменений в структуре мировой торговли.

Например, Мексика расположена рядом с США, но также и с Латинской Америкой. Индонезия — это сердце Юго-Восточной Азии; вместе с тем, она имеет тесные связи с Китаем. Как всем нам известно, в Турции встречаются Запад и Восток. Сегодня только Нигерия отличается в этом плане, частично из-за общего недостатка развития в Африке, но в будущем может сравняться с другими государствами, если африканские страны прекратят воевать и начнут торговать друг с другом.

Фактически, эта особенность может лечь в основу развития собственного «экономико-политического клуба» стран МИНТ, как это уже произошло с БРИК — и было для меня одной из самых больших неожиданностей. Я уже слышу свежий запах возможностей «мятного клуба».

После разговора с господином Меаде Курибренья я понял еще и то, что возникновение акронима МИНТ может актуализировать необходимость вступления Нигерии в Большую двадцатку, куда уже входят остальные страны блока.

Об этом охотно высказалась министр финансов Нигерии, харизматичная Нгози Оконйо-Ивеала: «Мы знаем, что наше время придет, — сказала она, — и думаем, что без нас им кое-чего не хватает».

Меаде Курибренья даже предположил, что четыре страны МИНТ имеют между собой больше общего, чем страны БРИК. Не уверен, что могу с ним согласиться, но мысль интересная.

С экономической точки зрения, три из этих стран — Мексика, Индонезия и Нигерия – являются товаропроизводителями и только Турция — нет. А вот среди стран БРИК товаропроизводителей двое (Бразилия и Россия), тогда как Китай и Индия таковыми не являются.

Что касается уровня благосостояния населения, Мексика и Турция находятся примерно на одном уровне, с годовым заработком около $10 000 на одного человека. В Индонезии люди получают существенно меньше — $3500 на человека, а в Нигерии — $1500 (показатель, очень близкий к индийскому). Мексика и Турция еще немного отстают от России ($14 000 на человека) и Бразилии ($11 300), но опережают Китай ($6000).

Посещая эти страны по поручению ВВС, я ставил перед собой главным образом вопрос: «Какое впечатление производит страна в реальности, по сравнению с моими ожиданиями и представлениями мировой общественности?»

Когда ожидания низкие (например, как в случае с Нигерией, хотя в последние годы эксперты по инвестициям в Африку уже составили ей неплохую цену) — легко получаешь приятное удивление.

Но есть и обратный эффект — и это может быть проблематично для Мексики, которая сегодня вызывает большой интерес у инвесторов.

Я вернулся из поездок с убеждением, что Нигерия и Турция смогут с легкостью приятно удивлять людей, ведь многие имеют предвзятые мнения относительно хорошо известных проблем, существующих в этих странах, — например, преступности и коррупции в Нигерии или авторитарном стиле управления в Турции.

В отношении Индонезии я не настолько уверен. Сложностей здесь не меньше, чем я ожидал, и, расспрашивая о способах их преодоления, я не услышал ничего особенно захватывающего. Эта страна нуждается в более целенаправленной коммерции, а также улучшении инфраструктуры.

В Турции поводов для восторгов нашлось немало, в частности, во время моих визитов в компанию Beko (производитель бытовой техники) и «Турецкие авиалинии», авиаперевозчика с самыми быстрыми в мире темпами роста. В Нигерии же, я то и дело сдерживал восторженные возгласы.

Творческие способности нигерийцев внушают энтузиазм, по крайней мере, так было со мной, я вернулся с разгоревшимися мечтами о личных инвестициях, которые, вероятно, реализую.

В Мексике я был несколько запрограммирован на разочарование, ведь от нее такие высокие ожидания; однако молодой президент и его такие же молодые коллеги полны решимости вести страну к переменам.

Если вы считаете серьезной реформатора Маргарет Тэтчер, то на фоне этих ребят она выглядит котенком. Они реформируют все, от образования, энергетики и фискальной политики до самого института власти.

А как насчет того, что обычно пугает людей? Очевидно, что для всех четырех стран актуален вопрос коррупции, и в каждой стране я провел интересные беседы на эту тему.

В Нигерии, председатель Центрального банка Ламидо Сануси сказал, что коррупция редко мешает экономическому росту – вместо этого она, вместе с улучшением образования, приведет к лучшему управлению и большей прозрачности.

К таким мыслям важно прислушиваться как к альтернативе нашего западного мышления, часто упрощенного. Много умных людей из стран МИНТ видят в коррупции следствие своего слабого прошлого, а не причину слабого будущего и отнюдь не первоочередную проблему. Ее приоритетность намного ниже по сравнению с ценой на энергоресурсы, доступностью этих ресурсов и, конечно же, развитием инфраструктуры.

И в Мексике, и в Нигерии приоритет отдается урегулированию энергетической политики; обе страны в этом году внедрили значительные инициативы, которые, если довести их до конца, существенно ускорят экономический рост.

Вот удивительная статистика: в Нигерии около 170 миллионов человек потребляют столько же энергии, сколько 1,5 миллиона британцев. Почти каждое предприятие вынуждено самостоятельно производить для себя энергию. Расходы на это огромные.

«Вы можете себе представить, можете поверить, что эта страна растет с темпом 7% без энергии, совсем без энергии? Это шутка!» — говорит самый богатый человек Африки Алико Данготе.

Он прав. Думаю, Нигерия могла бы увеличить показатель роста до 10-12% за счет решения только одной этой проблемы. Это привело бы к удвоению всех объемов экономики через шесть-семь лет.

В Индонезии же, четвертой по размерам стране мира, я бы назвал самыми большими проблемами управление и инфраструктуру, хотя ими список далеко не исчерпывается. Но проблемы и возможности идут рука об руку.

В дебрях Джакарты — неблагополучном районе Плюит — земля ежегодно проседает на 20 см из-за чрезмерной добычи воды; но во всех других районах цены на недвижимость быстро растут.

Я разговаривал с руководителем строительства первого в страны магазина Ikea, и он заверил меня, что треть населения 28-миллионной Джакарты (третьей по величине конурбации в мире) будет иметь достаточно свободных денег, чтобы делать закупки в этом магазине. По его словам: «Мы точно знаем, что проект будет удачным».

Конечно, в Турции трудности достаточно уникальны – они обусловлены особенностями политики и сочетанием мусульманства с частичным желанием жить «по-западному». Кто-то может сказать, что такие же трудности испытывает и Индонезия, но во время поездки я убедился, что это не так. По крайней мере, в Джакарте западная манера ведения бизнеса кажется общепринятой, и это очень отличает ее от Турции.

Так смогут ли страны МИНТ присоединиться к десятке самых экономически развитых стран мира, после США, Китая, стран БРИК и, возможно, Японии?

Думаю, да, хотя на это может уйти 30 лет.

С нетерпением жду своих дальнейших поездок в эти страны и планирую способствовать их появлению на картах и маршрутах деловых поездок, как это произошло 12 лет назад со странами БРИК.

Источник — BBC

Мировой кризис: последствия и перспективы

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.