Кто поможет российским безработным

Цифра безработицы в России растет каждый день. К концу года число без вины уволенных и сокращенных составит 12% от трудоспособного населения. Кто поможет этой категории пострадавших от кризиса?

Спасение безработного — в руках самого безработного?

Безработица к концу года может составить 11,5—12% от экономически активного населения. Причиной тому, как заключили во вторник участники Экономического клуба ФБК, политика на рынке труда. Парадокс в том, что все спешно предпринимаемые антикризисные меры не тормозят, а только разгоняют безработицу.

Начало 2009 года ознаменовалось драматичным ростом задолженности по оплате труда (в некоторых регионах — 50% за месяц) и увеличением числа безработных. Только по официальной версии к началу февраля число людей, оставшихся без работы, превысило 1,7 млн человек. Всего лишь за неделю этот показатель вырос на 90 тысяч! В экспертном сообществе спорят, насколько корректны предпринимаемые властями антикризисные меры.

Что и говорить, даже сами оценки, а соответственно и масштабы бедствия у власти и аналитиков сильно разнятся. Но в данном случае, как считает глава стратегического департамента ФБК Игорь Николаев, важны не цифры, а тенденция.

— Сейчас ситуация такова, что если экономика будет падать (а она будет падать), то показатели безработицы будут расти, причем достаточно сильно, — утверждает он. — По оценкам ФБК, оптимистичный макроэкономический прогноз предполагает снижение до минус 7,5% ВВП, в пессимистичном варианте мы и вовсе имеем минус 15%. Таким образом, по итогам этого года мы реально можем получить увеличение числа безработных до 8,5—9 тыс. человек. Это 11,5—12% занятых в экономике.

Эксперты рынка труда склонны полагать, что разгоняют безработицу те самые антикризисные меры, которые, по идее властей, должны бы оказывать прямо противоположный эффектСправедливости ради заметим, что были моменты в нашей истории, когда безработица была выше. Например, в 1998 году этот показатель доходил до 13%. На сей раз таких «высот» мы вряд ли достигнем, хотя, глядя, как стремительно (и пока что необратимо) уходит вниз кривая занятости (2006 год — менее 6%, прогноз на конец 2009-го — 12%. — «Известия»), самое время подумать о причинах.

Удивительно, но многие эксперты рынка труда склонны полагать, что разгоняют безработицу те самые антикризисные действия, которые, по идее властей, должны бы оказывать прямо противоположный эффект.

Возьмем введенный Минздравсоцразвития постоянный мониторинг высвобождения рабочей силы.

— Попадание в поле зрения властей равносильно попаданию к доктору, — считает директор Центра трудовых исследований ГУ-ВШЭ Владимир Гимпельсон. — В одной руке у него может быть клизма, а в другой мешок с деньгами. Поэтому работодатели предпочитают обходиться без доктора, склоняя людей уходить по собственному желанию или согласованию сторон.

Переориентация с точечной помощи олигархам на помощь людям тоже, по мнению ученых, оказалась палкой о двух концах.

— В настоящее время на рост числа безработных наложил отпечаток, во-первых, кризис, во-вторых, сезонность этого фактора, в-третьих, рост пособий по безработице и МРОТ, — уверен тот же Гимпельсон, ведь так у людей появляется стимул не работать.

По его мнению, принцип выделения денег на региональные социальные программы — поле для деятельности коррупционеров.

— Условно, вы даете 5 рублей, государство дает вам еще 95 рублей, в сумме у вас 100 рублей, и вы делаете с ними все что хотите. Пусть денежные объемы и не столь велики, но всегда найдутся люди, которые «помогут» их освоить.

Правда, с такой постановкой вопроса категорически не согласна директор региональной программы Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич.

— Без помощи населению мы кризис не переживем, надо поддерживать региональные бюджеты и людей, — считает она. — Пока разумнее пассивные меры поддержки. Разные пособия в сумме могут дать семье около 10 тысяч рублей плюс личное подсобное хозяйство — и уже можно выжить.

Остальные меры поддержки рынка труда тоже мало имеют общего с жизнью, считают эксперты.

— 4—5% населения — это как раз умирающие моногорода, и по-хорошему их надо санировать. Но по моему самому плохому сценарию, мы опять «прокормим» «дохлые» (а их у нас не 450, а максимум 170) моногорода, где до сих пор работают на паровой тяге! И тогда до следующего кризиса они будут в умирающем положении, — считает Зубаревич.

Как уверяет Гимпельсон, для опережающей переподготовки нет данных, каких специалистов и где недостает, содействие переезду в другие регионы «мера очень странная», временные общественные работы тем и плохи, что временны, а содействие развитию малого предпринимательства по сути есть содействие коррупции.

Критикуешь — предложи свой способ решения проблемы. Однако своими рецептами участники вчерашней дискуссии делиться с общественностью не стали. Слишком уж непростая у нас ситуация, да и на мировой опыт не опереться — на западе рынок труда живет совсем по другим законам.

Автор Анастасия САВИНЫХ, источник «Известия»

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *