Дефолт США в рассрочку: Обама получит 6 недель на поиск компромисса

В понедельник, 14 октября, американские сенаторы рассчитывают договориться с Бараком Обамой по повышению лимита госдолга. Предварительно, Обаме разрешат поднять «потолок» на 1 триллион долларов сроком на шесть-восемь недель, чтобы достичь компромисса в переговорах с республиканцами. Таким образом, призрак технического дефолта 17 октября из-за превышения порога заимствований в $16,7 трлн. отодвинется – но только на время.

Худший сценарий никто не отменял. Об опасностях, с ним связанных, напомнила на открытии конференции министров финансов G20 в Вашингтоне директор-распорядитель МВФ Кристин Лагард. «Дефолт повлечет за собой негативные последствия как для самой американской экономики, так и за пределами США. Если проблема не будет вовремя решена, нам следует готовиться к неопределенности и волатильности для всего мира», – заявила Лагард.

На вопрос экономического журналиста CNN Ричарда Квеста, не является ли предложение Республиканской партии США о краткосрочном повышении потолка госдолга «отфутболиванием банки с финансовыми проблемами», Лагард дипломатично отметила: «шесть-восемь предлагаемых недель помогут мировой экономике, но лучше было бы, если бы этот период был длиннее».

Ранее последствия дефолта оценили аналитики Bloomberg. По их мнению, они превзойдут последствия краха Lehman Brothers в 2008 году: приведут к разрушительным последствиям на финансовых рынках от Бразилии до Цюриха, остановят кредитный механизм на пять триллионов долларов, который зависит от гособлигаций Америки, обвалят доллар и ввергнут мир в экономическую депрессию.

За пределами США, считает Bloomberg, спад цен на облигации американского правительства нанесет наибольший ущерб Китаю и Японии, которые держат на своих балансах долговые бумаги США на 1,3 триллиона долларов и 1,1 триллиона долларов соответственно. Россия накупила американских облигаций на 151 миллиард долларов, и тоже находится в группе риска.

Как заявил Русской службе «Голоса Америки» председатель наблюдательного совета ВТБ и бывший председатель Центробанка России Сергей Дубинин, «многим странам будет непонятно, как выйти из американских treasury bonds (долговременные государственные долговые обязательства США), чтобы получить ликвидность и исполнять собственные обязательства. Этот вопрос встанет перед огромным количеством финансовых институтов, в том числе в России… У меня не хватает фантазии это представить, потому что это – коллапс финансовой системы, глобальная экономическая катастрофа».

Насколько вероятен апокалипсический сценарий, что стоит за торгом американских сенаторов и президента Обамы, и как реально события в Америке отразятся на России?

– В последнее время импульсы, действующие на мировой финансовый рынок, на 90% зависят от внутренних факторов в США, – отмечает президент Союза предпринимателей и арендаторов России Андрей Бунич. – Сначала глобальный рынок сотрясали решения Федеральной резервной системы, а теперь еще и склоки Конгресса по поводу потолка госдолга.

Но вот парадокс. В 2011 году, когда из-за торга вокруг госдолга был понижен кредитный рейтинг США – от ААА до АА+ по шкале агентства S&P – это привело, наоборот, к росту курса доллара и бегству международного капитала в американские гособлигации. Те самые treasury bonds, которые были понижены в рейтинге – их начали активно скупать на деньги, которые побежали из развивающихся стран и сырьевых рынков.

– О чем это говорит?

– Это показывает, для чего вообще американцы затевают пертурбации вокруг госдолга. Тем, кто заправляет мировым финансовым рынком, этот процесс выгоден. Любое ожидание ухудшения в глобальной экономике – даже если оно исходит со стороны самих США – автоматически обеспечивает нужный определенным кругам приток капитала. В конечном итоге – приток сверхприбыли.

Смысл существования современной мировой финансовой системы – в поддержании высокой волатильности (статистический показатель, характеризующий тенденцию изменчивости цены), другими словами – в неустойчивости. Глобальным финансовым спекулянтам необходимо поддерживать большую амплитуду колебаний котировок, и обеспечивать высокую частоту этих колебаний. А для этого – как можно чаще воздействовать на ожидания участников рынка. Достижение этих целей как раз и обеспечивает скандал вокруг госдолга.

Должен заметить, повышенная волатильность стала неотъемлемым качеством рынков сравнительно недавно – с 2008 года. После Второй мировой рынки устойчиво росли, в 1970-е росли хуже, тем не менее сильные колебания были редкостью. Даже в кризис Уолл-Стрит 1987 года, который вошел в историю, колебания финансового рынка США по нынешним меркам было просто смешными – котировки менялись в пределах 15% стоимости. А вот с 2008 года их «полеты» вверх-вниз никого не удивляют – рынок перешел в другое состояние, и прежние представления о волатильности к нему неприменимы.

– Если на глобальный рынок все больше действует внутренний американский фактор, это выгодно именно американским игрокам?

– Конечно. Они в курсе инсайда, лучше понимают, что реально происходит на рынке, что стоит за теми или иными событиями – блеф или реальные противоречия. По тем же причинам нам довольно трудно сказать, что на самом деле стоит за разногласиями вокруг госдолга.

Возможно, ситуация изначально инспирирована с целью воздействовать на волатильность и получать сверхприбыль. Кроме того, я думаю, в немалой степени кризис вызван задержкой в выборе кандидатуры на пост председателя Федеральной резервной системы. Лишь на днях Обама определился: новой главой ФРС стала Джанет Йеллен –явно не тот кандидат, которого Барак Обама хотел бы видеть.

Напомню, бывший главный советник Барака Обамы по экономическим вопросам экс-министр финансов Лоуренс Саммерс снял свою кандидатуру с выборов председателя ФРС. Там явно была борьба, возможно, на Обаму оказали давление. Не случайно именно в разгар нынешнего кризиса Обама сгласился на компромиссную фигуру, с которой явно не будет связано изменение политики ФРС. Я считаю, теперь кризис в США будет сворачиваться. Ключевой вопрос с назначением главы ФРС решен, и драматизм постепенно, к Рождеству, сойдет на нет.

– Для США действительно критично превысить порог госдолга?

– Нет никаких оснований жестко лимитировать порог. Показатели американской экономики – пусть несильно – улучшились. А главное, дефицит бюджета США значительно уменьшился в 2013 году, и имеет тенденцию к дальнейшему сокращению. Если свернуть еще и программу количественного смягчения ФРС – чего хотел Обама, и чего ему, видимо, не позволили сделать – ситуация была бы еще лучше.

Таким образом, фундаментальных оснований для кризиса из-за планки госдолга не было изначально – кроме внутриполитических проблем и конфликта из-за кандидатуры председателя ФРС. Раз так, вероятность, что кто-то будет жестко блокировать планку долга – минимальна.

Впрочем, кризис выгоден для Обамы. После того, как он разрешится, Барак Обама сможет сказать, что республиканцы нанесли экономике США значительный ущерб, и тем самым оправдать заниженные темпы роста на 2014 год. Уже сейчас понятно, что в будущем году рост Америки будет довольно вялым. Его можно будет списать на то, что рынки длительное время были напуганы, и триумфальное возвращение американской экономики было сорвано.

– Кому выгодно назначение Джанет Йеллен?

– Финансовым кругам Уолл-Стрита, которые не заинтересованы в проведении серьезных экономических реформ. Скорее всего, негативные процессы, которые происходят в мировой экономике, теперь будут затягиваться. Йеллен – это такая американская Эльвира Набиуллина, которая станет по минимуму воздействовать на ситуацию.

Это выгодно определенным кругам, которые стоят на пути выхода мировой экономики из кризиса. Они препятствуют мерам, необходимым для так называемого clearance – прояснению стоимости активов, после чего мировая экономика могла бы вернуться к устойчивому росту в ключевых регионов. Инвестиционным банкам вроде Goldman Sachs и Morgan Stanley это не нужно – они привыкли к спекуляции и во многом вышли из-под контроля. Джанет Йеллен – явно не тот человек, который будет их ломать. Вот Лоуренс Саммерс с мандатом от Обамы мог бы предпринять такую попытку, по крайней мере – остановить фонтан денег в виде «количественных смягчений», который уже ничего не дает американской экономике.

Финансовые спекулянты выдвигают новые аргументы, чтобы не затыкать «фонтан». Очень показательно, что на последней «двадцатке» развивающиеся страны вдруг дружно заявили, что пострадают от выключения печатного станка в Америке. Это, конечно, дикость, и она показывает, насколько многие участники G20 несамостоятельны в своей политике. На деле, для развивающихся рынков, в том числе для России, включенный американский печатный станок означает тактический выигрыш, но стратегическое самоубийство. Это явное подыгрывание интересам международных финансовых монополий.

– Зачем мы поддерживаем эту позицию?

– Россия пока четко идет в фарватере стран «двадцатки», которые упрашивают ФРС продолжать печатать деньги. Это делается в погоне за сиюминутной выгодой, из страха, чтобы, не дай Бог, не обвалились цены на нефть и не прогнулся рубль. Это попытка упросить США еще попечатать немножко денег, и повысить тем самым цены на сырьевые активы.

– Что будет в ближайшее время с мировой экономикой, какое место в ней займет Россия?

– Политическими играми в США предопределен низкий рост экономики в Америке, и совсем низкий в Евросоюзе. Экономика Японии давно находится в состоянии зомби. Рост Китая также будет ниже, чем предполагалось, КНР, скорее всего, вообще снизит планку, и будет находить новую точку равновесия на уровне 7% ВВП в год. В Индии не было, и нет никакого подъема – там дефицитный платежный баланс, серьезная инфляция, проблемы с курсом рупии. Все это создает угрозу сползания в системный кризис. Не радужная картина и в Бразилии, экономические перспективы которой остались в прошлом.

В такой ситуации российская экономика, ориентированная на экспорт, имеет неважные перспективы – впрочем, как и наш финансовый рынок. Положительный для России тренд мировой экономики с ростом сырьевых рынков, который имел место в «нулевые» годы, во многом отыгран. Нефть больше не вырастет в цене втрое, да и финансовый рынок не поднимется в 5-10 раз.

В глобальном процессе замедления мировой экономики Россия занимает место, которое не сулит ей ничего хорошего. Прежние драйверы – рост финансового рынка при росте внешних заимствований, плюс высокие цены на основные товары нашего экспорта – больше не работают. Поэтому нынешние темпы роста российской экономики могут оказаться предельными, возможно, нас даже ждет некоторое сползание.

Свободная Пресса

Мировой кризис: последствия и перспективы

  1. Пока нет комментариев.
  1. Нет трекбеков.