К осени рубль подешевеет, а социальные расходы урежут

Не сговариваясь, эксперты приходят к выводу, что накопившиеся в отечественной экономике проблемы придется решать девальвацией рубля уже в ближайшие месяцы. Возможно, девальвацию придется провести неоднократно. Возможно, ею одной дело не ограничится, пишет «Свободная Пресса». Проблем, собственно, две: замедление российской экономики на протяжении пяти кварталов подряд и необеспеченность социальных обязательств государства. Тем временем, бюджет верстался на основе прогноза намного более быстрого роста экономики, чем мы наблюдаем по факту.

Посыл для дискуссии дал главный экономист Danske Bank Ларс Кристенсен, предложивший России внедрить механизм автоматического ослабления курса рубля в случае снижения цен на нефть. «Замедление роста российской экономики является прямым результатом сокращения денежной массы из-за снижения экспортных цен в рублях», — цитирует эксперта агентство «Финмаркет». Экономист предлагает свой способ стабилизировать инфляцию и ускорить рост ВВП: в валютную корзину помимо доллара и евро нужно включить и норму экспортной цены на нефть в рублях, установленную ЦБ. В моменты, когда цены на нефть падают, это будет и ускорять рост.

Правда, эксперт отмечает, что «самые большие проблемы России — структурные. Страна борется с чрезмерной зарегулированностью, отсутствием конкуренции и коррупцией чудовищных масштабов, самое простое лекарство от которых — дерегулирование и приватизация».

Однако источник «СП» в Банке России заметил, что зарубежный эксперт «очень мало что понимает в российской валютной политике»:

— Сегодня наш Центробанк реализует план по движению к плавающему рублевому курсу. Нам же предлагается вернуться к прошлой практике фиксированного курса рубля, что консервировало бы нашу зависимость от сырьевых отраслей. Однако в структуре нашей экономике есть не только добыча нефти и газа, и мы об этих отраслях не вправе забывать. Движение национальной валюты внутри более широкого коридора позволяет учитывать интересы не только экспортных секторов.

Что касается механизма плавного обесценивания рубля в случае снижения цен на нефть, то фактически он давно работает, только рыночными методами, а не административными. В случае удешевления нефти, движение капитала за рубеж, с одной стороны, и данные торгового баланса, с другой стороны, автоматически приводят к заметному снижению стоимости рубля. И никаких специальных усилий для этого со стороны регулятора не нужно. Поэтому мера, которую предлагает Ларс Кристенсен, на мой взгляд, является довольно искусственной.

— Бессмысленно переводить торговлю нефть в рубли, потому что традиционно она торгуется в долларах, и трейдеры не хотят терять на кросс-курсах свои деньги. По этой причине провалился несколько лет назад проект Ирана о переводе торговли «черным золотом» за евро, — напоминает доктор экономических наук, профессор, председатель Экспертного совета «Опоры России» Никита Кричевский.

— Сегодня нефть и газ в той или иной степени формируют 50% доходной части госбюджета. Поэтому математика проста: при падении цен на ископаемое топливо на 2%, надо понизить курс рубля на 1%, чтобы обеспечить сбалансированность бюджета. Подобная тактика применяется регулярно. Например, год назад на очень короткий период нефть опускалась ниже уровня 90 долларов за баррель, то подешевела на 10% с небольшим, рубль был обесценен на время на 5%, и все цифры сошлись. К тому же не надо забывать, что доходная часть федерального бюджета сверстана исходя из цифры 97 долларов за баррель, а расходная – 91 долл./барр.

При этом все понимают, что вторая половина бюджета формируется за счет других источников, однако обеспечить прирост этих не нефтегазовых поступлений сегодня оказывается весьма затруднительно. Поэтому самый простой путь сбалансировать бюджет – опустить курс рубля. Вся инженерия этого процесса элементарна.

Однако новые доходы можно обеспечить и другими способами. Например, повысить тарифы на газ и электроэнергию внутри страны. Конечно, это еще один «лобовой» способ решить проблемы бюджета, он неминуемо вызовет значительную инфляцию, тем не менее, такой ход существует.

Другое решение кроется в том, чтобы ограничить хождение долларов в России. На первом этапе это может выглядеть как введение налогов на валютно-обменные операции, что, конечно, сулит значительные дополнительные поступления в казну.

«СП»: — Неужели сегодня реально наши власти могут пойти на запрет хождения доллара в стране?

— А почему нет? Вспомните 1990-е годы: тогда отпускали цены, замораживали вклады в Сбербанке, объявляли приватизацию – есть масса способов безнаказанно «надуть» собственное население. Вот отчего произошел кризис 1998 года?

«СП»: — Из-за того, что цены на нефть были ниже уровня стоимости ее добычи в России, и длилось это более трех лет?

— Тот кризис родился единственно от нежелания нашего правительства решать проблемы экономики по-умному. Я даже не скажу, что тогдашние управленцы проворачивали коррупционные схемы, просто кому-то показалось, что гораздо интереснее тупо кинуть всех вкладчиков крупнейших банков страны, инвесторов.

А ведь были другие способы решить проблемы. Например, провести плавно дополнительную масштабную эмиссию денег вместо того, чтобы извлечь наличность у населения по рецепту Гайдара. Напугавшись непродуманных шагов правительства, тогда инвесторы вывели из страны 70 миллиардов – колоссальные деньги в те годы (госбюджет тогда составлял примерно 20 млрд. долларов в год прим. редакции)

Я так подробно говорю о тех временах потому, что вижу, что в очень многом они совпадают с приметами сегодняшней ситуации.

«СП»: — Вот вы сказали о таком способе решить проблемы бюджета, как скинуть часть социальных обязательств. Но это политическое решение. Неужели власти сегодня пойдут на это?

— Это решение экономическое, нормальное экономическое решение. Вот майские указы президента от прошлого года были, действительно, политическим решением. Например, планы по организации 25 миллионов современных рабочих мест в стране и повышении производительности труда в полтора раза я бы вообще забыл, признав их ошибкой. В сегодняшних условиях это выглядит бредом. К тому же, производительность труда, а экономисты меряют ее в рублях за единицу времени, не зависит от воли частных предпринимателей, оно зависит во многом от количества капитала, который обращается в стране, но этот капитал концентрирует в своих руках государство, и оно не хочет с ним расставаться.

Эти указы неподъемны, они были политическими, ответственно за их исполнение новое правительство, и виновато перед президентом за их срыв будет оно. Возможно, для этого они и придумывались. Но и страна, и частный сектор прекрасно проживут и без этих указов. Стоит ли биться за социальные программы, которые стране даются «на зубах», перенапряжением сил? Ведь даже уровень жизни, не говоря о ее качестве, зависят от огромного числа других вещей, которые правительству по силам – это и тарифы естественных монополий, и цены на потребительском рынке, и экология, и многое другое.

«СП»: — Вы разделяете прогноз Ларса Кристенсена о том, что нашу экономику ждет длительная стагнация?

— Избегайте стороной тех, кто берет на себя функцию пророков, которые прогнозируют темпы роста ВВП через 10 лет. Никто не знает, что будет потом.

Есть много инструментов, которые могут простимулировать экономический рост через два-три года. Другое дело, что наше правительство задействовать их пока не хочет. К тому же у нас в стране не стагнация, а снижение темпов экономического роста. Но все-таки это рост. В США рост меньше, но у них рост, почему же у нас стагнация?

Что касается упомянутого зарубежного эксперта, то я бы советовал ему посмотреть на Европу. Там рецессия, огромная необеспеченная эмиссия денег, минимальные учетные ставки не стимулируют экономическую активность. В коммерческих банках Греции ставки 6-7% годовых, в Испании – до 8%. Неужели вы думаете, что там кто-то реально кредитуется по 0,5% — уровень учетной ставки ЕЦБ? Кроме того, там крайне высокая безработица, нет вариантов, как увеличить инвестиции в реальный сектор.

«СП»: — И, тем не менее, что ждет нас?

— Правительство у нас существует лишь формально. Функционально его вообще нет, наша экономика лишь раскачивается на волнах общемировых тенденций, но президента и его команду это вполне устраивает. Пока ценовые уровни нефти болтаются высоко, у них поводов для переживания нет, она снизилась за весну всего на 10%. Но они есть у страны. Правительство ничего не предпринимает для развития страны, но почему-то президента оно устраивает. Я вообще не вижу, кто в этом правительстве мог бы заниматься задачами развития экономики и страны. И, возможно, такая задача на самом деле не стоит ни перед президентской командой, ни перед Белым домом – просто их действия, на мой взгляд, никак не обозначают озабоченность судьбой России.

Все это выльется в неминуемую девальвацию не позднее осени этого года, возможно, к осени. Скорее всего, о ней не объявят по телевизору, но вы ее увидите. Также вы увидите значительный секвестр социальных обязательств государства. Принимайте это не как пророчество, а как свидетельство человека, кое-что понимающего в экономической политике. Давайте через несколько месяцев проверим мой прогноз!

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.