Россия сползает в рецессию

Наши акции не котируются. Российская экономика сползает в рецессию, пишет «Свободная пресса». Темпы вывода капиталов иностранцами из фондов, инвестирующих в российские финансовые активы, достигли рекордного уровня момента с кризиса 2008 года. По статистике Emerging Portfolio Fund Research (EPFR), за неделю с 4 по 10 апреля из России «убежало» 393 миллиона долларов, принадлежащих иностранным инвесторам. Как считают эксперты, это означает, что сегодня возможности получать прибыль уже не перевешивают в глазах иностранцев риски вложения денег в нашу экономику.

Функциональность ip-домофонов настолько широка, что превращает запорное устройство в инструмент коммуникации. Посмотрите цены на ip-домофоны в Москве и подумайте, не пора оснастить эти прибором и ваш подъезд?

Хотя бегство капиталов регистрируется с начала нынешнего года (всего выведено 1,18 миллиарда долларов), в апреле его скорость многократно выросла. Эти данные заставляют вспомнить сделанное в конце прошлой недели министром экономического развития Андреем Белоусовым заявление о том, что российская экономика может вступить в рецессию уже к осени текущего года.

Между тем, возглавляемое им ведомство нередко делает прогнозы об ухудшении ситуации с заметным опозданием. Так, прогноз по росту ВВП был пересмотрен министерством с 3,6% до 2% только в конце марта, а статистика свидетельствовала о замедлении нашей экономики еще с июля прошлого года, подчеркнула исполнительный директор Института «Центр развития» ГУ-ВШЭ Наталья Акиндинова.

— Формально в нашей стране пока нет рецессии, но уже есть стагнация, — говорит главный экономист «Альфа-банка» Наталья Орлова. — Пока у нас в стране были достаточно высокие темп роста, и были большие перспективы роста потребительского рынка, в глазах инвесторов хорошие возможности заработать превышали те многочисленные риски, которые сопряжены с вложением денег в российские бумаги.

Теперь же экономическая статистика говорит о том, что у нас исчерпаны и сами возможности экономического роста, и это понимание сказывается на поведении финансовых рынков, на привлекательности акций российских предприятий. На спаде деловой активности не будет расти спрос, не будут прежними темпами расти потребительские рынки, поэтому прибыльность инвестиций будет находиться на очень скромных уровнях.

Каким образом можно преодолеть этот рыночный пессимизм?

Я считаю, что любое изменение в нашей экономике сегодня может быть связано только со значительными структурными изменениями, возможно, с организацией новых институциональных форм.

Инвестиционную привлекательность нашей экономики может поднять также распродажа крупных госактивов, которые в виде значительных кусков сохраняются во множестве компаний в целом ряде самых разных сегментов экономики: в автомобильной промышленности, в добывающих компаниях, в банковском секторе и так далее.

Полагаете, что новый виток приватизации приведет к экономическому росту?

Я считаю, что экономический рост сегодня может прийти только через рост инвестиций, в том числе из частного сектора. Но для того, чтобы в самых различных секторах появилась инвестиционная привлекательность, потенциальные инвесторы должны четко уловить сигналы о том, что в этих секторах должна значительно вырасти внутренняя конкуренция. На мой взгляд, сегодня именно слабая конкуренция на самых различных рынках делает вложения неинтересными.

— У западных инвесторов возникла проблема кассового разрыва, им не хватает денег, чтобы покрыть свои обязательства, и поэтому они выводят деньги, откуда только могут. Все дело в том, что на Западе сейчас рецессия. Но дело в том, что это поведение инвесторов ухудшает и начавшуюся уже рецессию в России, — говорит директор Института проблем глобализации и социальных движений Борис Кагарлицкий.

А у нас сейчас стагнация или рецессия?

Конечно, у нас индустриальная рецессия, потому что уже три месяца подряд снижается промышленное производство. Поскольку наша рецессия происходит на фоне снижающихся цен на нефть и другое сырье – стоимость барреля «черного золота» марки Brent опустилась до 100 долларов, — то это значительно усугубляет ее. Конкуренция за капитал выгодна самому капиталу, и он продвигает эту идею за счет своего идеологического господства. Отсюда появляется термин «инвестиционная привлекательность». Однако на деле, когда свободный капитал есть, его обладатели должны искать, куда его вкладывать. Когда свободных ресурсов нет, то никакие меры не помогут его привлечь.

Что нужно сделать, чтобы сегодня оживить нашу экономику?

Государство может сделать две вещи: стимулировать спрос, в том числе, с помощью госрасходов, и увеличивать инвестиции в те отрасли, которые станут локомотивом для остальной экономики, но куда частный капитал сам деньги вкладывать не будет из-за низкой рентабельности и слишком долгого срока возврата вложенных средств.

Какие это отрасли?

Это инфраструктура, а также новые технологические разработки. Но нам не нужно сейчас ни в коем случае разрабатывать какой-то свой новый iPAD. Это должны быть разработки в области технологий той же инфраструктуры: транспорт, дороги, энергетика, образование. Прием, если говорить об образовании, то там нужно не столько вкладывать деньги дополнительно, сколько хорошо посмотреть, на что и как их тратить. Ни в коем случае не нужно расходовать государственные деньги на то, чтобы пытаться улучшать и оттачивать систему ЕГЭ. Их стоит вдумчиво направить на то, чтобы ликвидировать последствия от введения ЕГЭ у нас в стране.

Строго говоря, это старые рецепты, которые использовались во времена Великой депрессии в различных вариациях во многих странах и многими политиками – от Рузвельта до Сталина. Суть их проста: создание массового спроса в стране и превращение госсектора в локомотив всей экономики.

Но проблема в том, что именно эти меры наше правительство предпринимать и не собирается, поскольку такие шаги идут в разрыве с их любимой либеральной идеологией в экономике. Кроме того, для этого нужно разорвать отношения с нашей политической элитой.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.